Бизнес Журнал:

«Благородства» нам не занимать: какие металлы помогают России

«Благородства» не занимать: какие металлы помогают России
icon
06:20; 01 февраля 2024 года

Автор: freepik, источник фото.

freepik

Экономика высоких технологий разогнала спрос на многие металлы. Среди них пальму первенства высоко и гордо держат редкоземельные металлы. По их запасам Россия занимает второе место в мире, но это вовсе не означает, что по этому направлению у нас устойчивые позиции на мировых рынках. Из всего того богатства, которое залегает в наших землях, мы добываем всего один процент. 90% РЗМ Россия импортирует. Один из лидеров глобального рынка редкоземельных металлов — Китай. На территории КНР залегает порядка 42% мировых запасов металлов этой группы, и на его долю приходится 62% их производства. Китай работает исключительно на собственном сырье и благодаря доминирующему положению контролирует международные рынки. Редкие и редкоземельные металлы стали стратегически важным ресурсом и существенным фактором в конкурентной борьбе ведущих экономик мира, но не только они. Высокотехнологичные продукты поддерживают устойчивый спрос на благородные металлы. И в этой картине мира у России очень двойственное положение, которое приводит к дисбалансу добычи и производства металлов разных групп.

Спрос на «редкие земли» был всегда, но умеренный. Скажем, они активно применяются в нефтеперерабатывающем производстве, сейчас около четверти промышленного использования всех редкоземов приходится именно на этот сектор.

Катализатором бурного роста мирового потребления РЗМ стал глобальный энергопереход, который без них попросту невозможен: ни развитие альтернативной энергетики, ни производство электротранспорта. И, конечно, мощный драйвер спроса на металлы данной группы — электроника и микроэлектроника. Плюс у редкоземов широкое применение для военных целей, они нужны для производства лазеров, высокоточных боеприпасов, приборов ночного видения и т. д.

Кто здесь главный?

Роль некоторых групп металлов растет вместе с развитием технологий. И этот процесс набрал такие обороты, что все продвинутые и технологически развитые страны вынуждены включаться в гонку за благородным и редкоземельными металлами (кстати, выделяют еще и группу редких (РМ) — не путать с РЗМ, но об этом дальше). И те, и другие сегодня не только в тренде, многие из них в дефиците, то есть внутри земной коры они есть, а добыть их оттуда — дело сложное и дорогое. В общей массе их вроде немало, но, чтобы выделить нужное количество, надо добыть очень много руды. За этим и стало дело — доминирование на рынке редкоземельных металлов определяется богатством, насыщенностью, концентрацией их под землей на конкретной территории. Чем выше содержание, тем дешевле добыча и переработка, то есть выделение из общей массы полезных, тех самых редкоземельных металлов.

Судя по сегодняшнему раскладу в этом сегменте добычи, больше всего повезло Китаю. На его территории находится уникальное ниобий-редкоземельно-железорудное месторождение Байюнь-Обо с высоким содержанием редкоземов цериевой группы — до 7%. В южных провинциях страны найдены и разведаны огромные запасы иттрия и лантаноидов иттриевой группы (80% от всех мировых доказанных запасов). И они также содержат высокую долю РЗМ — до 5%. Обладая этим уникальным преимуществом, КНР манипулирует рынком. Например, в 2010 году ограничила поставки редкоземов в Японию, в 2012 году ввела экспортные квоты на РЗМ. Действия Китая не раз провоцировали не только скандалы международного масштаба, но и обвал цен на металлы, и банкротство многих добывающих компаний, прежде всего, из США. Одним словом, редкоземы и некоторые виды благородных металлов сегодня — это мощное оружие в борьбе за экономическое доминирование, и оно не в наших руках. Роль РФ в этом противостоянии минимальна, по крайней мере, пока. Однако не по всем позициям. Пожалуй, единственным на сегодня утешением для России могут стать позиции по добыче благородных металлов. Вот здесь мы чувствуем себя вполне уверенно и по ресурсам, и по добыче, и по сбыту. Но именно это благополучие и усыпляет нашу бдительность. Мы охотно следуем за устойчивым спросом и высокой ценой, оставляя за рамками своего внимания более трудоемкие в разведке, добыче и переработке металлы редкоземельной группы.  

То, что всегда в цене

Итак, у России хорошо обстоят дела с одним из самых востребованных и ценных металлов — золотом. По его запасам РФ на первом месте в мире. По серебру и металлам платиновой группы за нами вторая позиция сверху. Разведать мало, надо еще и добыть, и здесь тоже все неплохо. По добыче золота у РФ третье место в мировом рейтинге. В 2022 году в нашей стране добыли 302 тонны золота, 110 тонн металлов платиновой группы, 1567 тонн серебра.

Куда расходуется все это богатство? По-прежнему существенную долю потребляют ювелиры. Около 8 % от общего количества золота, добываемого в мире, уходит на промышленные потребности, при этом более 84% — на производство электроники. Золото — необходимая составляющая компонентов для вычислительной техники, мобильных устройств, высокоточных приборостроительных технологий, в том числе беспроводной связи. Оно используется в реактивных двигателях, ядерных реакторах, космических аппаратах, солнечных панелях.

На третьем месте среди потребителей этого металла — медицина с объемом одиннадцать тонн в год по всему миру. Большую часть его закупает стоматология: даже несмотря на развитие инновационных технологий в этой отрасли, золото все еще здесь востребовано и даже незаменимо. Высокий спрос на металл у химической промышленности, он задействован во многих технологических процессах.

Внутри РФ около 39% золота уходит на потребности ВПК и аэрокосмический сектор, на втором месте — промышленная электроника (20%). Еще 10% идут на создание систем связи и 6% — на производство бытовой техники. Во многих отраслях и рады бы отказаться от золота в пользу более дешевых материалов, но пока этого не случилось. Устойчивость к коррозии и использование в катализаторах делают этот металл незаменимым и заставляют мириться с высокой ценой на него. Свойства золота определяют тенденцию к росту спроса на него и в традиционных, и в инновационных секторах.

Устойчивый и растущий

Большой потенциал для роста у телекома, который использует благородный металл для сетей 5G. В каждой антенне связи содержится около 30 г золота. Спрос на металл поддерживает и разгоняет непрекращающаяся цифровизация населения. Эксперты посчитали, что в каждом мобильном телефоне около 0,0025 г золота. Казалось бы, немного, но с учетом общего количества девайсов, которые сейчас находятся в обороте, получается значительное количество. Сегодня в мире только неиспользуемых мобильных устройств около трех миллиардов. В них содержится около 70 тонн золота, 735 тонн серебра и 24,5 тонны палладия. 40 телефонов содержат около одной тонны золотой руды. Все это богатство можно было бы использовать вторично, но пока никто не смог создать технологию извлечения золота из мобильных устройств. Его потребление будут наращивать и другие отрасли. «Чистая энергетика» — одна из них, и понятно, что от энергоперехода никуда не деться. Золото необходимо для производства солнечных панелей, тех, что на основе перовскита, а у них хорошие перспективы из-за более выгодной цены по сравнению с кремниевыми. В пересчете на один ватт кремниевые обходятся по 70 центов, технологии на основе перовскита могут понизить цену до десяти – пятнадцати центов за 1 Вт.

И для здоровья полезно

Наночастицы — еще одно золотоемкое направление. Их использование ежегодно увеличивается на 15–20%. В лидерах применения — медицина. Биосовместимость золота с организмом человека делает этот металл практически незаменимым: материал инертный, не токсичный, не вызывает аллергий. Этим и объясняется его широкое применение в медицинских целях. Из золота делают носители лекарств, его используют для диагностики, чтобы визуализировать состояние внутренних органов. Во многом именно благодаря ему человечеству удалось приостановить эпидемии COVID-19 (металл содержится в тестах для его выявления). Золотосодержащие препараты активно используются в терапии, на его основе появляется все больше лекарств. На золоте базируется новейшее направление медицины — тераностика, которая активно практикуется в работе с онкологическими пациентами. В списке основных потребителей — косметология, хорошо известные всем «золотые нити» изготавливаются на основе золота высшей пробы.

«Великолепная шестерка» и серебро

Россия также богата на запасы серебра, и, к нашей радости, этот металл востребован в экономике высоких технологий. Например, его используют в производстве солнечных панелей. Кстати, в РФ оно тоже налажено. Таже Кош-Агачская солнечная электростанция на 50% построена на российском оборудовании. Отличный пример замкнутой производственной цепочки: разведали, добыли, переработали, создали конечный продукт высокого передела для внутреннего рынка. Упомянутая СЭС находится в труднодоступном месте Горного Алтая. Подобное технологическое решение в этих солнечных местах оказалось очень рентабельным.  

Не менее устойчив и стабилен спрос на минералы платиновой группы, в которую входят рутений, родий, палладий, осмий, иридий и платина. Весь мировой потенциал этих металлов сосредоточен всего в пяти странах: ЮАР, РФ, Зимбабве, США и Канаде. На долю первых двух приходится более 80% всех мировых запасов платиноидов.

Их основной потребитель — автомобильная промышленность, которая постепенно отказывается от ДВС (по большей части европейская). Платина, палладий и родий активно применяются в катализаторах. А еще они содержатся в топливных элементах, специальных сплавах, активно применяются в химической промышленности. На основе иридия и платины делают стенты для кардиологических операций и противоопухолевые препараты.

В поиске альтернатив

Впрочем, и в этой весьма востребованной шестерке благородных металлов не обходится без потрясений. И вновь всему виной — переход на низкоуглеродную экономику. Например, весьма востребованный палладий пережил пик стоимости в 2021 году — тогда цена достигала 2400 долларов за тройскую унцию, а потом стала планомерно снижаться, что вполне закономерно — производство автомобилей с ДВС сокращается, к тому же появились альтернативные материалы. В тех же катализаторах стали использовать платину. Заменить и то, и другое именно в производстве катализаторов пока нечем. Поэтому большинство экспертов уверяют: не смотря на планы ЕС к 2035 году отказаться от производства автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, спрос на металлы платиновой группы все равно останется высоким. У платиноидов довольно широкое применение, пусть по ряду направлений оно и не велико в объемах, скажем, в той же медицине, но поскольку речь идет о жизненно важных вещах, платина и металлы ее группы остаются по-прежнему незаменимы и востребованы.

 

Региональная экономика ЦФО с Александром Пироговым: февраль

Перед тобой, читатель, вторая попытка объять необъятное. Ежемесячный авторский обзор экономики регионов центра России. В январе мы назвали главными героями воронежских школьников, придумавших во время аномального снегопада стартап по выносу мусора от двери ленивого клиента. В феврале отдадим должное заочным коллективным соревнованиям: Мастер и Маргарита соревновались с Путиным и Карлсоном.

29 февраля 10:51

Какой сигнал науке дает новая стратегия технологического развития

Один из них заключается в том, что санкции Запада — это надолго. В «условиях мобилизационного режима» России необходима перестройка системы управления в области науки, технологии, технологического предпринимательства.

28 февраля 19:22