Кластер нового времени: параметры перезагрузки



Кластер нового времени: параметры перезагрузки

 

Ускоренное импортозамещение и формирование новой промышленной политики требуют от правительства молниеносной реакции и быстрого запуска новых инструментов развития и поддержки, которые должны соответствовать масштабу задач. Понятно, что в одиночку бизнесу с их решением не справиться. Для выпуска новой высокотехнологичной продукции необходимы существенные вложения в исследования и разработки, новые производственные мощности.

Справедливо заметил один из участников дискуссии, посвященной перезапуску промышленных кластеров (прошла в рамках деловой программы «ИННОПРОМ-2022»), что одно дело построить завод за три года, а другое за 30 месяцев — затраты разные. Бизнес готов строить быстро. Готово ли государство столь же оперативно, целево и осознанно поддержать его, особенно на начальной стадии проекта?

Новые вводные
Июль, XXV Петербургский международный экономический форум, пленарная сессия, ключевой спикер — президент Владимир Путин. Основная часть его выступления посвящена мерам поддержки бизнеса и населения. Опорным форматом для реализации новой, амбициозной промышленной политики Путин называет промышленные кластеры. Здесь же, с трибуны ПМЭФ, дает поручение кабинету министров: «Прошу правительство к осени представить новые ключевые параметры работы промышленных кластеров». Президент обозначает сроки: промышленные кластеры должны быть перезапущены в России с 1 января 2023 года.
Что важно: Путин не просто дает поручение, он обозначает ключевые принципы работы промышленных кластеров в условиях текущих вызовов. Пункт первый — предоставить участникам долгосрочные кредитные ресурсы со ставкой не более 7%, которые будут выдаваться на срок до десяти лет. Пункт второй — обеспечить предприятиям кластеров низкий уровень условно переменных налогов, в том числе страховых взносов. Пункт третий — оказывать поддержку производства на ранней стадии. И важное добавление — обеспечить предприятиям сбыт готовой продукции, помочь с формированием пакета заказов, субсидировать покупку готовой продукции. «Вопрос непростой, — добавляет президент, — но думаю, что субсидии потребуются для того, чтобы рынок обеспечить, надо это просто проработать». Пункт четвертый — максимально упростить администрирование, в том числе свести к минимуму либо полностью отказаться от проверок, обеспечить предприятиям комфортный и необременительный налоговый и таможенный мониторинг. Пункт пятый, заключительный — создание механизма долгосрочного спроса на новую инновационную продукцию, которая только выходит на рынок. Эту задачу Путин назвал самой важной.

Волокита отталкивает желающих
Андрей Шпиленко, директор Ассоциации кластеров, технопарков и ОЭЗ России, модератор сессии, посвященной перезапуску кластерной политики в России, напомнил, что кластеры в России — формат довольно молодой, но первый этап формирования они прошли. Промежуточный итог: появилось единое представление, что такое кластер, и какую роль он способен сыграть в развитии промышленного сектора, сформированы базовые критерии для запуска и оценки эффективности. Кластер смог стать тем самым опорным форматом, который позволяет бизнесу преодолевать порог на вход в проект. В регионах появилась методология работы с новым инструментом.


В моменте, когда в России появлялись первые кластеры, сегодняшний заместитель министра промышленности и торговли РФ Алексей Беспрозванных работал в одном из российских регионов, отвечал за промполитику, участвовал в запуске многих кластеров и механизм знает изнутри. Сегодня он формирует новую кластерную политику на федеральном уровне и по-прежнему не утратил веру в эффективность формата. Ошибки прошлого периода ему в помощь. Долой бумажную волокиту, излишнее администрирование, которые отпугивали и до сих пор продолжают настораживать бизнес перед вхождением в кластер — таков его ключевой посыл к аудитории. Что ж, важные слова, хорошо, что они прозвучали из уст высокопоставленного чиновника.

Перезагрузка назрела
Сегодня в России работают 48 промышленных кластеров. Они объединяют более ста промышленных предприятий. Годовой объем их отгрузки — более 180 млрд рублей. Цифры, озвученные Алексеем Беспрозванных (Минпромторг), подтверждают, что кластер востребован как формат и доказал свою эффективность. Он позволяет быстро наращивать кооперационные цепочки и получать заметный синергетический эффект. Необходимая нормативная база создана, запущен прозрачный и понятный механизм поддержки — 41-ое постановление, регулирующее предоставление субсидий участникам промышленных кластеров. В правительстве признают, что оно вряд ли актуально в сегодняшних обстоятельствах, а потому подвергнется пересмотру с расширением. «Необходимо вносить в него формы долгосрочного финансирования, доработать налоговую часть, продумать формы поддержки НИОКР», — заявляет Алексей Беспрозванных и обращается к бизнесу с просьбой активно вносить предложения, что и как нужно менять. Объем работы колоссальный, придется перетряхнуть законодательную базу — внести изменения в Налоговый и Бюджетный кодексы. Правительству предстоит непростая работа с банками.

Где густо, а где пусто
Откуда деньги — понятно: уже докапитализирован Фонд развития промышленности РФ, к концу года общий объем его финансирования должен составить около 60 млрд рублей, но и этим дело не обойдется. Деньги Фонду обещают добавлять по мере роста числа приоритетных проектов. Пока по-прежнему скромны возможности региональных Фондов — и это существенная проблема. Быстрый запуск промышленного объекта оценивается в сотни миллионов, ближе к миллиарду рублей. В регионах субсидий на такие объемы инвестиций практически не выдают. Законодатели, участвующие в дискуссии, предлагают подключить к решению задач свежие силы, не зря же государство накачивало ликвидностью опорный промышленный банк ПСБ. Ему вполне можно доверить работу по льготному финансированию ключевых для экономики промышленных проектов. Инициативу на полях «ИННОПРОМА» озвучил Денис Кравченко, заместитель председателя Комитета по экономической политике ГД ФС РФ. Его коллега Александр Козловский из Комитета по промышленности и торговле добавляет, что в нижней палате парламента уже прорабатывают новые форматы господдержки для участников промышленных кластеров. В частности, активно обсуждают освобождение от уплаты налога на имущество, земельного и транспортного налогов, снижение страховых взносов до 7%.

Принцип деления неясен
И вот тут перед законодателями возникает сложная дилемма: по какому принципу предоставлять налоговые преференции. «Раздавать льготы всей цепочке несправедливо и не по-государственному, — такую позицию занимает Андрей Шпиленко, директор Ассоциации кластеров, технопарков и ОЭЗ России. — Иначе мы всю страну превратим в единую особую экономическую зону». В рамках кластера выстраиваются длинные кооперационные цепочки. Чтобы наладить справедливый преференциальный режим, нужно сформировать подход к распределению субсидий. «Понятно, что денег на всех не хватит, — говорит депутат Госдумы Александр Козловский, — поэтому необходимо поддерживать тех, кто вкладывается в развитие предприятия». А дальше возникает другой вопрос: оценка приоритетности, важности и нужности проекта. Стоит поддерживать в первую очередь тех, кто занимается импортозамещением, — такова одна позиция. Другая заключается в том, что поддержки заслуживают прежде всего предприятия, которые активно инвестируют в себя: обновляют производственные мощности, закупают оборудование, развивают науку.

Кто вложился, тому и льгота
Мнения зала, а в аудитории в основном собрались промышленники и региональные чиновники, тоже разделились. Одно предприятие не вытянет всю кооперационную цепочку, поэтому помогать кому-то одному неэффективно, говорят одни. Другие в качестве базового критерия предлагают рассматривать степень участия, распределения производственных затрат, то есть надо определить, что в конечном продукте является основной составляющей, и между этими производителями распределять господдержку.
Вопрос налоговых преференций — один из самых чувствительных, налогооблагаемую базу нельзя сокращать бесконечно, иначе из чего формировать бюджет. Основная задача преференциальных форматов, подобных кластеру, — стимулировать промышленников к инвестициям. Вернее было бы делать ставку на тех, кто готов вкладываться, а это все-таки крупный бизнес. Вряд ли малый и средний способны возглавить и тянуть за собой кооперационную цепочку — масштаб вложений и оборотных средств неподходящий. Подобный подход не нов, он во многом и применяется сегодня при распределении льготного финансирования. Банки и государственные институты поддержки любят работать с корпорациями, чье положение на рынке более устойчиво, чем у представителей МСП, риски прогнозируемы и понятны, объемы финансирования солидны и позволяют хорошо заработать на обслуживании подобных займов. В итоге редко кому из сектора МСП удается запустить сложное, наукоемкое, инновационное производство, и остается лишь встраиваться в кооперационные цепочки, где локомотивом выступает крупняк. Наличие такой проблемы признают все участники дискуссии и добавляют, что в сегодняшних обстоятельствах только крупный бизнес способен потянуть тот объем задач, которые стоят перед российской промышленностью. Если следовать этой логике, то вполне справедливым критерием для распределения поддержки будет объем вложенных инвестиций. В этом случае уместно и несложно будет выработать дифференцированный подход: займ на закупку оборудования — по одной ставке, инвестиционный — по другой, на пополнение оборотных средств — по третьей. 

Быстрые и дешевые
Наладить режимы, сформировать принцип распределения господдержки и запустить новые правила — всего этого будет недостаточно, если деньги будут идти до бизнеса долго. Михаил Сутягинский, председатель совета директоров АО «ГК «ТИТАН», создал не один кластер, но ни разу не смог воспользоваться мерами господдержки в рамках кластера. Он представляет крупный бизнес. Его роль — быть тем самым локомотивом, который потянет за собой всю кооперационную цепочку. Сутягинский отлично понимает, что в сегодняшних обстоятельствах очень важны сроки, а через субъекты РФ реализовывать механизмы поддержки получается намного дольше. Чтобы помочь бизнесу на ранней стадии запуска проекта, как настаивает президент, субсидировать затраты необходимо напрямую производителю, иначе предприятие теряет ликвидность, пока ждет обещанное льготное финансирование. К тому же чем короче сроки, тем дороже обходится проект. Главное преимущество кластера — специализация, говорит Михаил Сутягинский, это дает возможность быстро перейти на следующие переделы, а вот получить господдержку в рамках кластера совсем небыстро. Сегодня быстрее всего это получается сделать с помощью Фонда развития промышленности РФ, говорят собравшиеся промышленники. Быстрее, но не проще, добавляет Пётр Смирнов, генеральный директор ООО «АйПиДжи Клима», участник межрегионального промышленного кластера «Инженерных, Климатических Систем и Электроники» (Владимирская область и Удмуртская республика). Его опыт показывает, что процедура получения банковского кредита попроще, чем государственного: нет специфических требований, подобных тем, что предъявляет к заемщику ФРП. При этом у фонда хорошая ставка, выйти на аналогичный уровень с банками очень непросто, да и сроки предоставления у кредитных организаций ограничены, а любой крупный инвестпроект в промышленности реализуется от пяти лет. Оптимальный срок предоставления займов, по мнению участников дискуссии, — 10–15 лет.

Повышая эффективность
Как бы там ни было, но на текущий момент именно у Фонда развития промышленности накоплен самый богатый опыт работы с промышленным сектором. И именно этот институт развития станет оператором по управлению кластерами. Подобное решение принято как базовое в Минпромторге, рассказал участникам дискуссии Андрей Шпилекно, директор Ассоциации кластеров, технопарков и ОЭЗ России. В Башкирии уже внедряют подобную модель управления, совсем скоро здесь появятся шесть новых кластеров, управление которыми возьмет на себя местный ФРП, — так в правительстве рассчитывают повысить эффективность работы кластеров, потому что не все они демонстрируют эффективное развитие. Чтобы кластерная политика была успешной, необходима отдельная федеральная программа, в которой необходимо зафиксировать упрощенный порядок их создания, жестко прописать сроки запуска и обозначить минимальный перечень документов, чтобы обеспечить быстрый старт. Такое предложение на сессии озвучили представители правительства Краснодарского края. Не менее важно отобрать банки, которые готовы работать по этой программе. Кроме того, необходимо «расшить» существующие гарантийные фонды, ведь пока они предоставляют гарантии на минимальный срок, да и самого обеспечения бывает недостаточно для реализации крупного проекта. Гарантированный спрос и закупка могут стать тем инструментом, который повысит эффективность работы кластеров по всей стране. В Краснодарском крае уже убедились в эффективности подобного механизма, когда производитель продает продукцию с понижением цены, за счет чего удается ее быстро реализовать, а выпадающий доход ему компенсирует бюджет. По словам краснодарских чиновников, только за счет субсидирования спроса удалось в два раза увеличить объем реализуемой продукции, произведенной региональными кластерами. Следующим шагом к формированию гарантированного спроса могли бы стать закупки без торгов. Особую роль в этом процессе могли бы сыграть госкорпорации. Им рекомендовано закупать отечественную инновационную продукцию — право лучше заменить обязанностью, считают участники дискуссии. Законодательная база для подобных изменений создана: есть перечень инновационной продукции и перечень госкорпораций, которые должны ее покупать. Останется лишь внести необходимые изменения в законодательство о закупках.

Перезапуск кластерной политики потребует обновления многих базовых законов. Например, чтобы выполнить требование президента о поддержке проекта на ранней стадии, придется разрешить тратить господдержку на CAPEX и закупку оборудования. Сегодня 41-ое постановление напрямую этого не позволяет — над ним довлеет Бюджетный кодекс, в котором зафиксирован запрет на прямое финансирование подобных статей затрат.
Дискуссия показала, что участники процесса перезапуска кластерной политики находятся в начальной точке. Между тем остался всего лишь месяц, за который бизнес должен пройти довольно длинный путь от желания получить от государства по максимуму до реальности, в которой будут действовать понятные и прозрачные критерии распределения средств. А правительство должно зафиксировать пожелания бизнеса на законодательном уровне. Тон и общий ход дискуссии подтверждают, что по-прежнему самой острой проблемой для бизнеса остается доступ к быстрым и дешевым денежным ресурсам. Если правительству удастся решить эту глобальную задачу, есть шанс, что перезапуск кластерной политики окажется эффективным, и инвесторы смогут справиться с грузом задач и по импортозамещению, и по сохранению устойчивости экономики в целом.

Читайте
"Федеральный бизнес журанал" в: