Элина Сидоренко: помоги и не мешай – главные принципы работы с бизнесом



Элина Сидоренко: помоги и не мешай – главные принципы работы с бизнесом

 

Роль государства в развитии экономики становится все заметнее. И сегодня как раз тот момент, когда частный бизнес остро нуждается в поддержке. Ее объемы уже заметно выросли, а вместе с тем существенно расширилась зона предпринимательских рисков. Щедрость государства не отменяет его обязанность надзирать, а деньги, выданные бизнесу, всегда находятся в зоне особого контроля. Грамотное и эффективное взаимодействие с госорганами требует определенных навыков со стороны частного бизнеса. При этом власть не должна перегибать в сфере госрегулирования. Только правильно выстроенные отношения сторон позволят перезапустить экономику в рекордно короткие сроки.
 
«В условиях санкционного давления безопасная бизнес-среда становится ключевым фактором эффективного развития для предпринимателя. Самая актуальная задача для государства в сегодняшних обстоятельствах —
настроить разумный и обоснованный контроль за предпринимательской деятельностью, правильно и своевременно расширять возможности для ведения бизнеса», — с таким посылом на ведущих площадках страны выступает Элина Сидоренко. Персона свежего номера ФБЖ — генеральный директор Платформы «ЗАБИЗНЕС.РФ», доктор юридических наук, профессор, член экспертного совета Администрации Президента РФ по вопросам противодействия коррупции.

Эта мысль очевидна по сути, но непроста в исполнении. Отстройка отношений бизнеса и власти — многоступенчатый процесс, и в России он идет со скрипом и медленнее, чем того требуют время и вновь возникшие обстоятельства. Поэтому государству, правоохранительным, надзорным органам важно вновь и вновь напоминать, что необходима либерализация и рационализация законодательства в сфере предпринимательской деятельности, разумное и обоснованное регулирование и контроль. Эту задачу, среди многих других, берет на себя Платформа «ЗАБИЗНЕС.РФ». Как профессиональный юрист, профессор права Элина Сидоренко особо подчеркивает, что государство должно создавать безбарьерную и безопасную среду для ведения бизнеса, чтобы предприниматели видели прежде всего возможности, а не риски. Бизнес должен ответить честной игрой по установленным правилам и безукоснительным соблюдением законов. Какова дорожная карта по отладке механизма госрегулирования — об этом мы и говорили с Элиной Сидоренко и попросили ее дать совет, как предпринимателю выстроить отношения с властью, чтобы получить от нее помощь, а не уголовное преследование.  

— В связи с введением санкций правовые аспекты работы бизнеса усложнились, появились дополнительные риски?
— Несомненно, введение санкций в отношении Российской Федерации повлияло на общее состояние бизнеса в стране: он стал вести дела еще более настороженно. Настроения в деловом сообществе изменились: доминирует желание посмотреть на обстановку, как будут развиваться события, поменять бизнес-модели с учетом новых вводных.
Вместе с тем у предпринимателей действительно возникают новые риски. Один из них — недобросовестное поведение в рамках исполнения обязательств по госконтрактам. В условиях ограниченности каналов сбыта бизнес охотно берется за них, но недостаточно тщательно продумывает риски: где-то пытается схитрить, например, заменяет одни товары другими, не всегда юридически грамотно оформляет документы. А это чревато возбуждением уголовных дел, обвинениями в мошенничестве, как правило, в особо крупном размере. Есть и обратная сторона — отказ заказчика платить по госконтракту. В сегодняшних чрезвычайно сложных экономических обстоятельствах важно искать золотую середину. Правоприменитель должен использовать только прозрачные механизмы, бизнесу всегда важны гарантии, и особенно они важны в условиях повышенной неопределенности. И еще одна негативная тенденция, с которой необходимо бороться: государство помогает наладить импортозамещение в основном крупным компаниям, малый и средний бизнес остается без внимания. Между тем он тоже страдает от негативных последствий санкций: падения спроса, потери контрагентов, ценовых колебаний. При этом возможностей устоять под таким давлением у МСП гораздо меньше, поэтому малый и средний бизнес нельзя оставлять без поддержки в столь сложные времена.


 
— Государство пытается дать бизнесу новые возможности, например, разрешив параллельный импорт. С юридической точки зрения он может стать проблемой для российских предпринимателей?
— Пока мы здесь не видим особых рисков. В зоне ВЭД предприниматели ведут себя максимально осторожно, понимая, что ступают по минному полю санкций. Чтобы ситуация оставалась в поле зрения Платформы и в будущем, а многие события будут иметь отложенный эффект, для оперативной правовой помощи бизнесу мы подключаем к работе с Платформой Федеральную таможенную службу. Предварительное видение ситуации таково: риски, связанные с импортом, ложатся на поставщика, на того, кто ввозит товары; на российский бизнес они автоматически не перекладываются.
 
— Ориентиры во внешнеэкономической деятельности существенно меняются: выстраиваются альтернативные каналы сбыта, осваиваются новые рынки. На какие аспекты вы бы обратили особое внимание российских экспортеров? 
— Мы видим, как российский бизнес переориентируется на Восток. Ведение бизнеса с азиатскими партнерами имеет свою специфику. Я здесь вижу такой риск: большинство российских компаний привыкли вести бизнес по западной модели, где во главу угла поставлено извлечение прибыли. Восток — другое дело, там надежность партнера ценится превыше всего. А еще азиатские инвесторы осторожны, для работы с ними важна прозрачность отношений. Мы видим большое поле для деятельности Платформы в работе с восточными партнерами, готовы взять на себя функцию гаранта и уже достигли договоренностей с уполномоченными по защите прав бизнеса в ряде азиатских стран. Подобный упреждающий шаг необходим, чтобы показать лучшие намерения российской стороны, продемонстрировать открытость азиатским инвесторам. Платформа закрепила за собой репутацию независимого инструмента защиты бизнес-интересов. Этот статус позволяет нам быть максимально объективными в оценках и действиях.
 
— Есть зоны предпринимательской деятельности, которые вас беспокоят на фоне усложнившихся условий для ведения бизнеса?
— Теневые зоны ведения бизнеса всегда были, поскольку бизнесмен всегда стремится к оптимизации расходов, особенно в тяжелых условиях неопределенности, многим это дало дополнительный стимул для сокращения издержек. В любые времена есть недобросовестные предприниматели, которые пытаются обойти закон. Сейчас мы наблюдаем возврат к таким схемам, как дробление бизнеса ради оптимизации и ухода от уплаты налогов, увеличилось число неуплат по НДС — количество дел по неуплате налогов выросло.
 
— В Петербурге на полях международного экономического и юридического форумов вы говорили о либерализации законодательства. Что конкретно Платформа предлагает в этой части, что вы считаете приоритетным для бизнеса?
— На мой взгляд, именно сегодня государство должно занять более гибкую позицию по отношению к предпринимателям, которые единожды оступились. И мы снова возвращаемся к необходимости либерализации законодательства, чтобы ослабить страх, который сопровождает бизнесмена на пути к созданию и развитию собственного предприятия. Интересный факт: глава Уголовного кодекса, связанная с предпринимательской деятельностью, — самая объемная. В последние годы в нее внесено большое количество поправок, но в ней по-прежнему много «мертвых», малоприменимых на практике составов. Это заставляет задуматься: а стоит ли оставлять их, возможно, пришло время перевести их в категорию административно наказуемых деяний, тогда ответственность будет нести не персоналия, а юрлицо, оно же заплатит штраф. Мы видим основания снизить на один год наказание за некоторые квалифицированные виды экономических преступлений, где установлена ответственность до шести лет лишения свободы. Если мы сократим этот срок всего на год, то дадим возможность обвиняемому загладить вину, погасить ущерб. Платформа «ЗАБИЗНЕС.РФ» выступает за декриминализацию целого ряда статей УК РФ, которые нередко используются для того, чтобы искусственно перевести правоотношения из гражданской плоскости в уголовную, в том числе этот метод применяется при рейдерском захвате бизнеса. В частности, мы инициировали поправки в 159 ст. УК РФ: предлагаем освобождать от уголовной ответственности предпринимателей, которые впервые совершили правонарушение и добровольно возместили причиненный ущерб, в том числе при исполнении госконтракта. Сегодня большинство дел возбуждаются по этой статье (мошенничество) с применением четвертой части — преступление автоматически признается тяжким, что исключает освобождение от уголовной ответственности. При этом во многих случаях мы видим, что предприниматель совершил правонарушение по незнанию, неосведомленности, неопытности, он часто не осознает общественную опасность своего деяния, но прекратить дело на этом основании нельзя. Либерализация экономических составов позволяет нам оставить в свободной среде активных и инициативных людей, в этом ее главная цель. Мы также видим необходимость совершенствовать законодательство в части налоговых преступлений. Наша задача — не только помощь предпринимателям, обвиняемым по уголовным делам, в приоритете дела, возбужденные по 169 ст. УК РФ, когда речь идет о воспрепятствовании законной предпринимательской или иной деятельности. Это может быть неправомерный отказ в государственной регистрации, выдаче лицензии на осуществление деятельности, ограничение прав и законных интересов предпринимателя, незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица. В зоне нашего особого внимания — законотворчество регионов, которые зачастую принимают акты, вступающие в противоречие с федеральными, и мы указываем субъектам РФ на эти недоработки, которые приводят к серьезным последствиям для бизнеса. Мы призываем федеральные и региональные органы власти и надзора искать баланс, при котором сохраняется контроль за предпринимателями, но не происходит зарежимливание, когда создаются условия, при которых работать становится небезопасно, а каждый шаг сопряжен с новым риском.
 
— Один из самых болезненных для бизнеса вопросов — проверки, излишняя контрольно-надзорная деятельность госорганов. Они приостановлены, заявляют чиновники, а какую обратную связь вы получаете от бизнеса? По факту как обстоят дела с проверяющими?
— Всем нам известна русская пословица «Свято место пусто не бывает». Что мы видим сегодня: сократилось количество налоговых проверок, зато возросло количество доследственных. Если раньше контрагент, заинтересованный в уничтожении конкурента, обращался в надзорные ведомства, сейчас он приходит сразу к силовикам с просьбой помочь, скажем, устранить конкурента. Генпрокуратура сделала много важных шагов, чтобы сократить число таких инициатив со стороны правоохранительных органов.
Но это борьба с последствиями, а надо искать причину, и здесь мы видим, что необходимо менять целевую установку проверяющих, тогда нам удастся отформатировать всю систему. Задача проверяющего — помочь бизнесу, подсказать, как оставаться в рамках правового поля и не попадать в поле зрения надзорно-контрольных ведомств. Пока же, к большому сожалению, многие проверяющие видят свою задачу исключительно в том, чтобы непременно найти недостатки в работе и выписать за них штраф. Если нарушение допущено, проверяющий вместе с предпринимателем должен разобраться в причинах, которые к этому привели. Нарушил — должно последовать наказание, соразмерное деянию, но это не должно быть самоцелью, как и штраф. Сейчас же у бизнеса складывается впечатление, что любая проверка за тем и нужна, чтобы уличить его в неправомерных действиях. Вот с этим целеполаганием и надо работать, чтобы переломить отношения бизнеса и ведомств, которые призваны следить за соблюдением закона. 
 
— Какой должна быть генеральная линия поведения госорганов по отношению к бизнесу в столь непростых экономических обстоятельствах, когда государство возлагает на бизнес задачу выстроить новую экономическую модель?
— В сегодняшних непростых экономических условиях предприниматели должны чувствовать себя защищенными внутри своей страны. Я уверена, что самая эффективная стратегия взаимодействия государства и бизнеса основана на принципе «помоги и не мешай». И если форматы поддержки развиваются и расширяются, та же регуляторная гильотина ослабляется, то принцип «не мешай» по-прежнему реализуется не в полной мере. Усердие надзорных и правоохранительных ведомств порой бывает чрезмерным и нуждается в коррекции. Задача государства — создать комфортные и легкие для исполнения правила, обязанность бизнеса — соблюдать их, осознавать неизбежность ответственности. Это основной постулат честной игры, в которую должно играть предпринимательское сообщество. На всех встречах с бизнесом я повторяю: самый легкий способ жить — это жить правильно.
А для того чтобы сигнализировать госорганам о перекосах в регуляторике, неправомерном давлении на бизнес, создан такой семафор, как Платформа «ЗАБИЗНЕС.РФ», который сообщает государственным службам, что конкретно мешает бизнесу развиваться.
 
— На фоне всего происходящего в экономике совершенно точно вырастет бюджетная зависимость бизнеса. Это повлечет за собой вопросы целевого использования прямых субсидий из бюджетов всех уровней. Какой совет вы бы дали предпринимателям, чтобы не оказаться в зоне преследования?
— Предприниматель должен понимать, что играть в нечестную игру с государством всегда опасно и чревато серьезными последствиями. Хитрить, оптимизировать, поставить не свою подпись — все эти риски себя не оправдают. Мой основной совет: когда вы идете на сделку с государством, пользуетесь бюджетными деньгами, самым внимательным образом читайте документы, регулирующие процесс, изучайте все прилагающиеся инструкции. Заключая контракт, максимально полно и четко описывайте предмет договора, перечень услуг и товаров, которые вы предоставляете либо по госконтракту, либо будете финансировать на бюджетный займ (субсидию и т. д.). Если возникают разночтения по предмету договора, условиям его соблюдения, рекомендую написать запрос в прокуратуру с просьбой пояснить нюансы. Это будет вашей страховкой на тот случай, если что-то пойдет не так — к официальным разъяснениям, полученным из уполномоченного органа, можно будет апеллировать в суде, если до него дойдет. Не поддавайтесь на уговоры недобросовестных чиновников, которые ради выполнения собственных KPI будут говорить, что какие-то бланки и документы можно оформить позже. Когда речь идет о взаимодействии с госорганами, будьте настоящим буквоедом, особенно в части отчетных документов. Любая субсидия предполагает четкое следование нормативным актам: все четко регламентировано, прописан каждый этап, это и есть ваш план действий, придерживайтесь его и играйте в честную игру, и последствий опасаться не стоит.
 
— Мы уже говорили о том, что в условиях ограниченности каналов сбыта предприниматели часто хватаются за любую возможность заключить контракт, порой берутся за то, с чем ранее не работали, не учитывая специфики предмета сделки. В каких сферах этих рисков больше всего, на ваш взгляд?  
— Думаю, что оптимально браться за контракты, которые имеют максимальную прозрачность. Если компания не имела ранее дел со сложными IT-проектами (продуктами), я бы рекомендовала отказаться от такого госконтракта и не запрашивать госфинансирование на тот предмет, в котором у компании мало компетенций и опыта. Цифровые продукты, услуги сами по себе сложны. Порой оказывается крайне сложно и даже невозможно доказать эффективность расходов на их создание. К тому же в России не сформирована нормативно-правовая база, достаточная для судебной практики. Это не позволяет объективно разрешать подобные споры, нет базы финансового администрирования — все это не на пользу предпринимателю, на плечи которого ляжет бремя доказывания своей правоты. Любой бизнес, который вступает в правовые отношения с государством, должен знать базовое правило: к этому взаимодействию надо быть готовым. Необходимо четко выстроить внутренний документооборот, сформировать комплаенс, еще лучше заявить о наличии антикоррупционного комплаенса. И еще один универсальный совет, который сегодня приобретает особую актуальность: всегда проверяйте контрагентов. Во времена бурных перемен количество мошенников вырастает кратно.
 
— На Петербургском международном экономическом форуме вы озвучили цифру: в 2021 году на 200% выросло количество уголовных дел, связанных с использованием информационных технологий. Насколько часто к вам на Платформу обращаются предприниматели, пострадавшие от действий киберпреступников?
— Мы с вами каждый день слышим о новых схемах, с помощью которых обманывают граждан, но бизнес страдает не меньше. Только за последние полгода в прессу просочились десятки скандальных историй об утечках персональных данных пользователей крупнейших компаний, но не все на виду и на слуху. Мы можем только догадываться об истинных масштабах подобных кибератак. Пока даже крупный бизнес не научился эффективно защищаться от IT-преступников. Под угрозой не только персональные данные, целью кибератак являются базы контрагентов, бухгалтерская, финансовая, банковская информация.
Бизнес демонстрирует удивительную беспомощность, когда речь идет о фишинговых сайтах и компаниях: сотрудники не проверяют данные контрагентов, поставщиков, легковесно относятся к тому, что видят на сайтах, которые зачастую оказываются подделкой под известный бренд.
К сожалению, пока правоохранительные органы неохотно возбуждают дела в сфере киберпреступлений, так как перспективы доказывания туманны, вычислить и наказать киберпреступника крайне сложно.
Платформа фиксирует подобные отказы все чаще, мы видим эту проблему и активно помогаем предпринимателям побороть сопротивление  правоохранителей, добиваемся присвоения им статуса потерпевших. Уже налажено взаимодействие с Центром правовой помощи гражданам в цифровой среде. Он предоставляет бесплатную юридическую помощь, в том числе на стадии судебного разбирательства. Кроме того, Платформа фиксирует подобные факты, чтобы сформировать статистическую базу, которая доказывает масштабы проблемы. Думаю, что в ближайшие годы тенденция к росту киберпреступлений в отношении граждан и юрлиц сохранится, и нам нужна статистика и наработанная юридическая практика по подобным делам.
 
 — Мы уже говорили о специфике ведения бизнеса с восточно-азиатскими партнерами. Наши главные ворота в этот большой мир — Дальний Восток. Регион активно привлекает инвесторов из ближайших к нему стран Азии. Развитию особых инвестиционных режимов и территорий Дальнего Востока будет посвящена основная часть повестки Восточного экономического форума. Какова роль Платформы в решении задач по развитию бизнес-среды самой отдаленной российской территории?
— Дальний Восток — уникальная территория, не только с точки зрения природных богатств, но и развития бизнеса. Особые экономические зоны выявили самые перспективные направления для развития, показали потребности рынка. Территории опережающего развития, созданные в дальневосточных регионах, стали якорными площадками для инвесторов. Минвостокразвития РФ продолжает совершенствовать этот преференциальный режим, благодаря которому удалось в короткие сроки нарастить инвестиционный потенциал и запустить масштабные проекты. Усилия федерального правительства себя окупают. Важной точкой приложения усилий стали совместные с бизнесом инфраструктурные проекты, реализуемые по модели ГЧП. Но удаленность дальневосточных территорий определяет некоторые особенности их развития, когда на местах порой довольно вольно трактуют федеральное законодательство, при этом действуя исключительно с лучшими намерениями, часто в угоду инвесторам и ради важных проектов допускаются перекосы в правоприменительной практике. И это может иметь далеко идущие правовые последствия. Как раз об этом Платформа и хочет говорить с местными властями, нам важно донести мысль, что в региональном законотворчестве не должно оставаться «темных» углов. Один из них — разночтения в документарной базе, это всегда приводит к злоупотреблениям. Скажу как юрист, что Дальний Восток нуждается в создании адресного законодательства в сфере работы с инвесторами. Оно должно учитывать местную специфику, но не вступать в противоречие с федеральным, иначе рассчитывать на помощь таких правовых институтов, как Платформа ЗАБИЗНЕС.РФ», которые апеллируют к букве закона, будет сложно.
 
— Восточный инвестор всегда славился своей максимальной настороженностью, а в условиях повышенной неопределенности заманить его в страну, которая находится под жестким давлением, будет непросто. Что важно учесть в построении отношений с теми инвесторами, которые пока только присматриваются к Дальнему Востоку? 
— Цивилизованный бизнес всегда стремится к максимальной прозрачности. Безопасные условия инвестирования, понятные правила работы, четко выстроенные отношения с властями, разумное госрегулирование и соблюдение закона обеими сторонами — лучшего рецепта для формирования благоприятного инвестиционного климата не бывает. Задача правительства РФ и властей Дальнего Востока — разработать механизмы; функция Платформы — быть гарантом соблюдения правовых режимов.
 

Читайте
"Федеральный бизнес журанал" в: