Бизнес Журнал:

Халяльные деньги и «зонт в грозу»: каким видится будущее исламского банкинга в России

icon
14:21; 21 мая 2023 года

© Фото: Фотохост-агентство РИА Новости.

Фото: Фотохост-агентство РИА Новости.


В кругах финансистов «гуляет» поговорка: банкир в солнечную погоду зонт даст, в дождливую отберет. Цитата Марка Твена — универсальное правило в классической финансовой системе. Но совершенно иначе все работает в исламском банкинге: зонт в дождь у вас не отберут, но и не допустят выплату или взимание процентов и многое другое. Исламские финансы — это бизнес с соблюдением ограничений, налагаемых исламским правом, шариатом.

Сейчас все привыкли легко и просто через мобильные приложения заказывать товары и еду. То же самое с финансовыми продуктами: блокчейн, облачная система и система переводов очень популярны, но какие из них действительно важны и допустимы в исламском мире? Вопрос актуальный, поскольку объемы исламского финансирования в России, по предварительным оценкам Сбербанка, в ближайшие три года составят порядка 20 миллиардов рублей. Но как относится ислам к факторингу, скорингу, к цифровым финансовым активам, к сетевому маркетингу и маркетплейсам? Требует ответа и масса частных вопросов представителей многочисленной конфессии. Можно ли использовать традиционный счёт в банке, который выдает кредиты под проценты? Дозволено ли пользоваться картой рассрочки? Разрешена ли криптовалюта? Можно ли хранить деньги на обезличенном металлическом счёте? А главное, как не ошибиться, проводя шариатскую экспертизу, не пойти по ложному пути, не потерять финансы и религию в многообразии финтехнологий? Решения искали эксперты на XIV Международном форуме «Россия – Исламский мир: KazanForum».

Об исламском банкинге много говорят, но далеко не каждый понимает его суть. Она — в культуре беспроцентных и осознанных финансов, пропагандирующих цель увеличения благосостояния людей. Чтобы получить доход на свои деньги, в исламе необходимо вложить их в дело, подвергнуть предпринимательскому риску, обратив в товар с потенциальным спросом. Товар не нашел спроса — это тот самый риск, озвученный выше. При этом чрезмерный риск (майсир) шариат запрещает, как и ростовщичество и ссудный процент (риба), то есть любую обусловленную и зафиксированную в точных цифрах надбавку инвестора, неопределенность (гарар), а также инвестиции и операции в запретных областях, в их числе торговля и производство алкогольной продукции, табачных изделий, свинины, определенная индустрия.

Если посмотреть в целом на всю финансовую исламскую систему, она достаточно медлительная, достаточно неповоротливая, и в этом нет ничего плохого. Но она более стабильная, более безопасная: в мире так не бывает, чтобы и быстро, и эффективно, и выгодно, и безопасно. Мусульмане веруют, что мир созданный Творцом, справедлив, с этим нужно считаться. Финансовая исламская система, да, наверное, она не будет такой прибыльной, но она будет стабильной и безопасной, — начал выступление в преддверии панельной дискуссии «Финансовые технологии в исламских финансах, тренды и особенности» ученый секретарь Совета улемов Духовного управления мусульман Республики Татарстан Рустем хазрат Нургалеев.

За примерами стабильности и безопасности далеко ходить не нужно — это мировой финансовый кризис 2008 года. Стадию, когда лихорадило финансовые рынки, исламские институты прошли фактически без потерь. Объяснение феномену на поверхности — шариатский запрет на спекуляции и попытки заработать на неопределенности не позволяет держать на балансе «токсичные» активы. Поэтому кризис западной финансовой модели еще больше подогрел интерес к исламской альтернативе.

Кризис 2008 года не в теории, а на практике доказал, что самые стабильные страны в период грандиозного кризиса, как раз начавшегося с арендного бизнеса, с ипотечного бизнеса в Америке, — мусульманские страны, — отметил эксперт.

Когда мы говорим об исламских финансах, исламском банке, исламском страховании и так далее, мы имеем в виду отсутствие ростовщических вещей, чрезмерных рисков, азарта, не социально ориентированного бизнеса. Но это не 3-4 постановления, это большой набор вопросов религиозно-правового характера.

— Например, возьмём желание клиента приобрести золото, что он для этого делает без финансовых технологий? Лезет в кошелек, смотрит, сколько у него денег, берет деньги, идёт на рынок, ищет, где подешевле, каждого спрашивает — он затрачивает очень много времени. В конечном итоге он находит приятную для него цену, возможно, торгуется, забирает свой кусок золота, идёт домой и прячет его в валенок. Что делает финансовая технология? Она говорит — не выходи, там погода плохая, на рынке бандиты — обманут, открой сайт, вот тебе цены на золото, выбери понравившееся, будто ты на рынке, нажми кнопку и золото твоё. Здесь и забота о безопасности, и забота о здоровье, чтобы он, бедный, не простыл под дождем. Снаружи все выглядит гениально, в действительности мы, мусульмане, смотрим на все «тут безопасно, тут выгодно» через наше богословское наследие. Есть четкое изречение пророка Мухаммеда относительно золота — серебра: когда кто-то покупает или меняет именно эти металлы — меняй, если это будет из рук в руки. Точка. Для мусульман очень важны логика и разум, но они проходят через призму Божественного откровения, — пояснил Рустем Нургалеев.

Вот он — главный критерий: говоря об исламских финтехнологиях, надо знать, что они должны пройти проверку на соответствие всем каноническим нормам.

Если рассматривать классический банк, то каждую сделку изучает кредитный комитет, у мусульман — это шариатский совет. Внутренние шариатские эксперты сделку проверяют — верифицируют, и дополнительно есть внешний шариатский советник — аудитор от Духовного управления мусульман Республики Татарстан. Независимые экспертизы перепроверяют компании и точно говорят о том, соответствует ли их деятельность нормам ислама. У нас полная подконтрольность духовному управлению в этом вопросе. А спорных моментов возникает много: такой-то банк дарит акции — это халяль? Акция не халяль, а я ей владею, что делать? Что делать, если акция переслала отвечать нормам ислама? — перечислил вопросы, с которыми приходится работать, координатор проекта Sahih invest Артур Нурмухаметов.

Другой вопрос — как правильно трактовать современные финтехнологии в соответствии с богословским наследием прошлых веков? Эксперты дают четкий ответ — исламское богословие широкое и по любому вопросу у богословов есть своя точка зрения.

Биткоин — важное изобретение в области финансовых технологий. Но он заявлен как платежная единица? Опять возвращаемся к каноническим первоисточникам: платежной единицей в исламе названо золото, серебро или в последующем открепительное удостоверение золота-серебра. Так зародились банкноты и (признавались исламом) до 1971 года, все это прекрасно знают, когда прекратилась финтехнология. США перестали заверять открепительное удостоверение металлов. Изменилась ли ситуация? Изменилась и мусульманские богословы сказали — это больше не деньги. Понадобилось 10 лет, чтобы в 1981 году вновь поверили деньгам и сказали — хорошо, признаём деньги деньгами, если их эмиссией займется ЦБ отдельно взятой страны. И это опять-таки финтехнология.

Возвращаясь к биткоину, есть ли у нас заявления ЦБ какой-либо страны, что он является платёжной единицей того или иного государства? Нет, значит это одна из финансовых технологий, которая не может быть названа исламской, — разъяснил на площадке форума Нургалеев.

Исламские финансы — быстро растущая отрасль не только на Востоке, но и на Западе. Исламский закон, шариат, создал разнообразные форматы организации имущественных отношений. Контракты, носящие арабские названия, уже стали частью профессионального лексикона финансистов. При этом финансовые технологии — это инструментарий для обслуживания уже существующих договоров, в данном случае финтех только отчасти создаёт новые финансовые договоры, новые схемы, это технологии с возможной комбинацией нескольких договоров. И здесь опять эксперты обращаются к неизменной теологии.

Мы часто говорим, что один отдельно взятый продукт — это часто моделирование разных договоров, когда из точки А в точку Б мы попадаем не через один, а через комплекс договоров. Иногда они выполняются в параллели. Дозволено ли это? Есть мнение, что дозволено, но опасно. Если «тальфик», то есть смешивание договоров, будет проводить человек неосведомленный, он в конечном итоге разрешит запретное, и из пункта А в пункт Б мы дойдем недозволенным способом. Это как лечиться у пяти разных врачей разными лекарствами», — пояснил хазрат Нургалеев, затронув тонкий вопрос фетв в исламских финансах.

Фетва — богословско-правовое заключение, сделанное в отношении какого-либо вопроса, имеющего прямое отношение к религии. В период становления классических богословско-правовых школ и школ современности появились так называемые аномальные фетвы. Они опасны тем, что ведут мусульман по ложному пути, в том числе в финансах. Современные примеры аномальных фетв в исламе — классическое страхование, ипотечное кредитование, ссудный процент, фьючерсы и многое другое.

Согласно изречению пророка Мухаммеда, существует 70 видов ростовщичества. Изучая их, мы уже косвенно отвечаем на вопрос выше: рассрочки запрещены, счета в традиционном коммерческом банке запрещены, коммерческие страхование и ипотека запрещены. Начисления процента на банковский депозит разрешены, но это аномальная фетва, поскольку изречение пророка Мухаммеда — не продавать того, чего у тебя нет. Значит фьючерсы запрещены, огромное количество методик продаж на маркетплейсах запрещены, — констатировал ведущий спикер сессии форума в Казани Рустем Нургалеев.

«Первый блин» уменьшили

Необходимыми условиями для начала работы на новых рынках для исламских инвесторов является наличие в стране законодательной, регулятивной, организационной и налоговой инфраструктуры исламских финансов, а также системы защиты иностранных инвесторов. Это другая ключевая задача, которую России предстоит решить и как можно быстрее.

Вариантов сотрудничества РФ с исламскими государствами масса: это и привлечение иностранных инвестиций в различные проекты, и развитие в России «халяльной индустрии», соответствующей шариатским принципам, перспективы экспорта в исламские государства и прочее.

Госдума приняла в первом чтении законопроект о введении исламского банкинга в Башкирии, Дагестане, Чечне и Татарстане. В дальнейшем выяснилось, что документ требует серьезной доработки, поэтому его рассмотрение и принятие в следующих чтениях отложили. На вопрос обозревателя «Бизнес-журнала» о судьбе проекта закона, ученый секретарь Совета улемов Духовного управления мусульман Республики Татарстан Рустем Нургалеев сообщил, что документ готов ко II чтению в Госдуме. Эксперт участвовал в заседании рабочей группы ЦБ по обсуждению законопроекта. Он выразил надежду, что проект закона пройдет второе чтение и уже этим летом будет принят Госдумой.

— Вы же понимаете, это «первый блин», и чтобы он не был комом, его просто уменьшили. Было желание на старте, с порога реализовать сразу много продуктов, решить много проблем, в частности по налоговому законодательству, но пошли иным путём — экспериментальным: решили уменьшить желания будущих участников проекта и в процессе реализации — в четырёх пилотных регионах РФ в течение двух лет — добавлять туда необходимое не только исходя из теоретических желаний, но и смотреть на практике, насколько продукты востребованы. То есть просто поменяли подход к реализации закона — он будет реализован как эксперимент, — сказал он.

Многое в исламском банкинге можно реализовать уже сейчас в рамках действующего законодательства, указал эксперт Российского центра исламской экономики и финансов при Российском исламском институте Руслан Халиуллин.

— Посмотрите, сколько исламских компаний, которые уже по 10 лет работают на рынке и им не нужно никакого законодательства. Закон в данном случае немного запаздывает, но он запаздывает только из-за того, чтобы ввести эти компании в официальные рамки и привлечь внимание иностранных инвесторов с Востока. Вот, наверное, два важных фактора. Закон об исламском банкинге будет принят, все понимают его необходимость и то, что это всерьёз и надолго, — подчеркнул эксперт.

Четверть населения мира (25 %) — мусульмане, при этом компаний финансовой отрасли, которые соответствуют shari а compliance, не более 1 %, отдельно отметили участники профильной сессии «Финансовые технологии в исламских финансах, тренды и особенности». Дисбаланс между спросом и предложением налицо, в том числе и за рубежом. Масса представителей других конфессий поддерживают внедрение исламского банкинга. Вопрос давно и совершенно точно не ограничивается только мусульманским миром.

 

  • Автор: Светлана Хайрутдинова
  • Фото: Фотохост-агентство РИА Новости.

Экономист оценила, спасла бы публичность WB от публичного скандала

Wildberries — непубличная частная компания. Ее владелица Татьяна Бакальчук неоднократно сообщала, что банки регулярно предлагают Wildberries выйти на биржу, организовав IPO. Но такой путь Бакальчук называла «неправильным». В конце прошлого года бизнесвумен объясняла свою позицию — WB не преследует цели доставить «удовольствие» акционерам.

24 июля 17:05

Ягода раздора: кто и как поделил Wildberries

Около месяца назад Wildberries объявил об объединении с крупнейшим в стране оператором наружной рекламы — группой Russ. Днем глава Чечни Рамзан Кадыров заявил о рейдерском захвате маркетплейса. Несколько минут назад вышла в эфир Татьяна Бакальчук, которая призвала не считать ее кавказской пленницей. Детали — в материале БЖ.

23 июля 22:44