Бизнес Журнал:

Нал, безнал или третья форма денег: кто ты, цифровой рубль?

Нал, безнал или третья форма денег: кто ты, цифровой рубль
icon
01:43; 23 ноября 2023 года

Автор: ru.freepik, источник фото.

ru.freepik

Казалось бы, уже столько сказано, но, стоит копнуть глубже, а там такая бездна новых вопросов — один сложнее другого. Нам показалось мало просто изучить концепцию и почитать закон. Мы посчитали, что даже мнения очень авторитетного, но одного-единственного эксперта не достаточно, и не ошиблись. Послушав дискуссию участников Клуба цифровых юристов на площадке Digital Principle, мы убедились, что цифровой рубль таит в себе множество секретов. Поверьте, уже совсем скоро вам захочется узнать об этом как можно больше. Возможно, вы работаете в бюджетной организации или возглавляете ее. Быть может, вы являетесь исполнителем по госконтрактам или заказчиком по ним. Даже если вы не числитесь ни в одной из этих категории, но вдруг решите рассмотреть цифровой рубль как способ заработать, вам лучше знать все то, о чем мы расскажем в этой статье. Так вы получите базу знаний по самым насущным вопросам, а на некоторые из них ответов пока просто нет.

На сегодняшнем этапе вопросов к цифровому рублю и Банку России, который их разрабатывал, слишком много — наивно-обывательских и профессиональных от экспертов. Неясно все, несмотря на старания регулятора подробно прописать идею введения и особенности хождения цифрового аналога российской валюты. Разработчики из ЦБ предлагают не усложнять. Цель внедрения проста — создание новой системы удобных платежей, бесплатных для физических лиц. И это краеугольный камень всей концепции Центробанка. То есть ценность цифрового рубля должны разглядеть, в первую очередь, обыватели: им совершенно бесплатно, то есть даром, предоставляют в пользование самый удобный, надежный и быстрый инструмент платежей. В этом и есть ключевая ценность. Но экспертное сообщество таким объяснением не успокоишь. Они предлагают начать с начала и дать обществу четкий ответ, а что же есть такое цифровой рубль по своей сути.

Критиковать легко, сделать непросто

Андрей Борисенко, заместитель руководителя Юридического департамента Банка России — тот самый ответственный юрист, который создавал законотворческую базу под новый инструментарий. С его слов, цифровой рубль — это некий условный аналог наличной валюты, который вбирает в себя преимущества наличных и безналичных денег: скорость, быстрота платежей и бесплатность для физиков». И действительно: что может быть проще, но, кажется, стало еще сложнее пробраться к сути. Такая формулировка порождает новые вопросы, как минимум о том, как быть с безналичными, которыми мы пользуемся сейчас: чем они хуже? И какие такие преимущества вобрал в себя цифровой рубль, отобрав их у двух других старших «собратьев», — за что его ценить и принимать как более удобный или быстрый? Андрей Борисенко говорит, что юридические и сущностные аспекты внедрения новой формы расчетов — настоящий вызов, который пришлось принять команде юристов ЦБ. В результате на подготовку законопроекта ушло два с половиной года. «Нам нужно было максимально плавно встроить новый закон в существующую правовую систему, — комментирует Борисенко. — Я считаю, что с юридической точки зрения этот закон — большой успех. Это самый сложный закон, который я писал в своей жизни, к тому же его пришлось согласовывать с большим количеством ведомств».

Третья форма

С точки зрения применения цифрового рубля крайне важно определить его правовой статус, с которым и ему самому, и всем нам придется теперь жить. О цифровом рубле часто говорят, что это третья форма денег. Но разработчики закона с такой формулировкой не вполне согласны. По сути, цифровой рубль — это тот же безнал. И об этом четко написано в Гражданском кодексе — соответствующие поправки в него уже внесены. Его нельзя подержать в руках, ведь он находится на электронном счете в ЦБ, который его выпускает и учитывает. Также важно понимать, что с юридической точки зрения никакого цифрового кошелька не существует, а есть расчетный счет, где учитывается объем цифровых рублей, — вот и всё. Остальные формулировки и определения — следствие этой сути и создаются лишь для упрощения восприятия их обществом.

Сам себе всё

Банкиры на новую сущность смотрят со своей колокольни. Анатолий Козлачков, вице-президент Ассоциации банков России, предлагает провести простую линия разграничения: наличные — обязанность и эмиссия ЦБ, оборот безнала осуществляют коммерческие банки. Но такое объяснение явно противоречит задумке создателей закона о цифровом рубле. Впрочем, у ЦБ и банкиров в вопросе «вживления» цифрового рубля в финансовую систему РФ довольно много других, еще более сложных противоречий и расхождений. Банкирам снова придется отстаивать право на сохранение своего места и доли в банковской системе. В то время как Центробанк волевым решением метаигрока и регулятора в одном лице никого и не спрашивает, он просто берет и делает. Неслучайно у Ассоциации банков России возникает вопрос: ЦБ сам выпустил, на счета разложил, сам учитывает, все сам. Может ли он в таком случае вообще отказаться от услуг коммерческих банков и единолично запустить цифровой рубль в оборот? Теоретически это возможно, считает Анатолий Козлачков: а зачем они ему нужны? И следом возникает еще один важный для коммерческих банков вопрос: а не будет ли цифровой рубль «подъедать» денежную массу, вымывая ее часть из оборота коммерческих банков? Тогда под вопросом оказывается сама суть банковского бизнеса, который существует с того, что удачно оборачивает каждый рубль, которым распоряжается на определенном отрезке времени. Козлачков (Ассоциации банков России) говорит, что именно этот вопрос для банкиров стоит наиболее остро и беспокоит их гораздо больше всех остальных юридических и технических аспектов.

Ценность и цена

Получается, цифровой рубль — это такая вещь в себе, замкнутая система, контроль за которой есть только у Центробанка. Но как тогда будет регулироваться объем «денежной» массы цифровых рублей? Вопрос крайне важный для всех потенциальных держателей цифровой валюты. От ответа на него зависит ценность цифрового рубля и причины его «обесцениваемости». На каких основаниях будет проводиться дополнительная эмиссия, может ли цифровой рубль обесцениться, если его масса в обороте будет превышена? По чьему усмотрению, велению, приказу и пониманию Центробанк может включить «печатный станок» и выпустить новые цифровые рубли? Эксперты продолжают засыпать юристов ЦБ вопросами совершенно не зря. В перспективе многие из них столкнутся со всеми этими проблемами на практике, кто-то дойдет до суда. Последний наверняка будет апеллировать к формулировкам, уже заложенным юристами Банка РФ в законодательную базу. А в ней написано: «законом предусмотрено, что инициатива перехода в цифровой рубль принадлежит юридическому или физическому лицу». И если такое желание возникает, то с одного счета будут переводиться деньги на другой. Цифровой рубль появляется в тот момент, когда кто-то пополняет счет, переводя безналичные рубли. В безналичной форме рубль в этот момент исчезает —
происходит перетекание его в другую форму. Никакой дополнительной эмиссии не требуется.

Иметь или не иметь

Пока ясно одно: если клиент не захотел, Центробанк не выпустил, цифровой рубль не появился. А если захотел много, очень много или даже слишком? Кто определяет границы? Будут ли пределы и ограничения для держателей цифровых рублей, или сколько захотел, столько и перераспределил? Кем будет регулироваться переход от одной формы денег к другой? Андрей Борисенко, заместитель руководителя Юридического департамента Банка России, поясняет: «Будут лимиты на перераспределение с безналичного счета в цифровые рубли. Сейчас ЦБ предполагает, что в месяц физическое лицо сможет перевести в цифровую форму не более 300 000 рублей, и об этом было публично заявлено. Это сделано для того, чтобы не выводить одномоментно слишком много средств из банковской системы. Для этого же, то есть для сохранения банковского сектора, введено ограничение по кредитованию цифровыми рублями, по той же причине по ним нельзя будет получить проценты». Получается (юристы-разработчики это подтверждают), нет никакого смысла держать большие суммы в цифровых рублях. Центробанк так настроил систему, чтобы это было лишено всякого смысла, что вызывает еще большее недоумение: какие же это деньги? Такой подход противоречит самой их сути, ведь они должны не только быть средством расчетов, но и делать человека богаче. Ан нет, цифровой рубль пока готов исполнять лишь одну из денежных функций — быть средством цифровых платежей и расчетов, но никак не обогащать своего владельца вне зависимости от его рачительности, бережливости или стратегии преумножения денег на личных счетах. Экономь не экономь, а цифровой рубль сам на себя не заработает, так что по форме он вроде как цифровой, а по сути — «деревянный», причем в худшем смысле этого понятия.

Если хочешь жить спокойно, заводи

Так в чем же тогда плюсы «недорубля»? Неоспоримое преимущество именно хранения средств в цифровых рублях — это отсутствие риска их потерять. Такова ключевая позиция регулятора. Верно говорят товарищи из ЦБ. Они отлично знают, что большинство российских граждан верят государству как себе, и если за их деньги отвечает сам Банк РФ, то что может быть надежнее? Если что-то случится с накоплениями на счетах в коммерческих банках, гарантировано вернутся застрахованные 1,4 млн руб., а в случае с цифровыми рублями их обладатели вроде как не рискуют. Верно-то верно, но такой «заход» может сработать разве что в случае с обывателями. Экспертов этим не убедишь. Особенно когда речь идет о разграничении ответственности, безопасности и сохранности средств. В ЦБ заявляют: нет и не может быть никаких сомнений, как будет распределяться ответственность между участниками платформы, прежде всего, Банком РФ и коммерческими игроками. Андрей Борисенко, заместитель руководителя Юридического департамента Банка России, это формулирует так: «обязанное лицо — Банк России, размер обязательства — остаток на счете. Роль банков — посредническая».

Кто за что в ответе

Кажется, нестыковочка получается. А если мошенники выманили цифровые рубли со счета, гражданин перевел им их самостоятельно, кто ответит? В случае с безналом ЦБ все-таки придумал, как обязать коммерческие банки компенсировать физикам их средства. А как будет с цифровым рублем? Гражданин заключил договор на их хранение не с Банком РФ, а с коммерческим банком; туда, с вероятностью 99,9%, он и придет с претензиями и в поисках утраченного. На этом вопросе «спотыкаются» и сами разработчики. Тот же Андрей Борисенко так прямо и говорит: «Вопрос слишком сложный, чтобы его обсуждать на бытовом, примитивном, уровне». То есть он предлагает разделять проблемы разграничения ответственности между участниками платформы и мошенническими действиями. В случае с последним необходимо развивать и совершенствовать практики антифрода. По словам представителя регулятора, на платформе цифрового рубля будет создана система, которая позволит выявлять мошеннические операции.

Кому надо, тому можно

Для банкиров всех мастей социальная инженерия — явление крайне сложное. С одной стороны, клиент совершает операцию по своей инициативе, по сути, это легитимное действие. С юридической точки зрения, переводя деньги по заданию клиента, банк ничего не нарушает. Что этому дуализму можно противопоставить? Юристы Центробанка давно ищут эффективные подходы к антифроду, которые окажутся способны переломить ситуацию. В законе о цифровом рубле также есть соответствующий блок, но пока прогресса в борьбе с мошенническими списаниями нет. Неужели 100-процентная прослеживаемость цифрового рубля, оборачиваемого на платформе, созданной на блокчейне, не поможет общему делу? Казалось бы, что проще, чем отследить все перемещения цифровой валюты? К тому же Центробанк еще и их маркирование обещал ввести. Так какой она будет — эта самая прослеживаемость? Будет ли видно, из чьих рук перешел цифровой рубль от одного к другому, и как тогда защитить конфиденциальность платежей? Андрей Борисенко, заместитель руководителя Юридического департамента Банка России, говорит, что технологически это возможно, но в законе стоит прямой запрет на «трекание» цифрового рубля. Такой ответ вызывает ироничные усмешки среди экспертов: получается, что у Центробанка будет полный доступ к информации по всем платежам в цифровых рублях. Прямо признавать такую тотальную подконтрольность, публично дискуссировать на эту тему в Банке России не спешат, но при этом сами же заявляют, что цифровые рубли можно и нужно отслеживать, если речь идет о транзакциях по госконтрактам или межбюджетных расчетах. Да и граждане когда-то смогут маркировать свои цифровые деньги, и даже настраивать, кому какими платить. Теперь понятно, кого первыми переведут на цифровые рубли (на память приходит вхождение карты «Мир» в платежную систему). Соответствующие изменения сейчас готовятся, и скоро их внесут в Бюджетный кодекс РФ. Перевод всех бюджетных платежей на цифровые рубли — благо для государства. Наверное, это утверждение — единственное в диалогах о цифровом рубле, с которым эксперты склонны согласиться.

«Побочка» цифрового бытия

Меньше бюрократии, проволочек в проводках и тотальная подконтрольность в автоматическом режиме. Но как такая прозрачность понравится бизнесу и гражданам? Цифровой рубль — это точно не про анонимность. Каждый из нас — часть цифрового мира, и успел уже не раз на личном опыте убедиться, что каждый чих в цифровом пространстве, любой пользовательский запрос, действие тут же становятся объектом анализа для искусственного интеллекта. С криптовалютой было нечто похожее: многие заводили криптокошельки в надежде скрыться и скрыть, но, как показали последние события на рынках цифровых валют, вся эта блокчейн-конфиденциальность — миф. Но цифровые валюты уже есть и будут появляться в разных странах и дальше, так зачем они нужны?

Один мир — один банк

Теорий на этот счет существует множество, возможно, среди них отыщутся ответы, зачем и кому нужен цифровой рубль. Например, есть мнение, что цифровые валюты должны стать средством противодействия возникновению частным платежным системам, основанным на блокчейене, которые невозможно контролировать. Есть и другая версия. Сегодня трансграничные платежи перегружены посредниками, эмитентов так много, цепочки проводок такие длинные, что размывается ответственность за сбои, скорость и т. д. Блокчейн-платформы и цифровые инструменты, функционирующие на их основе, способны существенно упростить миру задачу перевода денег в разные концы света. На фоне подобных рассуждений многие авторитетные банкиры считают, что со временем их бизнес совсем отомрет, банки станут не нужны как посредники. Ведь цифровая валюта — это про децентрализацию, а там нет эмитента, это программный код, который по определенным алгоритмам имитирует цифровые деньги. В итоге мир будет стремиться к тому, что на всех останется один-единственный посредник, и его даже не придется создавать. Эту функцию мог бы взять на себя, например, Международный валютный фонд.

Доверия нет никому

Кажется, мир подошел к определенной черте, когда один финансовый уклад и миропорядок должен сменить другой. Когда-то Бреттон-Вудская система (международная система организации денежных отношений и торговых расчётов, установленная в результате Бреттон-Вудской конференции, состоявшейся в 1944 г., сменила финансовую систему, основанную на «золотом стандарте» — прим. ред.). Сегодня ключевая цель финансистов — моментальное прохождение платежа. Но в условиях существующего геополитического обострения это не всегда так легко и возможно, а потому эксперты предсказывают конец и Бреттон-Вудской системы, и глобализации. Возможно, скоро мир поделится на финансовые зоны по принципу «свой –чужой». В конце концов, платежи основаны на доверии, а оно становится крайне дефицитным товаром на планете. Кажется, в этих условиях и консервативный банковский мир будет вынужден трансформироваться в новую сущность.

Кто заплатит дважды?

Классические банковские институты давно приняли и признали тот факт, что цифровизация имеет массу плюсов: удешевляет транзакции, платежи можно делать в формате 24/7/365, то есть обеспечивать мгновенный и бесконечный круговорот денег. Но в случае с цифровым рублем полезный функционал под вопросом. Тогда зачем так сложно и дорого решать задачу цифровизации банковских сервисов, удивляется Андрей Михайлишин, генеральный директор ООО «Цифровые платежи»: «Зачем вводить цифровой рубль, если можно просто дать банкам возможность токенизировать безналичные рубли и получить все то же самое, но без огромных затрат? Интересно, сколько ЦБ и все мы, участники платежной системы, потратим на инфраструктуру, которую предстоит внедрять? С тем же СБП банки потратили деньги на софт, а цифровой рубль не совместим с СБП. Получается, игроки рынка заплатят дважды».

«Перекрестное опыление»

Не вызовут ли новые траты «бунт на корабле»? Есть ли у банкиров шанс или желание отказаться от участия в проекте, не вступать и ногой на платформу цифрового рубля? Анатолий Козлачков, вице-президент Ассоциации банков России, от лица банковского сообщества заявляет, что банки законопослушные — бороться с цифровым рублем не будут. Победить регулятора невозможно, остается надеяться, что на новом инструменте дадут заработать, но и здесь непонятно, как, будет ли комиссия за перевод из банка в банк цифровых рублей? Тарифы на платежи в цифровых рублях устанавливает Совет директоров ЦБ РФ, и они уже утверждены. Для физических лиц тариф — ноль, и это принципиальная позиция ЦБ как инициатора создания нового платежного инструмента. Переводить цифровые рубли между банками можно только в том случае, если они подключены к платформе. Тогда, как говорит Андрей Борисенко, заместитель руководителя Юридического департамента Банка России, «перекрестным опылением» можно делать все, что хочется клиенту. Кстати, его никто не может и не будет заставлять переводить свои деньги в цифровые рубли.

А работодатель может? Вопрос, конечно, интересный, но брать на себя ответственность за «зарплатное рабство» Центробанк точно не готов, хотя в его стенах безоговорочно признают, что проблема по-прежнему не решена.

Как отстаивать права?

Открытым остается вопрос, будет ли оборот цифрового рубля подпадать под действие Закона о защите прав потребителей финансовых услуг? В поисках ответа на него придется сначала понять, а как, кем и почему эти права могут быть нарушены. В ЦБ не видят правового поля для защиты. Скажем, «зависла» платформа, задержка в проводке платежа составила десять минут. Чтобы доказать, что в результате потребитель понес убытки, ему придется очень постараться. Если списали со счета деньги, но они не дошли до получателя, владелец цифровых рублей обращается в свой банк, а далее включается стандартный алгоритм: либо деньги вернутся на счет отправителя, либо дойдут до получателя — исчезнуть цифровые рубли никак не могут.

Убедят ли эти доводы граждан? Ответ не известен никому. В Ассоциации банков «кивают» на биометрию, со сдачей которой все пошло не так, как было задумано, люди против. Про перевод на «Мир» мы уже упоминали. Эксперты высказывают большие сомнения, что цифровой рубль приживется внутри страны. По прогнозам Банка РФ, 6–8% наличных и безналичных платежей займут расчеты в цифровых рублях. При этом участники финансового сектора оставляют цифровому рублю шансы проявить себя в международных расчетах. Дело за малым — какие страны будут готовы признать цифровой рубль? Чтобы система заработала в обе стороны, страна признания должна быть интегрирована в платформу ЦБ РФ. Впрочем, если будет политическое согласие, вопрос технического коннекта решится в сжатые сроки.

Хаоса не избежать

Будущее цифрового рубля зависит от многих переменных. И, кажется, его разработчики создавали базу под него, отчетливо осознавая, что менять по ходу действия придется часто и разное. Так что в ЦБ не принимают претензии, что задумка была хорошая, но по пути к ее реализации многое «отвалилось». А вот и нет, парируют разработчики. Платформа — живой организм, она растет и развивается. Заявленные цели будут достигнуты, но на следующих этапах развития. Будут нам и офлайн-платежи, и смарт-контракты. Впрочем, и без этих дополнительных опций будет хаос, уверены в Ассоциация российских банков. Банкиры готовят себя к тому, что на отладку системы оборота цифрового рубля уйдет не меньше пяти лет, за это время суды поймут, как трактовать его сущность. Пока же остается отслеживать судебную практику по тем же криптовалютам и проводить аналогии. В среднем таких дел в суды поступает порядка 50 в год, и судьи в буквальном смысле сходят от них с ума, потому что в отсутствие законодательной базы по тем же криптовалютам решать споры по ним невозможно, практически то же ждет и цифровой рубль.

Страх не освобождает от необходимости

Новизна и отсутствие знаний о предмете не повод отказываться от высоких технологий, тем более банкиров все равно никто не спрашивает, надо это им или нет. Гораздо важнее сейчас решить насущные задачи защиты личных данных клиентов, без их доверия вся эта затея будет попросту лишена смысла. Впору создавать Цифровой кодекс, заявляет Андрей Михайлишин, генеральный директор ООО «Цифровые платежи», и прописать в нем сущность всех цифровых финансовых инструментов, тогда есть шанс гармонизировать систему. «Цифровой рубль — безальтернативная история, надо этим заниматься, иначе мы отстанем от мира, — добавляет Михайлишин. — Не знаю, хотел ли этим заниматься ЦБ, но жизнь заставила, или кто-то еще, и это правильно, так как это технология будущего. Будущее — за цифровыми деньгами, в эту сторону развивается мир. Да, все это неизвестность, ЦБ в нее шагнул, но нам всем надо пройти этот путь. У РФ одна из сильнейших финтех-систем в мире. Мы предлагаем ЦБ быть более открытыми, и финтех «накидает» вам идеи и предложения для их реализации». Не грех подсматривать, как идут дела у «первопроходцев». Речь про Китай, который движется по пути внедрения цифрового юаня крайне медленно, ведь на момент его запуска было также много вопросов, проблемы возникали и продолжают появляться, но ни КНР, ни РФ все это не остановит на пути к цели, которая, кажется, имеет глубоко государственный смысл и значение.

Эксперт назвал рост сухой массы российских самолетов делом времени

Такой путь проходят любые новые самолеты. Рост сухой массы самолёта и, соответственно, снижение коммерческой нагрузки при замене иностранных систем — объективная реальность, считает руководитель Центра развития транспортных технологий Алексей Рогозин.

01 марта 13:01

Региональная экономика ЦФО с Александром Пироговым: февраль

Перед тобой, читатель, вторая попытка объять необъятное. Ежемесячный авторский обзор экономики регионов центра России. В январе мы назвали главными героями воронежских школьников, придумавших во время аномального снегопада стартап по выносу мусора от двери ленивого клиента. В феврале отдадим должное заочным коллективным соревнованиям: Мастер и Маргарита соревновались с Путиным и Карлсоном.

29 февраля 10:51