Бизнес Журнал:

Промсектор учится жить без иностранного софта: что предложат свои

icon
15:03; 13 июля 2023 года

© Фото: архив

Фото: архив

365 технологий, направлений, задач индустриального программного обеспечения имеют критическую зависимость от иностранных решений. Почти у 80% зарубежного ПО, востребованного в отечественной промышленности, есть российские аналоги. По трети позиций представлены два и более российских продукта. Не менее половины всех российских решений имеют средний и выше уровень зрелости. Анализ существующего ландшафта промышленного ПО проводился на базе 32 индустриальных центров компетенций (ИЦК). Они были созданы в 2022 году для проработки существующего ландшафта промышленного софта и перехода на отечественные технические решения в ключевых отраслях промышленности.

Эксперты ведущей отраслевой практической конференции «Эффективное производство 4.0» (организована ГК «Цифра») оценивают текущую ситуацию в отечественной промышленности как крайне напряженную.

Созрел ли рынок?

По данным, озвученным на пленарной сессии, только четверть IT-решений на российских предприятиях являются отечественными разработками, 75% — западные софты. Между тем правительство ставит задачу: к 2025 году вся критически важная инфраструктура в РФ должна целиком перейти на отечественное ПО. Возможно ли успеть к сроку при существующих вводных? Задача явно не из легких, открыто заявляют участники конференции, несмотря на то, что государство выделяет большие средства.

Чтобы их расходование стало эффективным, и были созданы те самые Индустриальные центры компетенций, внутри которых объединили промышленность и IT-сообщество, чтобы вместе они могли определить ключевые задачи и начать импортозамещение софта для промышленности. Из 335 проектов семь — для нужд машиностроения. Общий бюджет их реализации должен составить более 50 млрд руб. Российские разработчики промышленного софта и мечтать о таком не могли, но сроки сжатые — не более трех лет на реализацию проекта. Насколько отрасль готова ответить на эти вызовы? Да, у 80% иностранного ПО есть замена в России, вот только существует проблема с их адаптацией. В том же машиностроении практически весь софт нуждается в доработке, поскольку функционально не вполне соответствует задаче.

Пролетая над бездной

Промышленный сектор РФ живет в этих заданных обстоятельствах не первый год. С проблемой хорошо знакомы предприятия той самой критически важной инфраструктуры — тот же «Трансмашхолдинг». Здесь давно замещают импорт сами и даже ведут разработку IT-продуктов собственными силами. У «своих» есть более глубокое понимание задачи, поскольку они ближе к производству, но ориентироваться все-таки приходится на внешний рынок, признается Сергей Кропачев, руководитель направления бизнес-анализа по производственным активам ООО «ТМХ-Технологии» (ГК «Трансмашхолдинг»):

«Мы всегда взвешиваем свои возможности и то, что может внешний рынок. Если видим, что есть готовое и эффективное решение, берем его с рынка, если степень доработки велика, делаем сами».

У каждого предприятия свой путь цифровизации. Зачастую решения принимаются под воздействием внешних факторов, а не корпоративных стратегий. Концерн «Уралвагонзавод» оказался под санкциями еще в их первую волну — в 2014-ом, тогда для него и началось импортозамещение софта. Так что к 2022-ому холдинг подошел подготовленным. В условиях более агрессивной санкционной политики оставалось лишь активизировать процессы.

В «ОДК-Сатурн» задолго до известных событий отказались от покупки софта по подписке. «Когда иностранцы «обрубили канаты», на предприятии не осталось никакого критически важного софта от них», — рассказывает Евгений Алексеев, директор по информационным технологиям ПАО «ОДК-Сатурн». Техподдержку на сторону здесь тоже не отдавали, всегда держали свой фронт-офис для нужд пользователей — так и удалось избежать высокой степени зависимости от импорта. Корпорация «ВСМПО-АВИСМА», по словам Валерия Дьяченко, директора по информационным технологиям, в соответствии с корпоративной стратегией начала перевод всех дочерних предприятий на российское ПО гораздо раньше марта 2022 г, поэтому санкционного обвала практически не почувствовала, а проекты по защите критической инфраструктуры здесь реализовывали исключительно на базе российского ПО.

Цифровизация по-честному

Так что можно смело утверждать: медленно, но неуклонно процесс притирки российских разработчиков и промышленников идет уже давно. Рост рынка отечественного индустриального ПО это подтверждает. Драйвером стали не только санкции. Долгие годы поиска оптимальной формы взаимодействия заказчика и исполнителя привели к повышению взаимной эмпатии. Промышленники смогли расширить зоны цифровизации и наконец почувствовали эффективность от ее внедрения.

Уже не первый год «Объединенная двигателестроительная корпорация» внедряет проекты по управлению жизненным циклом изделия и цепочкой поставок. Евгений Алексеев, директор по информационным технологиям ПАО «ОДК-Сатурн», отмечает, что все проекты, которые прошли глубокие стадии отбора, стартовали, ни один не был отложен. К ПО от российских разработчиков еще есть вопросы, но в холдинге надеются, что в процессе внедрения «разрывы между требования и самим продуктом будут устранены». Проект действительно масштабный, затронет три предприятия холдинга. В результате должна появиться система управления не только внутри каждого подразделения — все они должны стать частями единого целого, так удастся наладить управление потоками более эффективно. В дирекции по информационным технологиям «ОДК-Сатурн» решают еще несколько ключевых задач в сфере цифровизации. На следующем витке должны быть оцифрованы ежедневные данные о рабочих процессах — от этих базовых цифр зависит скорость выхода продукта на рынок. А далее холдинг планирует внедрение CAМ-системы для станков с ЧПУ. По словам представителя компании, подобных отечественных решений много, но открытым остается вопрос их практического внедрения. Чтобы найти подходящий софт, «ОДК-Сатурн» активно «прочесывает» рынок и сотрудничает со стартапами, благодаря чему цифровизация производства идет практически по всем фронтам, где есть задел эффективности. Сейчас здесь «замахнулись», как выразился Евгений Алекссев, на построение системы бизнес-аналитики большого производственного участка, хотят собирать данные не путем опроса лиц, принимающих решения, а «по-честному» перевести базовые параметры в цифру. Проект «Умный цех» позволит сделать процессы более управляемыми — сегодня на предприятии генерируется огромное количество различных отчетов, прочитать их все практически невозможно. Их перевод в цифровой формат упростит работу для всех, для этого создают интерфейс, понятный даже кладовщице. Благодаря внедрению у топ-менеджмента холдинга появится возможность принимать решения на основе одних и тех же данных. Можно будет видеть, как они влияют на состояние дел, и строить анализ. Проект реализуется полностью на отечественном ПО. Но уже на первом этапе в «ОДК-Сатурн» столкнулись с тем, что с такими объемами данных в России никто не работает — все придется делать с нуля. На предприятии настроены довести проект до финальной стадии, несмотря на сложности, поскольку к цифровизации здесь подходят по-честному, то есть не формально. Чтобы повысить качество изделий, номенклатура которых заметно расширилась за последние годы, реализуют проекты машинного зрения. Это помогает свести к минимуму роль человеческого фактора при визуальном контроле, а таких операций в машиностроении сотни. Облегчить труд человека поможет «честная» цифровизация внутреннего хозяйственного документооборота. Есть в этом польза не только для персонала, но и мощный запас для оптимизации.

Повышенные требования

Для АО «Концерн «Уралвагонзавод» цифровизация — стратегическая задача. Предприятие производит не только ж/д-технику. Сейчас его усилия во многом направлены на выполнение гособоронзаказа. В этом случае холдинг просто обязан следовать президентскому указу РФ №166 — к оборонному производству предъявляются повышенные требования по применению именно российского софта. Марьян Гончар, заместитель генерального директора, директор департамента информационных технологий и цифровой трансформации АО «Концерн «Уралвагонзавод», отмечает:

«Чтобы добиться 80% перехода на отечественный софт, нам необходимо менять не только базовое ПО, но много чего еще, вплоть до станков с ЧПУ. Для этих задач необходимо солидное финансирование».

Концерн вполне может рассчитывать на господдержку в реализации данной задачи, и на предприятиях, входящих в его структуру, некоторые проекты запущены именно благодаря поддержке правительства. Например, создание цифрового двойника, который позволит проводить испытания в виртуальном пространстве, и виртуальный паспорт ж/д-техники. Решения будут доступны всей железнодорожной отрасли, и в кабмине рассчитывают на мощный синергетический эффект от их внедрения.

Кроме того, фокус цифровой трансформации предприятия сосредоточен на этапах подготовки производственного цикла, снабжении цехов, постановке заданий для них, приоритет —
именно в этих цепочках. На предприятии исходят из того, что обратного пути все равно нет и не будет, учитывая специфику его производства. Поэтому, неукоснительно следуя указу №166, здесь активно тестируют отечественное ПО. Сложностей пока много, признается Марьян Гончар, но эту дорогу придется осилить.

Слова напутствия

Многие решения российским разработчикам придется создавать с нуля, а для этого IT-отрасли нужны специалисты. Сами промышленники понимают, что никому не удастся быстро заскочить в поезд, который набрал полный ход. И сегодня вложения в разработку перспективных технологий — инвестиции в будущее, в результате сформируется новый рынок отечественного ПО.

Справедливо замечает Евгений Алексеев («ОДК-Сатурн»), в реализации проектов в области индустриального ПО, особенно применительно к объектам критически важной инфраструктуры, необходимо принимать во внимание не только зрелость решений и возможности разработчика. Нужен высокий уровень доверия, «на холодную» в длительных по реализации и стратегически важных проектах кооперировать сложно. Так что плотная интеграция производственников и айтишников — единственный путь.

Сергей Кропачев (ГК «Трансмашхолдинг») призывает разработчиков «больше общаться вживую, перестать изобретать велосипед, искать эффекты не на поверхности, не пытаться полностью копировать зарубежные решения». Евгений Алексеев («ОДК-Сатурн») добавляет: «Мы хотим делиться сложностями, которых много. Чтобы преодолеть их, придется соблюдать «особый режим труда и отдыха»: работать много, отдыхать мало».

Пожелание от оборонки высказывает Марьян Гончар («Уралвагонзавод»): «Разработчикам нужно поднажать, чтобы обеспечить наш ОПК необходимыми цифровыми инструментами».

Время повышать ставки

Сможет ли IT-сообщество реализовать запрос предприятий и государства на импортозамещение иностранных цифровых продуктов и решений? Почему производственники все еще не доверяют разработчикам? Удержат ли российские вендоры на своих плечах отрасль, лишившуюся интеллектуального ресурса иностранного происхождения? Не случится ли в отрасли технологическая деградация, ведь долгое время российские вендоры явно уступали иностранцам инициативу внедрения большей части передовых решений. Долгие годы российским IT-компаниям приходилось доказывать, что они тоже могут, и не хуже.

Генеральный директор «СИЭС Групп» Александр Воротников вспоминает, с чем приходилось иметь дело в досанкционном периоде: когда человек становится успешным, он хочет пользоваться только лучшим. Предприятия действовали по той же логике. Лидеры промышленности хотели пользоваться самыми передовыми решениями, а к российским разработчикам запрос был такой: «Мы приобрели некое ПО, оно вроде как-то работает, а нам надо, чтобы весь завод стал его применять, и чтобы это дало эффективность. Что вы нам можете предложить?» Потом наступил «период неверия»: зарубежные вендоры начали уходить, а их российские клиенты спрашивали, а когда они вернутся. Эта волна стала спадать лишь во второй половине 2022 года. Но позитив в том, говорят представители IT-бизнеса, что за последние годы тесного сотрудничества с иностранными производителями софта промышленники поднаторели, стали более грамотными с точки зрения внедрения и доработки IT-технологий. Сегодня они задают больше вопросов о функциональности, им не нужны «костыли», они действительно дозрели до замены импортного ПО.

Вот оно — широко распахнутое окно возможностей для российских вендоров. Значит ли это, что им уже ничего и никому не нужно доказывать? Вряд ли. Пока приходится все так же прорываться сквозь облака недоверия, ломая матрицу потребления заказчика, который многие десятилетия жил с мыслью о том, что иностранное ПО лучше, и брал почти готовый продукт, который нуждался в несущественной доработке. Справедливости ради промышленники вспоминают и о трудностях взаимодействия с иностранными разработчиками, а их было достаточно. Никто не идеализирует это прошлое, но внедрять зарубежный софт было проще, хоть и дороже. Кстати, вопрос о ценовом паритете и тарификации российские айтишники активно обсуждают. Ситуация на рынке складывается в их пользу. Станут ли они пересматривать стоимость своих услуг и продуктов на фоне оскудевшего рынка?  

Да, конечно, необходимо пересматривать ценовую политику, поскольку российская IT-отрасль недоинвестирована, считают одни. С введением санкций почти все подорожало, электромобиль «Москвич» стоит более трех миллионов рублей… Так почему бы не воспользоваться моментом и не начать отбивать инвестиции? Еще до ухода иностранных игроков многие российские разработчики начали экспортировать свой индустриальный софт и изначально работали в концепции, что российское не должно стоить дешевле, потому что оно не хуже. Экспортные контракты, число которых росло, подтверждают, что такая концепция не просто имеет право на существование, но вполне обоснована.

Чего изволите?..

Ценовая политика во многом определяется уровнем сложности решения, а запросы и требования к функционалу индустриального софта только растут, не у всех, не сплошь и рядом, есть еще пул клиентов, которые решают превентивные задачи и внедряют ПО в бухучете, системе управления персоналом, кадровом учете и т. д.

Как говорит Антон Мальков, председатель совета директоров АО «Корпорация Галактика» (компания разрабатывает ERP-решения, в том числе системы управления производством, ремонтом оборудования), клиенты пока еще мало заказывают сложные системы производственной диспетчеризации, управления межзаводской кооперацией. Между тем в условиях санкций существенно возросла роль систем поддержки надежности оборудования, управления ремонтами. Сегодня для промышленников это одна из самых актуальных задач, и подобных запросов все больше. Вырос спрос и на EAM-продукты.

Промышленникам потребуется время, чтобы перейти на принципиально другую парадигму взаимоотношений с разработчиками индустриального ПО. Не каждый, кто встает на путь цифровизации производства, к этому готов. Покупая готовый софт, предприятия ориентировались на тот функционал, который в нем уже заложен, и адаптировали его под свои производственные задачи. Российские вендоры предлагают ставить лошадь вперед телеги: сначала продумывать объекты, задачи и цели цифровизации и под них разрабатывать решения. Пока еще промышленники думают так: одна головная боль сменилась на другую. Раньше им приходилось долго и не всегда успешно упрашивать зарубежных разработчиков и дорого им платить за адаптацию ПО под себя, а теперь им приходится глубоко погружаться и начинать сначала. Но именно такая цифровизация и дает максимальный эффект, в том числе экономический. Но не каждый готов по достоинству оценить эту возможность создания точечного решения. Так что вместе с распахнувшимся окном возможностей российским вендорам стала доступна и другая опция — им предстоит развивать клиента, то есть действовать в логике Стива Джобса: клиент никогда не знает, чего он хочет. Потребитель никогда не смог бы придумать iPhone. За него это сделали айтишники во главе с гением цифровых технологий Джобсом, но гениальность его продуктов в том, что их можно тиражировать, а значит, зарабатывать. Созданное под конкретное предприятие IT-решение не всегда можно сделать общедоступным, значит, заработать на нем получится лишь однажды. Унификация, создание коробочных продуктов, платформенных решений — еще одна задача, которую предстоит решать разработчикам софта. Чтобы ее реализовать, нужна аналитика: какие именно решения, продукты и технологии имеют относительно массовый спрос, какие из них могут продаваться на свободном рынке, а какие будут иметь режим ограниченного или эксклюзивного права пользования. Все это в конечном итоге и будет определять ценовую политику на рынке российское индустриального ПО.

Пора возвращать инвестиции

Большинство компаний-разработчиков софта для промышленности делают упор именно на то, что долгое время российские промышленники не желали инвестировать в цифровизацию, в инструменты для реализации цифровых проектов. Разработчики вкладывали свои. Сегодня, когда паритет изменился, они призывают заказчиков пересмотреть сам подход. Хотите максимально адаптированный, прогрессивный продукт в короткие сроки — вкладывайтесь. Возможно, тогда и цены повышать не придется. Пересматривая ценовую политику, разработчикам придется действовать крайне осторожно и принимать во внимание много факторов. Индустриальный директор «Яндекс.Облако» Павел Приедитис напоминает, что в текущем периоде разработчики борются за доверие пользователя. Генеральный директор АО «Аскон» Максим Богданов уверен, что цены на продукты, создаваемые в рамках особо значимых проектов, повышать нельзя, поскольку их мониторят в правительстве. Если что-то и можно себе позволить, то исключительно с поправкой на инфляцию. Генеральный директор «СИЭС Групп» Александр Воротников предлагает ориентироваться на рынок. Его компания перешла к модели дистрибуции, в которой игнорировать мнение партнеров, продающих продукт компании, уже не получится. Их ответ на вопрос, нужно ли повышать цены, как правило, утвердительный.

Откуда деньги?

Повышение цен — лишь один из инструментов доинвестировать отрасль, но не самый популярный у заказчиков. Его применение кажется им не всегда оправданным и понятным. Разработчикам придется смириться с тем, что от них будут ждать железобетонного обоснования стоимости любого решения и проекта цифровизации. Российские вендоры утверждают, что, по их данным и опросам клиентов, если у предприятия был согласованный бюджет на цифровизацию, он никуда не делся только потому, что с рынка ушли иностранцы. Как говорит Максима Богданов (АО «Аскон»), промышленникам «больно и страшно перестраиваться на все российское, но саму необходимость цифровизации производства санкции не отменили».

Генеральный директор, соучредитель ООО «УльтимаТек» Павел Растопшин согласен с коллегой из «Аскон»: деньги в рынке остались, ведь платежи за поддержку западным вендорам были существенны. «Было бы классно, если бы эти бюджеты были потрачены на российских производителей, но это не всегда возможно. Те партнеры, которые продавали иностранное ПО в РФ как дилеры, не всегда хотят переориентироваться на работу с российскими разработчиками, процесс идет медленно и не без проблем», — добавляет Растопшин.

Существенная проблема кроется и в распределении статей расходов: одно дело — системные платежи на поддержание технологии и ее обновление, их можно закладывать в OPEX, так как это операционные расходы. Другое дело — реализация масштабных проектов оцифровки производственных процессов, создание софта с нуля, а это уже капитальные затраты, которые ложатся в CAPEX.

Заделы для развития

Пока заказчики все еще сомневаются, борются с собственным недоверием и перераспределяют статьи расходов, российские разработчики индустриального ПО ищут средства для развития, понимая, что второго такого шанса занять освободившиеся ниши и место в сердце клиента вряд ли дождутся. Обидно, что они видят большой объем отложенного спроса, но удовлетворить его в моменте, а значит, заработать быстро, не могут по объективным причинам. В этих условиях Павел Растопшин («УльтимаТек») предлагает продавать сертификаты, за счет которых можно финансировать необходимые разработки. Максим Богданов (АО «Аскон») считает, что именно сейчас наступил самый удачный момент для освоения государственных денег, пусть они и «тяжелые». Чтобы их получить, необходимо исполнить целый список требований, но сейчас на это стоит соглашаться: «Единственный раз государство предложило деньги по той модели, о которой мы давно уже говорили: дайте деньги промышленности, пусть она проголосует рублем», — замечает Богданов.

Логика понятная: как бы ни были прекрасны субсидии, но многие сторонятся их брать — слишком сложный и громоздкий документооборот, много формальностей, подводных камней, но больше всего пугает отчетность и санкции за недостигнутый результат. Разработчики предпочитают окольный путь: государства целевым образом субсидирует промышленников, а те заказывают софт у российских вендоров. Подобная практика дает свои результаты. Во-первых, не все могут себе позволить цифровые продукты, и тогда субсидии от государства — это реальный шанс, так отрасль получит дополнительный спрос. Часть инвестиций IT-компании получат опосредовано — через реализацию проектов, которые одобрены в рамках работы Индустриальных центров компетенций (ИЦК). Бюджеты здесь заложены большие, но распределены они на приоритетные отрасли — всем не хватит. Государство профинансирует то, чего нет, в чем есть критическая необходимость; на остальное промышленникам придется самим искать средства.

Копировать или генерировать?

Клиентские деньги — лучшая инвестиция для IT-отрасли, соглашается большинство экспертов. А дальше встает другой вопрос: каким путем пойти, чтобы ускориться? Реинжиниринг, о котором говорят даже на правительственном уровне, — это выход? Александр Воротников («СИЭС Групп») отмечает: «Мы не готовы идти под флагом тотального реинжиниринга. Долгое время мы адаптировали западные решения к российским реалиям, чтобы они соответствовали не только клиентской цели, но СНИПам и ГОСТам. Это сложный путь. У нас есть опыт работы по этой схеме, он стоил нам восьми лет жизни. Мы добились хорошего результата, но для этого нам пришлось выделить отдельную команду. Повторно на такой подвиг без сторонних инвестиций мы не готовы». Сергей Кураксин («Топ Системы») тоже против тотального повторения: «Я против реинжиниринга, надо смотреть на западное ПО, но делать лучше, иначе мы все время будем отставать. Просто воспроизводить не имеет никакого смысла».

Завышенные ожидания

Делать лучше будет непросто. За последние полтора года разработанные за рубежом цифровые технологии снова резко шагнули в будущее, которое пока непостижимо для большинства. Все происходящее вокруг нейронных сетей и других технологий на базе искусственного интеллекта порождают невероятный хайп в обществе и максимально поднимает планку для российских производителей любых цифровых технологий, в том числе индустриального ПО. Эксперты подтверждают: у бизнеса формируются завышенные ожидания и от возможностей разработчиков, и от пользы ИИ применительно к бизнесу. Сегодня количество запросов на внедрение машинного зрения стремительно растет. Аналитики Gartner посчитали, что целиком российский рынок в сфере искусственного интеллекта к 2024 году достигнет оборота в 160 млрд рублей. Руководитель развития проектов в области ИИ Rubius tech (компания реализуют крупные IT-решения для промышленности) Богдан Хайбулин, говорит: «Сегодня бизнес видит в искусственном интеллекте панацею в решении многих проблем, пытается внедрять проекты с его участием, но не всегда отдает себе отчет в последующей эффективности». В итоге, по данным того же Gartner, только один из трех «пилотов» в области машинного зрения переходит в промышленное внедрение.

В поиске «единорога»

Между тем на ROI и конечные эффекты внедрения влияет масса факторов, которые нельзя не учитывать. Зачастую применение искусственного интеллекта и машинного зрения в бизнес-процессах ограничено наличием исходных данных. Эксперты в области искусственного интеллекта рекомендуют перед разработкой и внедрением собрать качественную аналитику — миновать этот этап будет стратегической ошибкой. Аналитика позволит выявить идеальный процесс для автоматизации. Богдан Хайбулин, эксперт в сфере разработки решений на основе ИИ, называет этот процесс «поиском единорога», у которого должны быть отличительные признаки. Процесс должен быть дорогой и критически важный для компании, тогда его оцифровка даст ощутимый экономический эффект. Он должен быть самостоятельным и самодостаточным, а его инфраструктура — готова к реализации, тогда не потребуется вкладывать дополнительные ресурсы. Важно не иметь завышенных ожиданий от проекта, даже все эти усилия не гарантируют успех на 100%.

Богдан Хайбулин еще раз напоминает: внедрение любых решений на основе высоких технологий необходимо начинать с анализа существующих данных, если их нет, никакое машинное обучение невозможно. Важно также их качество и объем. В среднем для внедрения необходима аналитика за полгода – год работы компании. Данные должны быть цифровыми, иначе их валидность, пригодность будет сомнительна. Оценка результата без метрик невозможна, их разработка — один из самых сложных этапов. Как измерить пользу от внедрения цифровых решений, какие данные заложить в метрику, чтобы получить достоверную оценку эффективности? Компания должна взять на себя этот фронт работ, ведь для решения подобных задач требуется глубинное знание процессов, но без расчета ROI любой, даже самый амбициозный и перспективный, на первый взгляд, проект, может не окупиться. Между тем оптимальный период окупаемости при внедрении технологий ИИ составляет от двух до пяти лет. Эффективность — и только она — должна являться конечной целью цифровизации. Не всегда промышленник видит, за счет чего ее можно добиться. Показать и доказать эту пользу могут разработчики, но такое партнерское взаимодействие потребует доверия и прямой заинтересованности заказчика. Без глубокого погружения в процессы компании цифровизация просто лишена всякого смысла, а создание индустриального ПО покажется марафонной дистанцией, пробежать которую до конца не каждому под силу.