Бизнес Журнал:

Какое место застолбит себе Россия на рынке водородных технологий?

Какое место застолбит себе Россия на рынке водородных технологий
icon
14:35; 20 декабря 2023 года

Автор: ru.freepik.com, источник фото.

ru.freepik.com

За последние 50 лет водород пережил несколько волн интереса, ни одна из них не привела к устойчивому росту инвестиций и более широкому внедрению в энергетических системах. Тем не менее недавний акцент на декарбонизацию и ускоренный рост низкоуглеродных технологий, таких как возобновляемые источники энергии, вызвал новую волну интереса к свойствам и расширению цепочки поставок водорода. Когда аналитики Goldman Sachs (GS) опубликовали свой доклад, а было это три года назад, они не знали, что совсем скоро в мире вспыхнет сразу несколько войн, начнется процесс деглобализации мировой экономики, и «зеленая» повестка, в том числе в энергетической сфере, отойдет на второй, если не на третий план. Но значит ли это, что, погрузившись в передел сфер влияния и военные конфликты, мир забыл о водороде? Забыла ли о нем Россия? Стоит ли он того, чтобы не только думать о нем, но и инвестировать в водородные технологии? Уже пора, или мы снова отстали от остальных?  

Основных подходов к подобным вопросам будущего, как известно, два: возглавить или посмотреть, как развивают другие, и потом нагонять, если последнее, конечно, будет возможно, что далеко не факт. Какая из стратегий сегодня предпочтительна для РФ в условиях неопределенности, которой по-прежнему много в мировой экономике, с учетом того, что основные потенциальные потребители «зеленой» энергетики нам теперь не друзья, и они наверняка не станут покупать у нас ни «зеленый», ни даже «белый» водород.

Хайп и эйфория вокруг и внутри

В водородной отрасли по-прежнему много спекуляций, поддаться им, увлечься этой эйфорией может дорого обойтись, а мыслить лозунгами вроде «водородная энергетика поменяет мир» опасно. Пожалуй, пока в России доминирует именно такая позиция, она же является исходной для чиновников. Можно ли считать ее консервативной, или она скорее взвешенная и оправданная?

Многие компании, которые не так давно с энтузиазмом начинали развивать водородные технологии, потеряли половину своей капитализации. Подобные факты — отчетливые сигналы, указывающие на то, что на водородном рынке все еще много хайпа, и, несмотря на бурное развитие водородных технологий во всем мире, этот сегмент все еще инновационный, а значит, риски вхождения в него крайне высоки.

Поверили и проверили

Но есть и другие сигналы, например, за последние несколько лет мировой спрос на водородные технологии вырос в несколько раз и не собирается останавливаться. Водородная отрасль может показать очень серьезный рост уже в самом ближайшем будущем, и в том же Китае в это верят. Правительство страны определило водородную энергетику как одну из шести отраслей будущего. Китай уже является крупнейшим в мире поставщиком водорода. Страна производит его около 25 миллионов тонн в год, это около четверти от всего мирового производства. В 2022 году Национальная комиссия по развитию и реформам и Национальное управление энергетики опубликовали план развития современной энергетической системы КНР, направленный на обеспечение безопасности энергоснабжения страны, усиление мер по обезуглероживанию и внедрение более эффективных методов использования энергии. Водородная энергетика в нем должна сыграть ключевую роль. Уже к 2035 году Китай ставить себе цель сформировать промышленную систему водородной энергетики и систему применения водородной энергии, в том числе для транспортировки и хранения энергии. Например, План развития автомобильной промышленности предусматривает рост количества водородных заправочных станций до двух тысяч к 2035 году.

Цена вопроса

Каковы перспективы освоения и развития водородных технологий в РФ? Какие проекты реализуются в России, и какова доля участия в них государства? Можно ли утверждать, что ограничения на импорт технологий стали реальным барьером для развития водородных технологий в стране?

Большинство из этих вопросов пока остаются риторическими. За одним исключением: сегодня РФ находится на рубеже, когда пора понять и посчитать, при какой цене переход на водород становится выгодным. Ответ нужно искать если и не для внешнего покупателя, то хотя бы для себя — в интересах собственной экономики и жизни.

Одно из наиболее развитых направлений применения водорода в мире — водородный транспорт. Россия тоже развивает подобные проекты, но пока точечно — больше всего на Дальнем Востоке. Крупнейшие российские компании ведут работу по проектированию и реализации комплексного водородного проекта на о. Сахалин. В планах строительство и внедрение там водородной инфраструктуры для автомобильного и железнодорожного транспорта. Чтобы попробовать, как оно будет работать, на Сахалине создадут опытный полигон, идею поддержало правительство. Пока же вопрос по-прежнему остается открытым: есть ли будущее у водородного транспорта в России? В грузовом сегменте цена перехода на водород все еще довольно высока. Чуть ниже она в пассажирском сегменте, где экономика уже просматривается. К тому же именно в транспортной отрасли технологии находятся в высокой степени готовности.

Без опыта не взлетит

Тогда другой вопрос: чего не хватает? Опыта внедрения, пилотных полигонов, где его можно нарабатывать. Наилучшие перспективы здесь у Татарстана, если где и стоит ждать скорейшего старта крупных проектов в области водородного транспорта, то где-то неподалеку от Набережных Челнов, поскольку «КАМАЗ» уже разрабатывает транспортное средство для подобного пилота. Высока вероятность, что он стартует на трассе Набережные Челны – Казань. Задачи по созданию инфраструктуры может взять на себя «Росатом Оверсиз». Компания выступает интегратором госкорпорации по развитию коммерческих водородных проектов и продвижению оборудования и перспективных решений по всей цепочке поставок: начиная от организации низкоуглеродного производства водорода для потребителей на территории России и заканчивая хранением и транспортировкой водорода международным заказчикам. Заметную роль в проекте может сыграть ООО «Н2 Инвест». Бизнес-интегратор управляет водородными и электрохимическими активами АО «Газпромбанк», среди которых — завод «Криогенмаш», специализирующийся на выпуске оборудования для производства, транспортировки и хранения технических газов.

Пока отрасль консолидирована вокруг государства и развивается под чутким руководством госкорпораций и аффилированных с ними структур. На сайте одной из них во главу угла поставлена цитата президента Владимира Путина, которая дает всем четкое руководство к действию: «Чистый водород точно будет востребован. Других, альтернативных таких источников энергии, наверное, не просматривается. Ни ветер, ни даже солнце не сопоставимо с водородом». Убедительный импульс от первого лица отрасль получила, к тому же она сама все активнее подает признаки жизни и выглядит все более перспективной.

Умерла или отошла?

Первый заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин называет новой точкой отсчета для водородной энергетики 2021-ый год, когда остро встали вопросы мировой энергетической повестки, вскрылись многие болевые точки. Но с тех пор все изменилось. Еще два – три года назад казалось, что стоит делать фокус на «голубой» водород с потенциальным переходом на «зеленый», основными потребителями его должны были стать страны ЕС, Южная Корея и Япония. С тех пор приоритеты поменялись: многие европейские страны слегка подсдулись в своем яром стремлении уйти от углеводородов на экологичные виды сырья. Окончательно эта «зеленая» повестка не ушла, и, с максимальной вероятностью, новый виток интереса к ней случится совсем скоро, а значит, Европе, и не только ей, будет нужен водород. В Минпроме предполагают, что водород так или иначе займет свое место в энергетическом балансе к 2040–2050 гг. Доминировать он не будет, но вполне способен заместить собой до 10% всего потребления энергоресурсов. Кажется, слишком отдаленное будущее, чтобы сегодня ориентироваться на него в развитии водородных технологий, но нет. Возникший временной лаг стоит использовать, чтобы опробовать и отработать технологии, которые нужны, чтобы оставаться в общемировой повестке. Застолбить место на водородном рынке давно пора: скажем, если сейчас «КАМАЗ» не будет заявлять, что работает над водородными автомобилями, и предъявлять заказчикам доказательства, завтра он упустит позиции на мировом рынке.

Смена фокуса  

Как раз сейчас и стоит вплотную заняться водородом, пока на глобальном энергетическом рынке полным ходом идет переформатирование. Начать можно и с внутренних потребностей. Понятно, что они не так велики, как, скажем, в Китае, но и этого вполне достаточно, чтобы обкатать технологии, вывести их на определенный уровень и в будущем поставлять их на экспорт.

На чем стоит сфокусироваться? Государство, кажется, определилось. Как заявлял в публичном пространстве первый заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин, правительство намерено поддерживать проекты в сегменте тяжелого и легкого коммерческого транспорта, создание автономных источников энергообеспечения.

Ставка чиновников вполне понятна: грузовой транспорт — одна из немногих сильных позиций России, но и внутри этого сегмента появились заметные провалы после ухода иностранных игроков. Что до источников энергии, то в нашей стране по-прежнему много зон с ограниченным доступом к ним. Параллельно с этим государство намерено поддержать проекты хранения и транспортировки водорода и средств его производства, прежде всего, электролизеров малой и большой мощности.

Не ошибиться в прогнозах

«Сейчас вряд ли уместно говорить о создании трубопроводной системы для прокачки водорода, так как вряд ли это будет рентабельно, для этого нужны объемы», — говорил Павел Сорокин в сентябре на полях ВЭФ.

Тогда же он замечал, что для успешного выхода на мировой рынок водорода крайне важно четко представлять траекторию эволюции технологии на горизонте пятнадцати лет после ее выхода в рынок. Сейчас конкурентоспособным водород становится (при условии адекватного ценообразования) при цене от двух с половиной до пяти долларов за килограмм, пока же цена держится на уровне четыре – пять долларов. Прогнозы по ее снижению основываются, во-первых, на ожидании, что электроэнергия подешевеет, и вклад в это якобы внесут именно ВИЭ. Эксперты говорят, что в теории такое возможно, но точно не в текущих условиях, пока ставки на энергию только растут. Второе основание для прогнозов — снижение капитальных затрат на производство электролизеров, но оно станет возможным только при резком росте объемов и доработке технологий, и это тоже перспектива отдаленного будущего, к тому же только удешевления производства зарядок недостаточно. Вот круг и замкнулся. Итого: чтобы зеленый водород занял существенную долю в энергобалансе, он должен подешеветь на 70%, но предпосылок к этому пока нет, или как минимум они неочевидны, как это утверждают некоторые оптимисты. Так что прагматичная позиция российского правительства пока вполне оправдана. Водород — лишь один из альтернативных источников энергии, но отнюдь не доминирующий, и, как говорил Павел Сорокин, в Минпроме видят существенное увеличение его доли на рынке энергопотребления не ранее 2040 года. Пока же чиновники согласны разве что на эксперименты с водородным транспортом: по их мнению, это вполне разумная и осязаемая задача — переходить на экологичные виды транспорта. Коммерческий сектор, те же дальнобойщики, вряд ли захотят тратить полдня в поисках заправки, даже если цена на водород станет приемлемой.  

По всем флангам

Реальные действующие лица российского водородного рынка государственный вектор готовы поддержать, но с существенными оговорками. Так, Евгений Пакерманов, президент «Русатом Оверсиз», уверен, что у российского экспорта водородных технологий хорошие перспективы. Да, зарубежные потребители не станут драйверами роста, но выход на них необходим, прежде всего, для масштабирования бизнеса.

А вот оговорка посущественнее: транспорт на водороде — сегмент действительно перспективный. При должных объемах господдержки он способен стать ключевым стимулом для роста всего водородного рынка в РФ, но он же и наиболее сложный, так как требует комплексного развития сразу по всем флангам. Нельзя запустить водоробусы, не создав под них инфраструктуру и, собственно, сами транспортные средства.

В чем преимущества?

При этом никто не оспаривает тот факт, что с точки зрения эксплуатации у водородного транспорта много преимуществ. Он не привязан к зарядным станциям на маршруте, соответственно, и пробег не ограничен, в отличие от того же электротранспорта. На водороде можно проехать без заправки больше 500 км, что открывает возможности запуска водоробусов на междугородних маршрутах. Это обеспечивает гибкость в развитии транспортного сообщения. К тому же длинный пробег одной единицы позволяет оптимизировать количество их на линии. Такой транспорт не нуждается в дополнительном ДВС для обогрева салона, его углеродный след во время движения равен нулю. В отличие от электротранспорта, он не перегружает местную энергосеть. Впрочем, вокруг водорода много споров не только о дороговизне, но и безопасности: в случае с общественным транспортом вопрос приобретает особую значимость. Адепты водородных технологий приводят в пример Лондон, который с 2021 года эксплуатирует автобусы на водороде. Впрочем, даже для респектабельной британской столицы переход на них оказался дорогим удовольствием: за двадцать двухэтажных автобусов мэрия заплатила порядка 17 млн долларов США. Но власти Лондона рискнули ради экологии мегаполиса и заявляют, что к 2030 году город полностью перейдет на водородные автобусы. Настройка под потребителя

Вопрос, когда на российских улицах будут российские водородные автобусы, пока остается открытым. Группа «ГАЗ» еще два года назад показала первый водородный образец автобуса. Год назад на ИННОПРОМ выставили Газель-Сити. Николай Одинцов, вице-президент по развитию корпоративных продаж дивизиона «Автобусы» ООО «Управляющая компания «Группа ГАЗ», подтверждает: в России создано комплексное решение — целая линейка автобусов CITYMAX для пассажирских перевозок. Все они разной вместимости, что позволит регионам комплектовать автобусный парк в соответствии с особенностями и задачами, спецификой маршрутов и бюджетными возможностями. Генеральный заказчик «ГАЗа» — правительство Москвы. Пока все остальные обсуждали стратегию перехода на водородный транспорт, столица фактически создала этот рынок внутри страны. Уже в 2018-м по улицам Москвы ездили двести водоробоусов, сегодня их тысяча. В остальные города РФ «ГАЗ» поставил в текущем году всего 300 машин. Оно и понятно. Цена дизельного — 20 млн руб., метанового — 25 млн, электробуса — умножаем на два, водородного — более 50 млн.

Этот продукт не может быть дешевым, говорят разработчики из группы «ГАЗ». Сейчас здесь работают над электробусом с водородными топливными элементами большой вместимости, и это будет технологически сложный продукт. Инженеры уменьшили электробатарею, добавили топливные элементы и водородные баллоны, за счет чего существенно увеличили запас хода. Новый автобус будет полностью «зеленый», ультраэкологичный. Кто себе такой может позволить? Николай Одинцов говорит, что судьба водородного пассажирского транспорта целиком зависит от наличия  инфраструктуры и субсидирования. Он напоминает, что сегодня действует порядка пяти программ, которые позволяют регионам «озеленять» общественный транспорт, но заказчиков подобных инноваций, по сути, два на всю страну (по крайней мере, у «ГАЗа»): Москва, которая делает ставку на электробусы, и вот теперь Сахалин, где рано или поздно случится переход на водоробусы.

Чтобы быть ближе к потребителю, производители ищут способы удешевления и унификации с действующим парком автобусов, он насчитывает порядка 150 тысяч единиц, в подавляющей массе это автобусы на ДВС. В попытках расширить спрос «ГАЗ» создал водородный двигатель внутреннего сгорания. Николай Одинцов говорит, что в компании верят в этот продукт и продолжать движение по пути унификации, в основе которого будет модульный подход к созданию основных узлов. Так «ГАЗ» надеется максимально оставаться в рынке.

Наше водородное настоящее

За исключением тех, для кого конечный клиент — транспортная отрасль, все остальные российские «проводники» водородных инициатив пока на стадии разработки самих технологий и активно наращивают интеллектуальную базу для их пилотирования с безусловным акцентом на локализацию на всех этапах — от инжиниринга до производства замкнутого цикла. В госкорпорации «Росатом» намерены сосредоточиться на разработке в области производства и хранения водорода и берут на себя задачу обеспечить Россию инфраструктурой для развития водородного транспорта.

Один из ключевых проектов компании — строительство двух водородных заправок на Сахалине, которые необходимы для реализации масштабного проекта по запуску на одном из участков железной дороги поезда на водороде. Электролизеры для заправок «Росатом» уже производит. Сегодня в линейке, которую компания продает на коммерческом рынке, — зарядники мощностью от 5 до 50 кубометров в час. Оборудование создано исключительно на российских технологиях, материалы и все элементы также отечественные. Сам заправочный комплекс российский на 50%. В «Росатоме» говорят, что степень локализации можно повышать и дальше, но тогда возникнет вопрос конечной стоимости: чем выше процент отечественных компонентов, тем дороже выйдет. Сегодня потребность в подобном оборудовании внутри страны в буквальном смысле можно посчитать на пальцах одной руки, и все это будут пилотные проекты крупнейших госмонополий. На Сахалине эксперимент реализует РЖД. Еще несколько водородных заправок нужны «КАМАЗу», который строит большой испытательный полигон для водородных ТС. Для него «Росатом» произведет заправочный комплекс мощностью 1000 кубов в час. Поставки водорода госкорпорация также возьмет на себя.

Кому нужна такая локализация?

Освоив оборудование для заправок, корпорация двинулась дальше и теперь работает над запуском производства резервуаров для хранения водорода. Баллоны хотят делать на основе металлкомпозитов, и уже совсем скоро предложат их рынку.

В развитии водородных технологий задач много, но, чтобы развиваться осмысленно, отрасли нужна стратегия, которая расставит акценты и определит ориентиры. Вот, например, вопрос, к какому уровню локализации стоит стремиться производителям? Уже понятно, что полностью отечественная цепочка — это сильно дороже для конечного потребителя, а он к этому не готов. Будет ли государство субсидировать наполовину российский продукт, чтобы остальные 50% не убили экономику отрасли? В правительстве дают четко понять: импортозамещать надо критически важное, то, что невозможно найти в альтернативных каналах. Все нерентабельное не нужно не только бизнесу, но и государству. Игра должна стоить свеч, и потому в правительстве уже определились, что поддержат субсидиями только те направления водородной энергетики, где возможна быстрая коммерциализация. Вот, например, для заправочных комплексов нужны специальные пистолеты, их не производят в России. Наладить их выпуск возможно, но цена продукта будет непомерно высокой. Пример весьма красноречивый. Нет задачи развивать все сегменты водородной энергетики, надо выбирать из них самые коммерчески привлекательные и перспективные, заявляют в правительстве.

Экономики здесь нет

Жизнеспособность проекта напрямую зависит от его экономики. Когда в АО «ИнфраВЭБ» думали и считали, а стоит ли водородная игра льготного финансирования, и нужен ли Сахалину водородный железнодорожный транспорт, цифры не сошлись. Денис Ноздрачев, генеральный директор АО «ИнфраВЭБ», говорит, что про экономику здесь говорить не приходится, потому что «ее там нет». Решение о финансировании проекта принимали с опорой на мнение авторитетных консультантов из «Росатома». Ноздрачев признает, что ключевая цель пилота на Сахалине, как и в водородной энергетике в целом, — достижение технологического суверенитета. Если отбросить хайп, то «зеленая» повестка как таковая — некое отдаленное будущее, тратить деньги на нее в текущем моменте финансисты готовы только ради высоких целей. В остальном без господдержки ни один крупный инфраструктурный водородный проект в России не реализуем. Профильные институты власти должны смотреть в эту сторону и разрабатывать точечные инструменты, которые позволят двигаться в этом направлении. Пока же в ход идут хорошо знакомые инструменты: ГЧП, СЗПК, концессии, на Дальнем Востоке — дальневосточная концессия. У того же АО «ИнфраВЭБ» в ДФО 15 крупных концессионных проектов, один из них — как раз водородный поезд.

Водородный пояс

Почему Сахалин, понятно. Регион испытывает трудности с энергоснабжением. Кроме того, именно здесь «Росатом» строит завод по производству водорода с прицелом на экспорт. На этой базе и решили выстраивать водородный пояс. Пока именно Сахалин претендует на звание главного полигона для тестирования водородных технологий в РФ. На текущий момент выбраны места для размещения заправочных комплексов, согласованы маршруты движения поездов. Запланировано строительство испытательного инжинирингового полигона. Правительство Сахалинской области намерено развивать альтернативную энергетику и дальше. Уже подписано соглашение с «Русгидро», компания построит ветродизельные станции с водородными элементами в нескольких автономных энергоизолированных поселках.

Чем кучнее, тем лучше

Есть на острове проблемы с энергоснабжением вышек связи, которые питаются от ветродизельных установок, что сказывается на качестве связи и ухудшает экологию, инновационных решений требуют задачи по запитке мобильных пунктов МЧС. Задач для применения водородных технологий на Сахалине много. Решить их возможно только на основе кластерного подхода. В условиях дороговизны водородных технологий и отсутствия наработанного опыта чем кучнее, тем лучше. Пока только так можно надеяться на осязаемые результаты.

Но даже и плечом к плечу прорыва не добиться, если отрасль не будет системно триггерить господдержка. Вслушиваясь в голоса, раздающиеся из провластных кабинетов, становится понятно, что альтернативные источники энергии для российского правительства пока скорее мощный раздражитель, который вызывает острый зуд и, как назойливое насекомое, маячит перед самым носом. Сегодня это особенно не кстати. Но и бизнес не дурак рисковать: кто его знает, на какую полку положат «зеленую» повестку завтра, и какими темпами пойдет глобальный энергопереход. Сегодня в России выбор в пользу водорода делают инноваторы и те, кто могут себе это позволить ради высоких целей, закрыв глаза на экономическую эффективность. Именно они в перспективе смогут отчитаться, что стояли на защите технологического суверенитета страны. С инновациями так всегда: рисковать страшно, но быть первыми приятно и почетно.  

 

«Чертов пакет»: ЕС ввел санкции против производителей патронов и пороха

13-ый санкционный пакет Евросоюза расширился за счет включения в него ряда российских предприятий по производству пороха и патронов. Компании перечислены в списке, опубликованном в официальном журнале ЕС.

23 февраля 19:45

Страны ЕС беспокоятся, что без российского газа придется втридорога платить Германии

Сразу четыре страны Евросоюза заявили о том, что налоговой сбор на газ, который ввела Германии, может подорвать энергетическую безопасность в регионе на фоне курса ЕС на отказ от российского газа. Об этом пишет Bloomberg.

22 февраля 18:11