Бизнес Журнал:

Тотальные запреты — не выход: почему прогноз экспертов рынка БПЛА полон пессимизма

icon
15:05; 03 апреля 2023 года

© Фото: служба информации ФБЖ

Фото: служба информации ФБЖ

 

Еще год назад подавляющее большинство россиян не знали, что означает аббревиатура БПЛА. Мир быстро меняется. Сегодня практически каждый житель РФ слышал про беспилотники, потому что они падают на дома обычных людей, взрываются на земле и в воздухе, а еще активно используются в зоне СВО. По открытым данным, количество БПЛА в мире в 2022 году составляло 1 400 000 шт., в России — меньше 200 000. На пути развития российского рынка БПЛА пока слишком много препятствий, а многочисленные запреты на полеты дронов в регионах РФ, введенные за последний год, лишь усугубляют ситуацию. По оценке ассоциации «Аэронекст», обнародованной в начале года, существующие ограничения на полеты обернутся для отрасли миллиардными потерями.

Мы спросили у президента ассоциации «Аэронекст», заместителя генерального директора по стратегическим проектам компании «Геоскан» Андрея Грудева, на чем основан столь пессимистичный прогноз, и какова была методология расчетов. Вопрос непраздный, ответ на него дает представление о реальных масштабах отрасли, и математика оказалась проста.

«На начало текущего года запреты на полеты действовали в 23 регионах, всего же в РФ чуть больше 80 субъектов, то есть фактически четверть из них были объявлены бесполетной зоной для коммерческих дронов, — поясняет Грудев. — Оборот рынка БПЛА по итогам 2022 г. составил порядка 16 млрд руб. Вот и получается, что от рынка «отрезали» как минимум четверть». Эксперт поясняет, что в общем обороте учтен лишь сегмент гражданских БПЛА, сюда вошли продажи беспилотников и коммерческие услуги, которые оказывают с их применением.

Возможен ли компромисс?

Когда с пугающей регулярностью на российские территории, далекие от зоны проведения СВО, падают беспилотники, запущенные откуда-то оттуда, поневоле задумываешься: а в чем был смысл запрета? С одной стороны, вроде бы так спокойнее: чем меньше летающих объектов, тем проще фильтровать своих и чужих. Но по факту запрет, распространяющийся на использование коммерческих дронов, не стал барьером для атак со стороны противника. В этой борьбе запреты точно не помогут, это задача для ПВО. Так кому стало лучше, спокойнее и безопаснее?

Запрещая коммерческие полеты БПЛА, региональные власти явно перестраховываются ради «усиления мер безопасности». Однако и они вынуждены запрещать с оговоркой. Как пояснил в разговоре с редакцией Андрей Грудев, исключение обычно делают для дронов, которые работают по заказу органов власти. Значит, компромисс все-таки возможен? А в чем он для участников рынка?

Глеб Бабинцев, генеральный директор ассоциации «Аэронекст», предлагает такой алгоритм: «Мой сценарий включает следующие этапы: обнаружение БПЛА, определение его координат, в том числе пункта управления, анализ намерения, контакт с пилотом. В случае если обратная связь не была получена, ставится вопрос о сбивании неопознанного БПЛА. Сейчас же запрет бьет только по добросовестным гражданам и компаниям, а нелегалы, преступники и враги, летали и до ограничений, и после. Запреты не повышают безопасность. Если бы была отлажена эффективная система контроля полетов, то в них не было бы необходимости».

Под грифом «секретно»

Большинство экспертов склоняются к тому, что нужны продуманные меры контроля за воздушным пространством, особенно в столь неспокойное время, но тотальные запреты не выход, такая заградительная политика вызывает регресс отрасли. В качестве компромисса временно в воздух можно не пускать частные беспилотники. Скажем, свадебный фотограф купил дрон для аэросъемки, для кого-то это стало любимым хобби, не ради заработка, а для души. Благодаря доступности китайских дронов таких любителей теперь много. Если кому-то так хочется «безопасности», временно можно ограничить полеты, оставить возможность летать тем, кто выполняет коммерческие заказы. Тотальный запрет действительно бьет наотмашь по отрасли БПЛА, их производству и развитию сектора услуг с применением дронов. Между тем добросовестные и солидные участники рынка и так сильно зарегулированыи действуют открыто, никто из них не прячется, напротив, они являются публичными коммерческими структурами, которые выстраивают свой бизнес в столь непростых условиях.  «БПЛА по-прежнему могут летать в сегрегированном воздушном пространстве, — замечает Андрей Грудев, — заявка на полет должна подаваться за пять дней. Необходимо получать разрешение на каждый вылет, летать можно в строго определенном пространстве — это неудобно для всех». Участники рынка хором говорят о том, что отрасли нужны не барьеры и чрезмерное госрегулирование, а правила полетов.

Сегодня одно из них сводит до минимума коммерческую привлекательность многих услуг с применением БПЛА. По существующему закону результаты воздушной съемки имеют гриф секретности. Все, кто легально ее проводят, обязаны проходить процедуру его снятия, а она небыстрая. «Представьте себе, что компания провела аэрофотосъемку полей по заказу сельхозпроизводителя, — поясняет последствия Андрей Грудев, — показать результат заказчику можно только после снятия грифа «секретно», эта процедура занимает недели. Кому из аграриев нужны снимки трехнедельной давности? Они имеют ценность в моменте, когда был сделан облет. Рынок аэросъемки в РФ существует около семи лет, но до сих пор из-за сложностей в регулировании многие коммерческие услуги с использованием БПЛА не развиваются, та же беспилотная логистика в воздухе. Пока на рынке не было заключено ни одного подобного контракта. Ждем, что они появятся в этом году».

Очевидные преимущества

Большинство экспертов и игроков этого рынка считают многочисленные ограничения и отсутствие нормативной базы одним из самых существенных сдерживающих факторов для развития отрасли. И такая ситуация на руку тем, кому БПЛА составляют серьезную конкуренцию. Довольно остро она ощущается в геологоразведке. Затраты на ее проведение с применением БПЛА и при помощи традиционных методов (геолого-разведочные экспедиции) посчитали в компании «Геоскан» на примере оборудования собственного производства. Беспилотники исследуют залежи полезных ископаемых методом высокоточной магнитной съемки. Конечно, цена работы зависит от сложности рельефа и других факторов, но в среднем составляет от 2000 рублей за погонный км. При прочих равных наземная съемка обходится от 6500 рублей. При этом производительность последней — в среднем 15 км/день. Беспилотник за это же время исследует до 330 км, к тому же его использование сводит до минимума влияние на процесс человеческого фактора. Работа у геологов опасная, любая геолого-разведочная экспедиция требует тщательной и довольно продолжительной подготовки. Использование дронов упрощает процесс. Но главное преимущество работы дронов, которое особенно ценят заказчики, — высокая точность данных. Она играет ключевую роль при принятии решений о начале добычи и берется за основу инвестиционных проектов в этой сфере. Разведка полезных ископаемых — не только дорогое удовольствие, но и порой трудно выполнимая задача, ведь участки для исследования могут находиться в труднодоступной местности со сложными или даже экстремальными климатическими условиями.

Там, где опасно

Поиск и анализ подземных богатств не единственное рисковое предприятие, где человека выручают дроны. Возьмем Антарктиду. Работать в этой зоне человеку по-прежнему сложно, а порой даже невозможно, и тогда в воздух поднимают дроны. Например, их активно использовала 62-ая российская антарктическая экспедиция, которая проходила в районе станции «Прогресс». Участие в ней принимали специалисты компании «Геоскан». Одна из их задач — провести съемку 30-километрового очень опасного участка трассы санно-гусеничного похода на станцию «Восток». На нем много ледниковых трещин, их надо было выявить, чтобы ученые смогли изучить направление их движения. Подобные промывы крайне опасны, чему стали свидетелями участники экспедиции. Талая вода вместе с водой из озер образовала в теле ледника промыв. Его образование шло не один год, а кульминацией стало обрушение верхней стенки ледника и появление провала на участке дороги от станции «Прогресс» до аэродрома.
Дронам часто поручают опасную и трудновыполнимую для человека работу. Например, в одном из национальных парков Приморья беспилотники помогают ловить браконьеров: обнаружив нарушителей, они передают их координаты диспетчеру, и охрана успевает их задержать. БПЛА летают не только быстро, но практически бесшумно, браконьеры их не замечают. Наблюдения ведутся даже ночью, поскольку беспилотники оснащены тепловизорами и способны «наблюдать» за порядком по ночам и в условиях плохой видимости.

Прогресс неотвратим

Как бы ни было сильно в России антидроновое лобби, несмотря на массу ограничений, количество задач для дронов все равно растет. Инициатива по расширению областей их применения исходит порой из самых неожиданных источников. Не так давно с одной из них выступил Минстрой России. Замминистра строительства и ЖКХ РФ Константин Михайлик публично заявил, что БПЛА упрощают процесс управления строительством и значительно повышают качество работ: «Использование беспилотников в стройотрасли — насущная необходимость, которая позволит решить большое количество вопросов». Строители готовы поручить беспилотникам не только контроль за ходом работ на объектах, но и сканирование строительной площадки и объектов на ней на предмет дефектов или нарушений. Так строители смогут сократить текущие издержки и сэкономить, избежав расходов на исправления недостатков.

У дронов широкое поле применения, и ни одно из направлений практически не освоено в России. Дмитрий Песков, специальный представитель президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития, генеральный директор АНО «Платформа НТИ», называет самыми перспективными аэротакси, аэродоставку (БПЛА сделают ее еще быстрее). Речь идет о доставке внутри одного города и межрегиональной, в том числе тяжелых грузов весом до трех тонн. А еще дроны могли бы спасать жизни, и кое-где уже в мире это делают, например, доставляют донорскую кровь, медикаменты и приборы, эвакуаируют людей из зон бедствия и ищут их в зонах чрезвычайных ситуаций. Дрономониторинг — еще одно перспективное направление. С его помощью уже давно создаются высокоточные цифровые модели населенных пунктов. Кстати, подобные заказы коммерческим структурам нередко делают органы власти. Цели могут быть разные: например, контроль за состоянием городской инфраструктуры, анализ неиспользуемых земель и др.

Осторожные прогнозы

Использование БПЛА существенно удешевляет и упрощает решение многих задач. Беспилотные технологии доказали свою эффективность в нефтегазовом секторе, сельском хозяйстве, геологии и археологии, а производство внутри России современных образцов коммерческих дронов делает их использование еще более экономически оправданным. По прогнозам ассоциации «Аэронекст», к 2025 году в небе РФ будут находиться не менее 100 тысяч беспилотников. Рынок услуг с их применением в ближайшие десять лет может показать десятикратный рост. Андрей Грудев (ассоциация «Аэронекст») склонен к взвешенным оценкам, которые основаны на реалиях дня сегодняшнего: «Мы точно знаем, что Росавиация поставила на учет около 60 тысяч беспилотников, — государство наводит порядок в воздушном пространстве, идет обеление рынка. Думаю, что геополитическая ситуация даст толчок развитию отрасли — появятся новые, более серьезные производители». Если будет так, то можно надеяться на локализацию производства беспилотных летательных аппаратов внутри страны. По мнению большинства экспертов, импортозамещение сделает БПЛА еще более доступными и конкурентными. Пока же уровень локализации остается довольно низким: на ноябрь 2022 года, по оценкам, которые брали за основу в Министерстве промышленности РФ, он составлял порядка 40%. В основном в стране изготавливают элементы рамы, планера, воздушные винты, но этого явно недостаточно для прорыва. А он значится в министерских прогнозах: ссылаясь на оценку экспертов, Минпромторг в конце минувшего года заявлял, что к 2030-му российский рынок беспилотной авиации будет составлять 120 млрд рублей.

Высокие цели

Сказать по правде, рынок производства БПЛА и их коммерческого применения пока сложно поддается анализу и прогнозированию, что неудивительно при всех описанных выше вводных, но российское правительство и лично президент демонстрируют серьезные намерения в отношении развития этого сектора экономики. Расскажем лишь о некоторых инициативах, спустившихся с самого верха.
В феврале президент РФ Владимир Путин озвучил инициативу по созданию национального проекта по беспилотным системам и велел создать для этого правительственную комиссию. Президент сказал — премьер распорядился, комиссию создали. Экспертам, включенным в ее состав, поручена еще одна важная для отрасли инициатива — разработка стратегии развития беспилотной авиации на период до 2030 года и на перспективу до 2035 года. К июню ее первая рабочая версия должна лечь на стол президенту. Среди ключевых задач стратегии одна из приоритетных — развитие серийного производства беспилотных авиационных систем, их компонентов, комплектующих с повышением уровня локализации. Отличным стимулом к росту может стать план государственного гражданского заказа на их производство. Кстати, его кабмин должен был сформировать в срок до 1 апреля. Также государственная стратегия должна урегулировать вопрос выделения частотных диапазонов, ведь без этого невозможно создание единой инфраструктуры для управления беспилотными системами и контроль за их эксплуатацией. В распоряжениях, отданных президентом, среди соисполнителей упомянут даже Банк России. Совместно с Минфином и Минтрансом ведомству поручено продумать систему страхования БПЛА и гражданской ответственности лиц, осуществляющих их эксплуатацию. Работа над стратегией кипит, говорят игроки рынка, многие из них, в том числе участники профильной ассоциации «Аэронекст», привлечены к этой работе. Параллельно АСИ ведет работу с региональными властями по вопросу создания инфраструктуры для использования беспилотников. И это тоже из списка президентских поручений. Интересно, как в условиях действия запретов на полеты БПЛА будут реализовываться президентские инициативы. Между тем в правительстве явно торопятся успеть в сжатые сроки показать результат исполнения поставленных задач. Не так давно заместитель министра промышленности и торговли Василий Осьмаков заявил о запуске программы грантовой поддержки разработки комплектующих для дронов. Комментируя инициативу, Осьмаков сказал, что кабмин видит своей «первой большой задачей» развитие спроса, для чего необходимо развивать новые сегменты рынка и снимать избыточные ограничения для применения беспилотников. Задача №2 — стимулировать разработки серийного производства отечественных беспилотных систем и комплектующих, для этого и будут раздавать гранты.

Топтание на месте

Инициатив много, реальных действий маловато, и пока это выглядит так: один шаг вперед, два назад. Отмотав события на конец прошлого года, вспомним, что в декабре 2022 года премьер-министр Михаил Мишустин своим распоряжением перенес на пять лет сроки интеграции беспилотных летательных аппаратов в единое воздушное пространство России — с 2030 на 2035 год. Процесс разложен на три этапа. К 2024 году должны быть упрощены процедуры для организации полетов БПЛА и внедрены сервисы для их электронной регистрации и учета, установлены правила подготовки и выполнения полетов. Изначально эти цели должны были быть достигнуты в 2023 году. К 2030 году в РФ должны заработать технологии обеспечения безопасности полетов БПЛА и создана инфраструктура связи, систем навигации и наблюдения. Особый акцент правительство делало на том, что необходимая электронная компонентная база, программно-аппаратные комплексы и цифровые платформы должны быть преимущественно российскими. Параллельно должна была вестись законотворческая работа, без которой все эти инициативы останутся лишь благими намерениями. Как бы сложно ни было, но большинство экспертов, с которыми мы пообщались, говорят, что без партнерства и тесного взаимодействия с государством отрасль все равно не сможет развиваться. Конечно, все всё понимают: и сложность момента, и приоритетность других задач, и дефицит бюджета, но важно, что вопрос не снят с повестки дня. И даже наоборот: та же СВО заметно повысила интерес к отрасли, на ее фоне роль БПЛА стала еще заметнее.