Пока еще не постно: американцы продали воронежский МЭЗ швейцарскому бизнесмену с украинским паспортом



Пока еще не постно: американцы продали воронежский МЭЗ швейцарскому бизнесмену с украинским паспортом

 

19 сентября американское информационное агентство «Business Wire», принадлежащее Уоррену Баффету и специализирующееся на распространении пресс-релизов компаний, выпустило следующее сообщение: «Сегодня компания Bunge (NYSE:BG) объявила о согласии продать свой бизнес по переработке масличных культур в России Карену Ванецяну, контролирующему акционеру Exoil Group. В продажу входит завод по переработке подсолнечника в Воронеже. Завершение продажи зависит от обычных условий закрытия, включая одобрение регулирующих органов. «Мы благодарны команде за то, что они продолжают поставлять основные продукты питания и корма в этих сложных условиях. Благодаря более чем 25-летнему опыту Карена Ванецяна в области переработки сельскохозяйственной продукции мы уверены, что команда продолжит успешно обслуживать клиентов», — сказал Грег Хекман, генеральный директор Bunge». (Конец сообщения).
 
Дополнительных объяснений ни от продавца, ни от покупателя не последовало. Российские СМИ лишь добавили (видимо, прикинули в уме), что сумма сделки может колебаться от 6 до 10 миллиардов рублей. И зависит от того, будут ли вместе с перерабатывающими мощностями проданы права на российские товарные знаки, принадлежащие «Бунге». Эти товарные знаки известны каждому россиянину – «Олейна», IDEAL и «Масленица». Первые две - самые продаваемые в России марки подсолнечного, или в просторечии – постного масла.
 
Если сделка по продаже воронежского завода реальная, а не для отвода глаз, то без продажи брендов она лишается всякого смысла. Огромный завод заточен именно под розлив бутилированного масла и производит в год 200 миллионов бутылок масла. Это каждая десятая бутылка, продаваемая в России. Оборот «Бунге» в России в 2021 году вырос на треть (а за 10 лет в три раза) и составил ни много ни мало 30 миллиардов рублей. Показатели российского подразделения Бунге, в основном, закрыты, поэтому корректно определить стоимость довольно сложно. Разве что «на коленке» - по прибыли. «Бунге СНГ», в старые времена не гнушавшийся показывать многомиллионные убытки, в 2021 году довел чистую прибыль до 1,9 млрд рублей (1,3 млрд – в 2020 году). Плюс завод, построенный в 2008 году за 130 миллионов долларов. В нынешних ценах почти 8 млрд рублей минус амортизация. Цена такого бизнеса, конечно, много больше десяти миллиардов. И, кстати, «Интерфакс» уточнил, что Карен Ванецян покупает завод на свои кровные. Это его «личная инвестиция». И это важное уточнение. Ведь в той же «Эксойл групп» у Ванецяна есть знаменитый компаньон – экс-министр соцразвития РФ, экс-посол России на Украине (2009-2016), ненавидимый чуть меньше Чубайса, Михаил Зурабов. Монетизация льгот, вспомнили? Тот самый. У него 25% «Эксойла». Основные активы «Эксойла», крупнейший МЭЗ в особой экономической зоне «Тербуны» и несколько элеваторов, находятся в Липецкой области. Регистрация юрлиц российская, фирмы -бенефициары кипрские, головной офис в Швейцарии.
 
Чтобы не откладывать на потом, поясним, что уроженцы Харькова, граждане Украины и друзья покойного Гепы Кернеса, братья Карен и Армен Ванецяны, вышли из основных видов бизнеса на Украине в диапазоне 2012- 2014 годов, а с 2012 года проживают в Швейцарии. То есть там же, где расположена европейская штаб-квартира транснациональной корпорации Бунге (Bunge SA, головной офис, Сент-Луис, Миссури, США, существует с 1818 года, общий оборот в 2021 году - 59 миллиардов ДОЛЛАРОВ). 27 июня дочерняя компания ООО «Бунге СНГ» сменила учредителя. Вместо Bunge SA учредителем стал Integrated Vegetable Oils and Proteins Holdings Ltd. (Бермудские острова). Кому принадлежит этот бермудский оффшор с оборотом 30 млрд рублей, Уоррен Баффет пока не сообщал. А, может, и не сообщит никогда. Кстати, и сама Bunge SA зарегистрирована на Бермудских островах.
 
Мы не случайно в начало нашей статьи вынесли весь текст пресс-релиза. Там четко сказано ТОЛЬКО о продаже завода по переработке масличных в Воронеже. О рознице, о дистрибуции, о брендах – ни слова. Значит ли, что Бунге продал «яйца без скорлупы»? Это абсурд и это первая загадка.
 
Следующая загадка. Зачем надо было оповещать НИ О ЧЕМ? Сделка-то не завершена, неизвестно, когда будет завершена, и будет ли завершена – упоминание российских регулирующих органов возникло в пресс-релизе отнюдь не случайно. Это явный намек на возможные обстоятельства непреодолимой силы. Была ли оценка актива, был ли какой-то аванс – обо всем этом нет никакой информации. Единственное, что мы поняли: сделка пройдет (или уже прошла?!) вне российской юрисдикции. Просто по-тихому перепродадут оффшор. А, что, так можно? Ну, в общем, можно. Правда, фирма, бенефициаром которой является иностранная юрисдикция, теряет все права на субсидии, налоговые льготы и т.д. Но «Бунге СНГ» все преференции из России вычерпал еще на стадии строительства завода, тогда было получено налоговых льгот на 900 миллионов рублей, и еще пользовался налоговыми льготами после открытия завода три года – до 2011 года. По разным оценкам – около 60 млн рублей в год. Еще два раза к заводу подъездную дорогу строили за бюджетный счет. В общем, миллиард Россия им подарила. Нет, спору нет, мы этот миллиард налогами отбили. Сказать, что переработка масличных - это какой-то великий вклад в продовольственную безопасность? Нет. Чего-чего, а постного масла в России всегда было девать некуда. Маслобойки были – с царских времен работали. У каждой бабки на рынке их продукция. Настоящая, душистая.
 
Но пришел транснациональный капитал с длинными деньгами и технологиями. Дал чиновникам взяток, прямо на швейцарские счета, а крестьянам в долг семена подсолнечника. Сейте и привозите к нам на переработку. Разорились царских времен маслобойки, умерли от старости нищие торговки постным маслом. А наша жизнь стала постной, как супермаркет.
 
Продавец
 
Продукцией растительного происхождения планету Земля кормят четыре крупнейших поставщика продовольствия. Точнее, продают еду (зерно, сою, рапс, постное масло, сахар-сырец и др.), которую сами не производят. Но иногда, как в нашем случае, занимаются переработкой. Их часто называют ABCD – Archer Daniels Midland, Bunge, Cargill, Louis Dreyfus. Участники этой «АБВГДейки» были основаны еще в 19 веке. Если не брать в расчет геополитический фактор, то именно им мир обязан ростом цен на продовольствие (+23% за последний год). Попытка отрезать Россию от мировой торговли зерном через недопуск к перевозке и перевалке в международных портах выгоднее всего группе ABCD. Их маржа возрастает многократно. Сейчас старейших участников международной торговли продовольствием поджимают новые крупные игроки (такие, как Карен Ванецян, например), но отвлекаться на эту тему мы не будем.
 
«Бунге» зашел на постсоветский рынок через Украину. Здесь в 2002 году они выкупили у еще каких-то швейцарцев громадный Днепропетровский МЭЗ. И долго полюбившиеся российским хозяйкам этикетки «Олейна» и IDEAL клеили в незалежней. А в 2014 году «Бунге» построила МЭЗ и зерновой терминал в Николаеве. В силу то ли географических, то ли политических причин вся четверка ABCD сначала «оккупировала» Украину. Кстати, разница между присутствием «Бунге» на Украине и в России была очень любопытна. Украинское подразделение «Бунге» активничало на рынке СМИ, причем, даже делегировало своих финансистов в «независимые» украинские информационные холдинги, например, в KP Media. В российских СМИ зернотрейдеры-транснационалы замечены не были.
 
В начале нулевых «Бунге» уже имело своих представителей-закупщиков зерновых в России, но первое юрлицо «Бунге СНГ» возникло только в 2004 году. И сразу в уставной капитал было внесено 1,3 миллиарда рублей. Можем ошибиться, но, кажется, это рекорд по величине уставного капитала в России. В АПК точно.
 
«Бунге» сразу вошел в уставной капитал двух мощных и загадочных российских агротрейдинговых компаний – ГК «Содружество» (г. Калининград) и «Эфко» (Белгород-Воронеж). В обоих случаях купив по блокирующему пакету акций (25%). В случае «Эфко» сумма сделки составила 37 миллионов долларов. С «Содружеством» фигурировала примерно такая же сумма. Может, чуть больше. Вместе с экс-чекистами, совладельцами «Содружества», «Бунге» сразу же купило часть прибалтийского порта в Лиепае. Позже «Бунге» купило и модернизировало перевалочные мощности в Ростовском речном порту. И таким образом, могла осуществлять международную торговлю российским продовольствием сразу из двух «окон в Европу». Разумеется, строились или покупались элеваторы в местах перевалки или переработки. А вот с «Эфко» роман у «Бунге» не сложился. Почти сразу после «брака» «Эфко» стало требовать развода, то есть обратного выкупа блокпакета. Через пару лет и посредством десятков вбросов в СМИ им это удалось.
 
Странное совпадение (или не совпадение?) – после того, как «Бунге» вошла в капитал «Эфко» и «Содружества», обе эти российские компании стали резко заниматься импортом пальмового масла. Сейчас на две эти структуры приходится процентов 80 всей ввозимой в РФ пальмы, с той оговоркой, что «Эфко» ввозит раз в 10 больше «Содружества». Да и объем ввозимой в РФ пальмы, самого дешевого заменителя животных и молочных жиров, растет какими-то устрашающими темпами. Правда, к настоящему времени «Бунге» вышло и из «Содружества». А в этом году, сразу после начала СВО, был продан российским физлицам Ростовский терминал. В общем, мега-завод в Колодезном действительно до сентября оставался последним крупным активом «Бунге» в России.
 
Чекистский колодезь
 
Строить его начинали в 2005 году. Вероятно, и само юрлицо «Бунге СНГ» создавали с прицелом на грандиозную воронежскую стройку. Губернатором Воронежской области был генерал ФСБ Владимир Кулаков.) Генерал вообще очень настороженно относился к сторонним инвесторам, но «Бунге», видно, ему кто-то настойчиво рекомендовал из «Центра». Сама площадка в Колодезном, крупной ж-д станции, расположенной не где-то в глухомани, а в сорока километрах от миллионного города, была идеальна для ведения бизнеса. А вот с точки зрения плановой экономики завод по-хорошему был бы не нужен. На севере и в центре Воронежской области уже было понатыкано пять крупных МЭЗов. С Севера на Юг – Эртильский, Верхнехавский, Новоусманский, Лискинский и Павловский. Маслобойни, про которые вспоминали выше, были в любом уважающем себя селе. Воронежская область занимала пятое место в стране по производству подсолнечника – 790 тысяч тонн. Проектная мощность завода «Бунге» - 540 тысяч тонн переработки подсолнечника в год. Спустя пятнадцать лет Воронежская область вышла на первое место в РФ по производству подсолнечника – 1,5 миллиона тонн в год. Соблюдается ли при этом научно-обоснованный севооборот? Вопрос, скорее, риторический.
 
Российская дочка «Бунге» сразу же завела себе совет директоров. Если фамилии директоров-управленцев «Бунге» никому, кроме узких специалистов, ничего не говорили, то совет директоров – это лицо компании, ее вывеска. Две фамилии из совета директоров стоит упомянуть персонально. Это член совета – экс-посол Израиля в России Аркадий Мильман, друг Фридмана, советник Чубайса. А председателем совета директоров «Бунге СНГ» стал Яков Иоффе, по странному совпадению одновременно являющийся председателем совета директором «Еврохима», одного из главных производителей минеральных удобрений в мире и первого в РФ. Да, совсем забыли сказать, что дистрибуция минеральных удобрений – это одно из основных направлений большого «Бунге». Когда дети лейтенанта Шмидта делили продажу удобрений на планете Земля, «Бунге» досталось Западное полушарие. Обе Америки.
 
Пока воронежский завод строился, а строился он с серьезным отставанием от графика – в полтора года, «Олейну»/IDEAL разливали в Калининграде, Алексеевке и Орле. На Украине, само собой. К началу 2008 года завод был построен, торжественно открыт и растворился, как в тумане. Предприятие, получившее от Воронежской области миллиард и выкачивающее ДВЕ ТРЕТИ всего производимого в регионе подсолнечника, не соизволило зарегистрировать здесь ни одного юрлица. Это был филиал во главе с операционным директором. Директор тоже был ничего себе – уроженец Украины, волею судеб проживший большую часть жизни в Канаде, Андрей Макаренко. Внутри региона он ни с кем не общался, а представители московского офиса в Воронеж не заглядывали. Налоговые льготы, однако, продолжали получать.
 
Через год после открытия завода в Воронеже сменился губернатор. Алексей Гордеев пришел в регион с должности министра сельского хозяйства и, как устроен зернотрейдинговый бизнес, знал не понаслышке. Кем бы ни были покровители «Бунге» в России, Гордеев перед ними обязательств не имел. С первых дней своего губернаторства Алексей Васильевич потребовал перерегистрировать юрлицо «Бунге» в Воронежской области. Ведь 85% всей прибыли «Бунге СНГ» «производилось» на территории Воронежской области. Потратил Гордеев на уговоры, если верить местной прессе, около двух лет. Но после 2011 года, кажется, махнул рукой. После этого никаких сообщений в СМИ с требованиями губернатора о смене юрисдикции не появлялось. То ли транснациональная корпорация нашла способ договориться с губернатором, то ли иные причины заставили снять животрепещущую тему регистрации юрлица с повестки дня. Сменивший Гордеева Гусев таких попыток и вовсе не предпринимал. Более того, заасфальтировал еще один участок дороги на подъезде к заводу.
 
В гордеевскую эпоху случилось одно громкое и скандальное событие, которое некоторым боком касалось завода-гиганта. Летом 2007 года знаменитый воронежский политик (депутат облдумы, кандидат в мэры Воронежа) и тогдашний префект Каширского района, в который входит Колодезное, Юрий Матвеев объявил тендер на строительство водозабора для обеспечения завода технической водой. Цена вопроса – 10 миллионов рублей. Финансировало проект «Бунге», но к тому моменту, как Матвеева из префектов убрали, водозабор не был достроен. Заявителем на Матвеева был глава Колодезного, на Юрия Александровича спустили всех собак. Согласно экспертизе, заказанной следствием, якобы было освоено не более 10% сметы, а все 10 млн переведены подрядчику со счетов райадминистрации. Суд, правда, «уточнил» сумму ущерба – всего 5,9 млн рублей. То есть судэксперт «немножко» ошибся - в четыре раза. Но реальные сроки за растрату получил и Матвеев, который свою вину так и не признал, и руководитель фирмы подрядчика. Срок Юрий Александрович отбывал в тюремной больнице – пять лет разбирательств сделали его глубоким инвалидом.
 
Печальная история Юрия Матвеева наводит на разные мысли. Например, в 2007 году знаменитый воронежский замминистра сельского хозяйства Алексей Бажанов начал строить с отставанием от «Бунге» свой, аналогичный по параметрам Верхнехавский МЭЗ, меньше, чем в ста километрах от Колодезного. Бажановский завод был единственным конкурентом заводу «Бунге» в регионе. Но в 2010 году за Бажановым, уже изгнанным из министерства, приехала рота полиции (свыше 200 человек) из Москвы. Бажанов присел, его завод встал, спустя некоторое время Бажанова из СИЗО выпустили, чтобы он смог исчезнуть за границей. Второе десятилетие бегает. Совпадение?
 
Уже в эпоху Гусева заводу «Бунге» довелось столкнуться с еще одним бывшим кандидатом в мэры Воронежа – когда-то соперником Матвеева Алексеем Карякиным. Руководитель Центрально-Черноземного управления Росприроднадзора несколько раз и весьма пристрастно проверял завод. Алексей Федорович был учеником и выдвиженцем Алексея Васильевича и наверняка помнил, сколько крови эти ребята попили его шефу. Визиты инспекторов выявили более двух десятков природоохранных нарушений, которые обошлись заводу в четверть миллиона рублей штрафов. Самое любопытное нарушение, на котором поймал «Бунге» Карякин, это подделка документов по утилизации отходов. Например, в 2021 году отбеливающую глину (4 класс опасности) отправили на переработку якобы 163 тонн, а встречная проверка переработчика показала, что «доехало» всего 123 тонны. Несколько грузовиков где-то по дороге «пропало». И это то, где поймали за руку. Ребята химичили с отчетностью и окружающей средой нереально. Цель очевидна – уменьшение платы за негативное воздействие на окружающую среду. Если новые хозяева завода не приведут в порядок вопрос с экологией, актив быстро станет пассивом.
 
Вообще, отношения с экологией Воронежской области у «Бунге» были весьма своеобразны. Сжигание подсолнечной лузги под боком у завода (от полумиллиона тонн!!!) были делом привычным. В апреле 2009 года дым от лузги закрыл все небо и стал причиной гигантской аварии, в которой столкнулось сразу восемь автомобилей. Несколько участников аварии были госпитализированы. К счастью, обошлось без человеческих жертв. СМИ (но не контролирующие органы) обвинили в происшествии «Бунге». «Сжигали не нашу лузгу и не на нашем поле», - объяснили в «Бунге». – «Это делал фермер Рыжков». Откуда у Рыжкова сколько лузги, чтобы закоптить все небо, никого не волновало.
 
Еще одно занимательное событие произошло примерно в 2017 году. Российские налоговики взялись искоренять из зернового и масличного бизнеса «серые» схемы по уходу от НДС. Все участники рынка подписали так называемую «Хартию», борьба государства с налоговыми жуликами была долгой, кровавой, но успешной. Именно с началом внедрения «Хартии» «Бунге» неожиданно изменило вою логистическую политику, отказавшись от перевозок зерна из глубоководных морских портов. Все отгрузки зерна переместились в собственный Ростовский терминал, откуда гораздо менее вместительные суда класса «река-море» грузились для дальнейшей перевалки на более крупные суда в Турции. Собственных глубоководных морских портов «Бунге» в России не успела завести. Додумывайте, что хотите. Связано ли ужесточение контроля за НДС с таким, ничем не объяснимым кульбитом или нет? Но встречную проверку в Турцию не пошлешь. А как виртуозно «Бунге» «умеет работать с документами», мы убедились из материалов проверки Росприроднадзора. В соседнем государстве «Бунге» успешно отсуживало возврат экспортного НДС на две сотни миллионов гривен. Кстати, тогда же, в 2017 году появились сообщения в СМИ, что ни Ростовский терминал, ни завод в Колодезном «Бунге» не продаст, потому что не продаст никогда. Но, вот же, не прошло и пяти лет, как продали. Всерьез или понарошку?
 
Заканчивая тему продавца, вскользь упомянем про экспортные пошлины на зерно и минеральные удобрения. То есть, на те товары, которые вывозит из России большой «Бунге». Экспортных пошлин на минудобрения у нас, отродясь, не было. Химическое лобби всегда побеждало аграрное. Против наших минудобрений ЕС даже вводил импортные пошлины в ответ на «демпинг». Теперь, кажется, геополитика все расставит на свои места. Мишустин уже заявил, что с 2023 года появятся экспортные пошлины на большинство видов российских удобрений. Не было бы счастья, да СВО помогло.
 
А вот введение и отмена экспортных пошлин на зерно – это старая русская рулетка. Их вводили и отменяли в новейшее время бесчисленное число раз. Очевидно, что пошлины должны, в первую очередь, защитить внутренний рынок. Но они в разы уменьшают маржу зернотрейдеров (а «Бунге» все годы входило если не в десятку, то в пятнадцать крупнейших экспортеров российского зерна), поэтому, как только пошлины пытаются вернуть, то затягивают в СМИ старую песню про то, что все бедного крестьянина грабят. Только поется эта песенка на мотив трейдинговой «АБВГДейки».
 
Купец
 
Как мы уже не раз намекали в тексте, прозрачность и нефиктивность сделки по продаже завода в Колодезном у нас вызывают большие сомнения. Было бы гораздо проще, если бы покупатель актива был каким-то ноунеймом и нищебродом.
 
Но в том-то и дело, что Карен Робертович Ванецян - личность в бизнесе по переработке масличных, хоть и не раскрученная, но очень известная. А еще изгибы его бизнес-пути все время как-то находятся в фарватере «Бунге», идут параллельным курсом. Когда «Бунге» покупал Днепропетровский МЭЗ, Ванецян покупал и модернизировал крупный Пересечанский МЭЗ в Харьковской области. Его Карен Ванецян в 2012 году очень вовремя и, надеемся, выгодно продал третьей букве ABCD - корпорации Cargill.
 
Братья Ванецяны, Карен и Армен, выросли в советском Харькове. По некоторым данным, они были знакомы с будущим городским головой Харькова Геннадием Кернесом еще с советской поры. Чуть ли не с детства. Если верить Уоррену Баффету, Карен Робертович в масложировом бизнесе появился примерно в 1997 году. Участвовал ли Ванецян в приватизации Пересечанского МЭЗа в Харьковской области или просто купил его на рынке, мы точно сказать не можем. Но совершенно точно, что он этот завод кардинально перестроил и расширил примерно в те же годы, когда «Бунге» построил свой завод в Колодезном. До 2014 года, то есть до Евромайдана и назначения мэром Киева Владимира Кличко, братья Ванецяны выпускали карты для оплаты общественного транспорта в столице Украины. Кличко их от суперкормушки отодвинул.
 
В 2016 году Карен Ванецян (при 25% участии Зурабова) построил первую очередь Тербуновского МЭЗа, мощность такая же как в Колодезном – более 500 тысяч тонн переработанного подсолнечника в год. Выручка в 2021 году – 17,3 миллиарда рублей. Год назад начали строить вторую очередь завода, уже по глубокой переработке сои и рапса. Планируемые инвестиции – 6,5 млрд рублей. Кстати, мощность второй очереди -  2,7 тысяч тонн в сутки. Это почти в два раза больше, чем в Колодезном. Но есть нюанс – липецкие перерабатывающие мощности Ванецяна заточены не на бутилирование, а на отгрузку наливом. Читай – на экспорт. Во всяком случае, пока. Вот и спрашивается, зачем отрываться от своего проекта, чтобы выкупить чужой? Деньги-то лишними в бизнесе никогда не бывают. Опять же ответ кроется в том, уходит «Бунге» из России навсегда или просто желает отсидеться за фасадом Ванецяна.
 
Если российские СМИ восприняли известие о покупке Ванецяном завода «Бунге» спокойно-растерянно, то украинские проводили своего соотечественника громом проклятий. Обещая все кары небесные и швейцарские санкции. Выходит, что, несмотря на украинский паспорт, житель Швейцарии Карен Ванетисян более лоялен к России, чем к Украине. И Зурабов, человек, хоть и проклинаемый, но лично близкий к Путину (по крайней мере, в недалеком прошлом) - это своего рода поводок, чтобы Ванетисян далеко не убегал? Тогда, можно сказать, что происходит замена владельца актива на более лояльного. Правда, мы никогда не узнаем, что там, в договорах, на покупку виргинского оффшора. Есть ли право обратного выкупа? А, может, «АБВГДейка» просто сдала проблемный актив на время передряг в геополике?
 
В Армении фамилия Ванетисян довольно распространенная, но «РБК Украина» уверенно называет еще одного брата Ванецяна – Артура Гагиковича, выпускника российской академии ФСБ и бывшего начальника Службы национальной безопасности Армении. Пророссийского оппозиционера и одного из самых важных оппонентов премьера Пашиняна. Если Карен и Артур братья, то, по крайней мере, двоюродные.
 
«А в чем сила, брат?»
 
Александр Пирогов.
 

Читайте
"Федеральный бизнес журанал" в: