Бизнес Журнал:

Юрий Дубровин: промышленный холод, критически важный и такой зависимый

icon
14:06; 29 июня 2023 года

© Фото: архив

Фото: архив

 

Индустрия холода — малопонятная, широко не известная, но системная и потому крайне важна для всех отраслей экономики. В официальной классификации, которую используют в правительстве, она состоит в разделе «Экологическая промышленность», а по факту внутри нее — производители промышленного и специального холодильного оборудования, криотехника, все для вентиляции и кондиционирования. У каждого из направлений сложная специфика, но в момент обрушения санкционного шторма все они плыли в одной лодке. Отверточное производство, низкий уровень локализации, высокая зависимость от импорта, проблемы с обслуживанием зарубежных средств производства. К чему приплыли спустя полтора года активного импортозамещения?
 
На самом деле, холодильная промышленность — это и про продуктовую безопасность страны, поскольку именно она производит оборудование для хранения и перевозки всех видов пищевой продукции. Это и про сложные технологические цепочки нефтегаза, металлургии, поскольку сюда же входит криогенное оборудование, а оно задействовано в сложных производственных процессах во многих секторах. Техника низких температур — это базовый элемент десяти из 44 критических технологий, которые правительство внесло в список определяющих безопасность страны. При этом до введения санкций не менее 70% холодильной техники на российском рынке собирали из иностранных комплектующих. Не менее 20% занимал импорт готового оборудования, отечественная продукция составляла лишь 10% рынка. При этом сама отрасль неуклонно росла в объемах — в среднем на 15% в год, но все это время доля зарубежной холодильной продукции оставалась подавляющей. Прошли полтора года работы в условиях жесткого санкционного прессинга, и мы решили взять интервью у эксперта рынка холодильного оборудования, машиностроителя с многолетним стажем и председателя Правления главного отраслевого союза. Персона номера — Юрий Дубровин, который возглавляет Российский союз предприятий холодильной промышленности (сокращенно Россоюзхолодпром).
 
— Введите нас в курс дела: как санкции сказались на производителях промышленного холодильного оборудования?
— Полтора года под санкциями в очередной раз дали понять, что российский рынок имеет критическую зависимость от импортной продукции. Когда начались серьезные проблемы с поставками из Европы, часть продукции и комплектующих была оперативно заменена на продукцию из стран Азии. Сегодня бреши закрываются преимущественно за счет параллельного импорта, однако это временная мера, так как никто не может гарантировать стабильность импортных поставок в условиях растущего санкционного давления.

— Назовите проблемные места: где надо замещать импорт в первую очередь?  
— Сердце холодильной системы — компрессор, в РФ их практически не производят, подобные проекты сейчас находятся на начальном этапе запуска. Создание современного компрессора с нуля требует значительных инженерных и финансовых вложений. Теплообменное оборудование: внутри страны начался серийный выпуск испарителей, конденсаторов, воздухоохладителей. За исключением оборудования специфического применения для особых условий эксплуатации в России производится широкая линейка хорошего качества. Контроллеры: достойное оборудование уже несколько лет делают внутри страны, а сейчас в условиях повышенного спроса готовятся к запуску дополнительные мощности. Думаю, они позволят закрыть потребности в контроллерах и датчиках в полном объеме. Также из компонентной базы для холодильного оборудования в России производят корпусные изделия (металл/полимеры), но не делают многие виды вентиляторов и компоненты для холодильной автоматики.


 
— Удалось ли производителям повысить уровень локализации производства?
— Уровень локализации по производству холодильной, особенно криогенной техники, в РФ за последние два года практически не изменился. Объективно говоря, на сегодняшний день он составляет в среднем не более 30%. В качестве одного из примеров приведу производство малотоннажных и среднетоннажных воздухоразделительных установок (ВРУ). Эти установки позволяют получать из воздуха кислород, азот и аргон, которые необходимы для многих технологических процессов металлургии и химии. Особенно ВРУ важны для электросталеплавильного производства, где потребляется около 100 м3 газа на тонну выплавляемого металла. Российскому рынку нужна полноценная замена продукции, которую поставлял «Кислородмаш» (г. Одесса, Украина), такое производство не только не локализовано в РФ, его просто нет. Между тем парк таких установок в стране насчитывает более 1500 единиц. Есть несколько вариантов решения: параллельный импорт (преимущественно из КНР), реинжиниринг, формирование СП с китайскими производителями, разработка собственных технологических решений и др. В ВРУ ключевой компонент — криогенный модуль, при его производстве без высокого уровня кооперации с десятком различных предприятий не обойтись. Организовать на одном заводе полный цикл по изготовлению такой установки невозможно, поэтому при локализации даже сборочного производства ВРУ возникает необходимость наращивать мощности заводов-смежников (компрессоры, детандерные агрегаты, арматура всех типов, электрика, системы хранения и выдачи, изоляция, металлоконструкции и т. д.).
 
— Санкции стали толчком к развитию отрасли, есть ли заметный прогресс и движение в сторону расширения необходимой номенклатуры?
— Сегодня и непосредственно производители холодильных компонентов, и сборочные производства холодильных агрегатов перегружены заказами, поэтому большинство из них стараются найти ресурсы и расшириться. Зачастую, как и везде в промышленном секторе, собственных оборотных средств не хватает, а господдержка отраслевых производителей недостаточна. Сегодня в стране есть необходимая научная база, опыт, накопленный в советский период, есть и передовые разработки, которые не имеют аналогов. Это позволяет нам оптимистично смотреть в будущее, но без масштабной государственной поддержки и создания единого национального отраслевого оператора новые проекты в отрасли будет трудно реализовать, в том числе по направлению компрессорного и холодильного оборудования, пластинчато-ребристых теплообменников из АМг-сплавов и т. д. Впрочем, сказать, что позитивных сдвигов в нашей отрасли нет, будет несправедливо. В РФ наконец-то началась разработка отечественной компонентной базы. Самый масштабный проект за последние десятилетия — создание импортозамещающей линейки фреоновых спиральных компрессоров, вентиляторов с внешним ротором и автономных холодильно-отопительных установок (реализует дивизион «Климатическое оборудование» группы компаний «Ключевые Системы и Компоненты»). Проект запустили при поддержке Фонда промышленности, займ составил более одного миллиарда рублей. Известно, что эта же компания прорабатывает возможность участия в совместном кооперационном проекте по организации массового производства холодильных компрессоров для систем кондиционирования воздуха автомобильного транспорта. Проект перспективный и интересный.
 
— Когда речь идет о замещении импортных технологий и комплектующих, всегда возникает вопрос о том, какую его долю считать достаточной, необходимой, целесообразной. Как вы отвечаете на этот вопрос применительно к вашей отрасли?
— Вопрос непростой. При определении доли замещения следует учитывать стратегические цели страны, интересы отечественных производителей, а также экономическую эффективность. Важно достигнуть баланса между сокращением зависимости от импорта и обеспечением качественного и конкурентоспособного оборудования для российской промышленности. Критически важные технологии, например, влияющие на обеспечение продовольственной безопасности, следует локализовать на 100%. Все прочие допустимо локализовать частично, в том числе на базе кооперации с дружественными нам странами.
 
— Что, на ваш взгляд, должно стать конечной целью процесса импортозамещения в отрасли?
— Цель — достижение полной независимости от импорта путем развития производства качественного и конкурентоспособного отечественного оборудования. Это включает в себя создание и развитие мощной инженерной базы, научно-исследовательского потенциала и производственной инфраструктуры, способных обеспечить потребности российской промышленности в холодильных системах. Среди целей импортозамещения —
не только создание условий для равной конкуренции отечественных производителей с мировыми лидерами, но и выход на экспорт под брендом «Сделано в России».
 
— Стояла ли цель создавать собственное производство холодильного оборудования до санкций? Насколько активно отрасль двигалась в этом направлении до 2022 года?
— К моменту ужесточения санкционной политики в отношении РФ многие российские производители успели реализовать довольно крупные производственные проекты. Отчасти благодаря этому отрасль не рухнула. В качестве примера могу привести российский завод холодильного оборудования ООО «Элементум» (г. Псков). С 2016 г
здесь выпускают холодильные агрегаты, теплообменное и торгово-холодильное оборудование — производство полного цикла с применением отечественных комплектующих. В текущих условиях санкций это позволяет заводу полностью заменять европейские аналоги конденсаторов, испарителей и воздухоохладителей, которые используются повсеместно, не только в промышленности.
Компания «Простор-Л» — производитель холодильной и климатической техники для спортивных ледовых арен. Они начали процесс замены импортных комплектующих ещё до 2022, но с вводом новых санкций ускорились: расширили производственные мощности, закупили металлообрабатывающие станки с ЧПУ, разработали конструкторскую документацию на новые образцы, заказали формы и фильеры для комплектующих, которые ранее закупали за рубежом. Наличие собственных фильер позволяет заказывать те же комплектующие на российских предприятиях. 
Вместе с рядом профильных предприятий Россоюзхолодпром реализует задачи по замещению импорта начиная с 2017 года. Под эгидой Минпромторга мы разрабатывали «дорожные карты» приоритетных проектов в индустрии. В них указали конкретных российских производителей и научные центры, способные участвовать в создании НИОКР. Также мы просчитали объем финансирования, необходимый для реализации проектов. Параллельно с дорожными картами Союз подготовил более десятка законодательных инициатив, направленных на укрепление технологического суверенитета в отрасли. Собранная нами аналитика стала основой для Плана мероприятий по импортозамещению в сфере экологического машиностроения РФ (в соответствии с классификацией правительства в него также входит индустрия промышленного холода). Сейчас мы собираем предложения для новой редакции Плана сроком действия до 2024 года, актуализируем информацию, поскольку ситуация в стране, в отрасли кардинально изменилась, как и задачи в замещении иностранных технологий и оборудования.


 
— Насколько охотно предприятия отрасли идут на НИОКР? Возможно, ждут поддержки извне? Или есть среди них те, кто активно инвестирует в наукоемкие технологии?
— Холодильная отрасль — наукоемкая, технологии в ней определяют многое, и, прежде всего, конкурентоспособность конечного продукта. Уровень западных технологических решений в индустрии очень высок. Их научно-производственный и конструкторский потенциал опережает в развитии наш на 20–25 лет. В РФ утрачена некогда мощная инфраструктура отраслевых НИИ и КБ, и все же в стране есть ресурсы и возможности, которые помогут не только сократить это досадное отставание, но и опередить иностранных конкурентов. Задача по развитию собственных уникальных технологий должна стать приоритетной на государственном уровне, тогда есть шанс запустить процесс. Пока же отрасль двигают вперед энтузиасты.
 
— Вы машиностроитель со стажем. Мы спросили вас о технологиях, а как обстоят дела со средствами производства — оснащением тех мощностей, на которых делают оборудование? Ведь наверняка и здесь были импортные станки, линии целиком. Стало ли это проблемой после февраля 2022-го?
— Основные трудности со станочным оснащением у нас еще впереди, пока не исчерпан ресурс. Выпуск средств производства — по-прежнему «больная» тема для большинства промышленников. В этом есть одна из причин, почему в РФ так активно развивалось отверточное производство во всех отраслях, мы не исключение.
 
— Кто сегодня доминирует на мировом рынке холодильного оборудования?
— Крупнейший производитель холодильного, криогенного и климатического оборудования — Китай. Далее следуют США, Дания, Япония, Германия, Италия и Турция.   
 
Нет ли у вас опасений, что азиатские производители перехватят инициативу у российских разработчиков и займут освободившиеся ниши российского рынка?
— Значительное влияние на технологическое развитие в холодильной отрасли оказывают китайские компании. В КНР это очень развитый производственный сегмент. Азиатские производители активно инвестируют в разработки, поэтому вышли на самый высокий уровень развития собственного технологического и промышленного комплекса, вплоть до участия в космических и оборонных национальных программах. А ведь было время, когда они, не стесняясь, заимствовали лучшие достижения советских инженеров и делали это без оглядки на права, на интеллектуальную собственность. Что мы видим сегодня: тот же Китай не торопится делиться с Россией своими научно-производственными достижениями (к тому же в области криогенных технологий они связаны определёнными соглашениями с западными лицензиарами). Российским разработчикам придется рассчитывать исключительно на собственную научную базу, хорошо, что она сохранилась в ряде вузов. Благодаря этому заделу и у отечественных компаний есть определенные достижения, но для технологического прорыва требуется нечто большее, чем мозги, нужны различные виды поддержки, активная кооперация участников отрасли, взаимодействие с университетами и заказчиками. 
 
Какие из мер господдержки наиболее востребованы участниками рынка?
— Льготные кредиты, субсидии, гранты, налоговые преференции — любая форма поддержки нужна и поможет стимулировать собственное производство оборудования. Но нельзя ограничиваться только этим. Так как отрасль наукоемкая, ее участникам важна научно-техническая поддержка: доступ к научным исследованиям, технической экспертизе. Про значимость развития крупных федеральных образовательных проектов я уже говорил ранее.
 
Чтобы претендовать на господдержку, производителям необходимо подтвердить российское происхождение продукции. Как говорят участники рынка, это та еще задача. Является ли процедура барьером для развития, особенно для субъектов МСП?
— Чтобы пройти регистрацию, необходимо соответствовать многим критериям: процент отечественного содержания, место производства и обработки, используемые компоненты и материалы и другие факторы. Сам процесс довольно длительный, документооборот большой. Дополнительные ресурсы и время потребуются на проверку соответствия продукции установленным критериям и требованиям. Сложность процедуры в какой-то степени обоснована, ведь это мера защиты интересов российских производителей, контроль качества, что важно для конечного потребителя, и барьер для поступления контрафакта в страну. На мой взгляд, здесь надо найти баланс. Реестр дает ряд преимуществ, не только доступ к инструментам господдержки, нахождение в нем облегчает ряд административных процедур, в том числе получение разрешений и лицензий. Регистрация в Реестре — подтверждение статуса и надежности предприятия, а это повышает индекс доверия со стороны клиентов, партнеров и инвесторов.
 
— Насколько активно инвесторы заходят в отрасль?
— Инвесторы идут в отрасль неохотно, несмотря на то, что по ряду направлений можно получить высокую доходность. Например, в сегменте криогенного оборудования это вполне возможно, в том числе за счет развития on-site-проектов. Подобная практика активно развивается за рубежом последние несколько десятилетий, их опыт позволял им доминировать и на российском рынке, что отпугивало инвесторов. Сегодня путь свободен, и некоторые отечественные компании успешно идут по этому пути. В целом же, сегодня самое время говорить о том, что возрождение отечественной холодильной промышленности возможно исключительно с опорой на собственные силы и невозможно без разумного использования мирового опыта.