Мы еще летим: ретейл готовится к худшему



Мы еще летим: ретейл готовится к худшему

 

Середина апреля. Форум RETAIL TECH-2022 — одно из крупнейших событий в отрасли. Шоковый март позади, а вместе с ним ажиотажный спрос, необузданный рост цен, бесконечные подозрения в торговых сговорах, усиленный госконтроль, но, несмотря на это, рекордная выручка. Что дальше? На панельной сессии, посвященной поиску ответа на этот вопрос, нет свободных мест. Всем нужен универсальный рецепт выживания в кризис, хотя каждый знает, что его не существует.  

«Фуд-ретейл — бенефициар любого экономического кризиса», — заявляет Марья Дей из Teamidea (член Совета директоров, управляющий партнер направления стратегического консалтинга). Ее слова можно трактовать двояко: с одной стороны, продавцы продуктов всегда получают первый удар и всегда вовлечены в круговорот событий, с другой, люди не перестают есть, совсем наоборот: кризис лишь нагоняет аппетит и кажется, что чем хуже дела, тем больше едят.

Закаленные огнем

Отчасти именно эта закономерность, выверенная годами и прошедшая проверку не одним кризисом, вселяет в некоторых представителей рейтейла осторожный оптимизм. А еще за их плечами опыт, пандемийная закалка последних двух лет. Тогда, напоминает Марья Дей, тоже рушился мир: перестали работать логистические цепочки, налаженные каналы поставок давали критические сбои, останавливались производства, а потребитель был заблокирован в своем жилище под страхом заболеть, умереть или быть оштрафованным.

Ретейл, как солдат-контрактник, уже не раз собирал вещмешок, шел на огонь по первому приказу и на руинах старого строил что-то другое. Хорошо, когда компании есть из кого собрать армию боеспособных спецов, которые умело владеют оружием под названием «антикризисная стратегия управления». С этого, по мнению многих спикеров форума RETAIL TECH-2022, и стоит начинать. Хорошо обученные и натасканные на опыте предыдущих кризисов спецы с легкостью отыщут ресурсы для оптимизации, рычаг для которой есть внутри каждой компании. «Если мы заглянем глубоко внутрь своих бизнесов, найдем, что поделать как минимум до 2028 г., а там и кризис закончится», — заключает Марья Дей.

Потребление под страхом дефицита

Иван Мельник из Х5 Group (руководитель штаба по импортозамещению) делится с собравшимися собственным ощущением, что ретейл каждые четыре – пять лет проходит очередные «ворота кризиса» — в чем-то они похожи, но каждый особенный. Ковидный и сегодняшний пока сравнимы лишь в одном — оба начинались с ажиотажного спроса и страха, что всех нас ждет тотальный дефицит. Частичная страховка от него — выверенная полка, скрупулезно подобранный ассортимент и чуткое понимание законов кризисного потребления. Когда спросом рулит страх, в потребительскую корзину, как правило, попадает одно и то же.

Впрочем, это правило не универсально и применимо не ко всем форматам ретейла. Доказательства от обратного в контексте потребительского поведения и управления ассортиментом приводит Денис Сологуб, президент «Азбуки вкуса». Потребление амбассадоров его бренда практически не изменилось после 24 февраля, их корзина довольно стабильна. Но и в «Азбуке» фиксируют, что ковидный и сегодняшний кризисы по-разному отразились на спросе, но ведь и обстоятельства, при которых они разворачивались, разные. В пандемию скупали мясо, продукты категории «фреш» — оказавшись взаперти, люди вынуждены были перейти на домашнюю еду. В этот кризис повышенным спросом пользовался импорт, ведь все понимали, что он будет дорожать с каждым новым днем. Существенно вырос спрос на вино, даже несмотря на повышение цен. А еще «Азбуки вкуса» получили дополнительный трафик после закрытия сетей быстрого питания. В магазинах сети варят кофе, и его продажи заметно выросли. Уже сегодня сеть продает порядка 800 000 тысяч чашек кофе в месяц, президент компании уверен, что до конца года удастся преодолеть рубеж в 1 миллион чашек. Ну как тут не спросить, а будет ли кофе к концу года? «Сразу успокою всех: кофе будет — зерна никуда не денутся», — уверенно заявляет Денис Сологуб. Он вообще настроен позитивно и говорит, что сегодняшнее время ему искренне нравится, ведь обычно, чтобы внести изменения в бизнес, требуется много разговоров, убеждений, а кризис — прекрасное время для нововведений, необходимость которых не надо никому доказывать, и выход, как правило, находится. В качестве примера президент «Азбуки вкуса» рассказывает свежую историю о том, как ему с командой удалось найти в России отличного производителя кофемашин. Многие годы кофе в магазинах сети варили на итальянских, кризис заставил усиленно искать альтернативу. Нашлась она неожиданно — в Ярославле. По качеству сваренного кофе ярославские аппараты оказались сопоставимы с зарубежными аналогами. Теперь ими оснастят все магазины сети, и произойдет это уже до конца года.

Битва за товар

Кто ищет, тот находит — у «Азбуки вкуса», чье позиционирование построено на том, чтобы отличаться от других, нет иного выхода, кроме как искать новые бренды и заполнять полку интересным импортным товаром. Намерение и дальше сохранять концепцию и соответствовать ей, несмотря ни на какие санкции, подтверждает лично президент компании Денис Сологуб: «Доля импортных продуктов в нашей сети — около 30%, и мы планируем ее увеличить. Наша стратегия основана на дифференциации. В ситуации, когда остальные ретейлеры будут снижать долю импорта, мы будем действовать от обратного. Мы должны это сделать, несмотря ни на что, потому что для нашего клиента вопрос не в цене товара, а в его наличии и разнообразии». Эти вызовы для премиальной сети новыми не назовешь. По словам Сологуба, в ситуацию битвы за товар, за максимально широкую полку сеть вошла еще несколько лет назад: в «Азбуке» давно осознали, что за интересным товаром надо побегать. Опыт дает уверенность и ориентацию на местности. Да, перестройка логистики займет время, но пока «Азбука» исправно получает товар по налаженным каналам. У сети есть собственное производство, которое обеспечивает 25% товаров на полке. Сегодня и оно не испытывает дефицита в ингредиентах, всему в итоге находится альтернатива.

Все взоры на Восток

Действовать не как все, идти своим путем — такой выбор еще на стадии своего зарождения сделала Поднебесная. Участники и эксперты RETAIL TECH-2022 не раз вспоминали, как начинался китайский автопром, — со слепого копирования европейских моделей, над чем откровенно насмехался весь мир. Сегодня автомобили из Китая стали одной из альтернатив европейским. Российский потребитель так уж точно успел оценить достижения китайцев в автомобилестроении и сделал это еще до санкций, которые резко ограничили выбор. Столь же значительный рывок Китай сделал и в части развития ретейла, причем с опорой на собственные IT-решения. Российские ретейлеры начали присматриваться к китайскому опыту в сфере организации торговли лишь в период пандемии, именно здесь COVID нанес первый удар, миллиард человек оказался в изоляции от мира и друг друга, но покупать не перестали. До этого для построения ретейл-бизнеса в России использовали в основном европейские стратегии развития и форматы. Между тем сегодня именно Китай — один из самых быстрорастущих розничных рынков: в 2020 году эксперты оценивали его в $5 трлн. Для китайского ретейла характерен высочайший уровень цифровизации, которым не может похвастаться даже самый продвинутый российский e-commerce. Пандемия дополнительно простимулировала рост цифровой торговли в стране. Китайский онлайн-ретейл научился эффективно использовать искусственный интеллект, который с помощью умных алгоритмов способен замотивировать потребителя к покупке. В итоге в 2020-ом в Китае онлайн-продажи достигли примерно $1,9 трлн, что составляет до 50% от всей розницы (в США — 10–20%).

Спрос на треш, или цена и ценность

В борьбе за свою нишу и потребителя особый путь избрали региональные игроки российского ретейла. Их на форуме RETAIL TECH представляла Анжела Рябова, президент Восточного союза. Объединение торговых сетей Восточной Сибири и Дальнего Востока совокупно управляет более чем 600 магазинами, сеть входит в топ-10 игроков продовольственного ретейла в России. Рябова с энтузиазмом подхватила дискуссию о развитии дискаунтеров, которые в регионах стали практически мейнстримом последних лет. Крупные игроки и отраслевые эксперты все еще склонны недооценивать масштабы потребительской миграции в сторону эконом-форматов. Подобная близорукость может сыграть с традиционными сетями злую шутку. Потенциал дискаунтеров велик, его нельзя недооценивать, уверена Анжела Рябова. «Люди очень рационально планируют покупки, — заявляет она, — поэтому тренд на развитие дискаунтеров будет играть заметную роль в ретейле, особенно в регионах. В Восточном союзе есть участники, которые среди прочих развивают в своем портфеле и этот формат. Совершенно необязательно дискаунтер — это треш-магазин, не все строят их в таком формате, особенно в регионах мы видим отличные проекты в этой нише».

Цена и ценность в одном месте — вот что такое дискаунтер для рационального покупателя, который под давлением обстоятельств вынужден экономить. Чутко реагируя на запрос, региональные сети доказывают свою близость к потребителю и вопреки скепсису столичных лидеров ретейла продолжают развивать дискаунтеры по всей стране. От остальных форматов они отличаются разве что ограниченным, но хорошо продуманным ассортиментом и максимально низкой ценой.

Бурному развитию дискаунтеров в России удивляться не стоит, считает Константин Локтев из NielsenIQ (директор по работе с ретейлом). Да, сегодня многие из них выглядят не вполне презентабельно, но люди все равно ходят в них, значит, есть причина. «Возможно, через несколько лет мы вспомним, как смеялись над дискаунтерами, называя их треш-магазинами. Думаю, что дискаунтеры в России пройдут некую трансформацию и вырастут во что-то новое, — добавляет эксперт. — Если мы посмотрим на Европу двадцатилетней давности, то тогда и там дискаунтеры выглядели не очень, а сегодня они на равных конкурируют с остальными форматами: они современны, развивают онлайн-канал продаж, торгуют фреш-категорией и занимают довольно большую нишу.

Под широким углом

Отрицать, не замечать, недооценивать ключевые тренды и сужать угол зрения — существенная ошибка, которая может отразиться на эффективности ретейла, уверено большинство экспертов форума. «Особенно в кризисные времена важно максимально широко мониторить конкуренцию в своей нише, — считает Юлия Быченко, старший директор по работе с клиентами ВНТ компании Ipsos. — В мониторинг необходимо включать и дискаунтеры, недооценивать которые нельзя, потому что потребители могут смотреть на них совершенно по-другому, а для качественного анализа важно восприятие потребителя». Еще один заметный тренд — активная экспансия в фуд-ретейл крупнейших маркетплейсов. Конкуренция за потребителя в фуд-сегменте ожесточается, в борьбу включаются службы доставки еды, ведущие экосистемы, но все они для традиционных игроков ретейл-сегмента могут стать точками роста. Чтобы не упустить смену тренда и успеть за новыми веяниями, необходимо отслеживать все каналы, где есть спрос на продукты питания и готовую еду. 

Кстати, в той же «Азбуке вкуса» показатели продаж готовых блюд стали возвращаться к допандемийным значениям. Выход в офис, в люди, отмена коронавирусных ограничений способствуют реверсу спроса в этой категории. Впрочем, не все то, что было важно потребителю до пандемии, востребовано им сегодня, констатируют спикеры форума. Их задача зафиксировать новые паттерны потребительского поведения, к которым ретейлер должен подстроиться, откорректировать ассортимент, чтобы сохранить лояльность целевой аудитории. Сегодня покупатели вынуждены искать замену привычным товарам, возрос их интерес к российским брендам, импорт многим стал не по карману. После демонстративных демаршей иностранных брендов 1/5 часть россиян заявляет о своем недоверии к ним. Настроение будет меняться очень быстро, уверена Юлия Быченко из Ipsos, и будет зависеть от линий поведения иностранных производителей.

Готовиться стоит к худшему

В марте россияне массово закупали все то, что может долго храниться. Этот всплеск был очень похож на то, что происходило в 2020-ом году, с той лишь разницей, что в марте-2022-ого ажиотажный спрос сопровождался бурным ростом цен. Спрос марта 2022-ого вырос на 12% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, рост цен за этот месяц составил 18,5%. Покупатель вернулся в гипермаркеты. В течение довольно длительного времени этот FMСG-канал был не очень востребован, на что сильно повлияла пандемия. Возврат случился ради того, чтобы купить все и сразу, то есть масштаб закупок увеличился. В целом же, торговля в отдельные недели марта показывала рост до 30%.

Долго так продолжаться точно не может, особенно на фоне столь высокой инфляции. Эксперты не берутся судить, сколько времени займет падение на дно потребительского спроса, но первые две недели апреля спрос уже находился в отрицательной зоне. Факты и цифры не вселяют оптимизма, констатировал Иван Федяков, генеральный директор информационного агентства INFOLine. То, что сейчас происходит, он называет катастрофой для ретейла. Потребитель переживает не лучшие времена, а инфляция лишь в начале своего разбега. По его мнению, разрыв производственных и логистических цепочек повлечет катастрофические последствия, в таких условиях нарушится баланс спроса и предложения, что еще больше подстегнет инфляцию, которая приведет к обеднению населения. По данным, озвученным Иван Федяковым, до 24 февраля более 24% населения РФ жили за чертой прожиточного минимума, то есть их среднедушевой доход составлял менее 14 000 рублей в месяц. «Те вызовы, которые перед нами стоят сегодня, нанесут и уже наносят колоссальный удар по ретейлу», — заявляет Федяков. Он склонен проводить аналогию с кризисом 2008-ого года, когда по отрасли был нанесен двойной удар: с одной стороны — резкое снижение доходов населения, которое продолжится как минимум в ближайшие месяцы, значит, покупательская активность заметно сократится. Второй негативный фактор — высокая степень закредитованности населения. В подтверждение сказанному Федяков уточняет, что 40 млн россиян имеют один или более непогашенных кредитов, шесть миллионов уже в начале текущего года находились на грани банкротства. Население должно банкам порядка 23 трлн руб., из них около 14 трлн – потребительские кредиты, остальное — ипотека. Последнюю, как правило, берут на длительный срок, а кредиты надо отдавать в краткосрочном периоде, проценты по ним платить ежемесячно. Россияне все последние годы активно пользовались программами рефинансирования своих долговых обязательств, это было выгодно. Сейчас, когда процентные ставки выросли, ни о каком рефинансировании речи уже не идет. Иван Федяков прогнозирует массовые банкротства миллионов россиян, и, по его мнению, банки сделают все, чтобы забрать долги у населения, потому что им самим нужна ликвидность, ведь они слишком много потеряли в результате оттока денег физических лиц со счетов. «В ближайшее время из нашего потребительского рынка в финансовую систему уйдет около 15 трлн рублей, — заключает эксперт. — Потребление будет падать, и даже те, кто будет получать зарплату, потратят ее на погашение долгов перед банками — вот что нас ждет в этом году».

«Отвязать» цены

В аптечном ретейле кривая спроса развивается по иным законам, хотя общее с продуктовой розницей все-таки есть: тот же ажиотажный мартовский спрос на выборочные позиции, закупки впрок, инфляция, страх остаться без импортных лекарств. Участник ключевой дискуссии форума Александр Кузин, генеральный директор ПАО «Аптечная сеть 36,6», констатировал, что количество чеков осталось примерно тем же, но сумма среднего чека выросла. По его словам, ажиотаж на определенные позиции возникал на пустом месте: проходил какой-то слух, что препарат заканчивается, а следом аптеки фиксировали всплеск его продаж. Годовой объем лекарств уходил за две недели, при этом сроки доставки из Европы увеличились — отсюда возникал товарный дефицит, правда, на середину апреля ситуация стабилизировалась, практически все лекарства есть в наличии и в достаточном количестве. Фармацевтическую отрасль санкции коснулись в меньшей степени — лекарства в Россию продолжают поставлять, в том числе «недружественные страны». Перед фармой и аптечным ретейлом стоят гораздо более опасные вызовы. Например, цены, которые государство некоторое время назад зафиксировало почти на половину ассортимента. Из-за роста валютных курсов импортные лекарства существенно подорожали в закупке, а государство не спешит пересматривать цены, которые уже не способны покрыть возросшие затраты производителей. Этот явный дисбаланс способен спровоцировать дефицит лекарств. Производить их в России и так существенно дороже и значительно хлопотнее, чем привозить готовые формы из-за границы. Если государство не пересмотрит ценовую политику, фармацевтические компании могут отказаться от невыгодного производства по многим позициям. При таком подходе говорить о реальном замещении лекарственного импорта становится затруднительно.

Спасет своё

Сегодня именно локализация производственных мощностей в России для любого бизнеса стала критически важным элементом выживания и эффективности. Гипермаркеты товаров для дома под брендом Hoff тоже имеют собственное производство, на 70% оно локализовано в России. Так же, как и остальная торговля, магазины Hoff в марте пережили волну повышенного спроса. По словам CEO компании Максима Гришакова, люди побежали покупать диваны и кровати, чтобы обставить жилье, приобретенное с помощью дешевых ипотечных программ. В апреле спрос вернулся к обычным значениям. «В мае – июне мы прогнозируем спад продаж, — говорит Максим Гришаков. — Те, кто планировали покупать мебель и товары для дома чуть позже, совершили покупки в марте, повторно они не придут». Как и везде, в Hoff ждут переориентации покупателя на то, что подешевле. Ведь, когда будущее не до конца понятно, многие стараются тратить рационально и экономить. Комфортные для потребителя цены удастся сохранить за счет собственные торговых марок, а потому Hoff будет наращивать присутствие СТМ в товарной матрице.

Новые приоритеты

Ценности потребителя существенно поменяются, уверены в Hoff: приоритет будет отдан низкой цене, а вот скорость доставки будет иметь все меньшее значение. Уже сегодня многие потребители готовы мириться с тем, что, покупая дешевый товар, не могут рассчитывать на то, что его привезут немедленно или в течение одних – двух суток. Доставка точно будет переосмыслена и покупателем, и ретейлом. Для служб доставки и онлайн-продавцов это новая вводная, которая позволит пересмотреть расходы и повысить эффективность, а ведь еще совсем недавно именно доставка тянула вниз экономические показатели многих компаний — от Самоката до OZON.

«В период пандемии ретейлеры были поставлены в условия, что доставка должна стоить мало и быть максимально быстрой, — говорит Полина Денисова, директор по развитию AliExpress Россия. — Платить за нее приходилось продавцу и инвестору. Сейчас ретейл смотрит, что с этим делать, и задается вопросом, какова эластичность срока, допустимого для потребителя». Пережив ажиотажно-дефицитный март, потребитель сделал выбор в пользу физического наличия товара в продаже и слегка вывел за скобки такую переменную, как доставка, но эта волна настроений может измениться в любой момент, пока же продавцы в поиске точки безубыточности доставки и вполне могут претендовать на то, чтобы предложить потребителю иные правила.

Омниканальный и постпандемийный

Как бы то ни было, люди привыкли покупать онлайн. По данным NielsenIQ, по итогам прошлого года 25% покупателей совершали больший объем покупок в онлайне. Доля онлайн-продаж в России уже составляет 8% от общего объема торговли, в марте 2022 г. она была выше этого значения. Если брать столицы, то там показатели заметно выше среднероссийских. Эксперты уверены, что потребитель уже перешагнул грань сомнений и недоверия, привычка покупать онлайн никуда не денется, а лишь укрепится. Онлайн — это будущее, и пример того же Китая — яркое доказательство: там по итогам прошлого года 36% покупок были совершены в онлайне, и это без учета продаж через социальные сети (social-commerce).  

Сегодня ретейл имеет дело с постпандемийным, омниканальным покупателем. Люди научились переключаться между онлайном и офлайном, традиционным ретейлом, маркетплейсами, службами доставки, экосистемами. Покупатель стал значительно менее лояльным и более требовательным. То, что он видит у одних игроков, скажем, быструю доставку, более широкий ассортимент, этого же он будет требовать от других участников рынка. Ретейлу необходимо соответствовать потребностям нового цифрового покупателя, который научился взаимодействовать не только с различными каналами и форматами торговли, но и с цифровыми инструментами покупки, оплаты, а потому его лояльность зависит, в том числе, от технического оснащения магазина.

Задача удержать аудиторию — ключевая и непростая. Выполнить ее удастся только за счет активной коммуникации. Те игроки, которые продолжат общаться с потребителями, сохранять связь с лояльным целевым ядром, получат преимущество и упрочат позиции на рынке. В условиях когда многие бренды сокращают активность, доминирующие позиции и конкурентное преимущество получают те, кто остаются на виду. В кризис покупатель проверяет ретейл на прочность: останется ли он на своем месте, оправдает ли доверие, сохранит ли прежние позиции.

Фокус на «здесь и сейчас»

К этому моменту комплексная антикризисная стратегия появилась практического у каждого бизнеса. Ретейл в целом существенно пересмотрел товарную матрицу, закинул сотни удочек новым производителям и поставщикам, начал налаживать десятки альтернативных мостов для поставок из дружественных стран, прокладывает новые для себя маршруты на торговой карте мира. А еще ретейл активно заглядывает внутрь себя в поисках повышения эффективности. Команда Александра Кузина (аптечная сеть 36,6) прописала три сценария развития событий. В первом все будет, как было в прошлом году, у аптечного ретейла есть основания на это надеяться, пока так и происходит. Второй сценарий — падение продаж на 30%, третий — на 50%. Под каждый готов пакет срочных мер, начнут с сокращения офиса, потом — закрытие точек продаж. Сам Кузин заявляет, что готов к любому сценарию, но предлагает скоцентрироваться на сегодняшнем дне в ущерб завтрашнему.

Концепция ежа

Рецепт Анжелы Рябовой (Восточный Союз) — в чутком управлении ассортиментом, который сегодня приходится пересобирать в каждой конкретной категории, концентрируясь в одном случае на локальных брендах (фреш, молочные продукты), активно замещая импорт в других.

В поиске новых производителей Ассоциация уже шагнула далеко на восток, например, недавно закупили зубные щетки в Туркмении. Наступило время нестандартных и смелых решений, уверены в Восточном Союзе. Одним из них стало введение цифровых ценников в ряде сетей, так ретейлеры пытаются сократить долю неэффективных операций. Затраты на диджитализацию бизнес-процессов себя оправдывают, а потому Рябова именно ее считает ключевым антикризисным инструментом, при этом региональный ретейл исходит из «концепции ежа»: внимательно наблюдает за тем, какие цифровые решения внедряют крупные игроки, но у себя реализует лишь те, которые способны существенно повысить эффективность бизнеса. Ретейл в регионах меньше пострадал от санкций, чем тот, что сконцентрирован ближе к центру, в том числе, потому что многие товары на региональной полке местные — плечо доставки значительно короче, а партнерские отношения с поставщиками крепче. Да, большинство производителей сократили маркетинговые бюджеты. Доля промотоваров в ретейле в прошлом году составляла более 50%, в марте 2022-ого года она сжалась до 34%. Эксперты прогнозируют небольшой отскок, но вряд ли ретейлу стоит рассчитывать, что показатели вернутся к докризисным в обозримом будущем.

Время распродаж прошло?

Сокращение объема промопредложений от поставщиков и селлеров зафиксировали и в онлайн-каналах. По словам Анны Карповой, директора по развитию бизнеса OZON, отток был связан с тем, что производители оценивали свои возможности: смогут ли они поставить больше в случае резко возросшего спроса, ведь не у всех есть большие стоки. Сейчас интерес продавцов к промоакциям возвращается. Чтобы поддержать тех, кто представляет свои товары на витрине сервиса, OZON готов делиться ликвидностью и предлагает оплату до продажи, то есть в момент поставки на склад.

Стратегия маркетплейса на текущий год была ориентирована на активное развитие, что и помогло устоять на волне ажиотажного спроса. «Мы готовились к росту, а оказались готовы к кризису, — добавляет Анна Карпова. — OZON расширял склады, наращивал ассортимент, в том числе товаров российского производства. За счет того, что ретейлер работает с большим количеством игроков, существенного выпадения ассортимента удалось избежать. Темп, с которым к нам присоединяются продавцы, говорит о том, что мы делаем все правильно. Сейчас важно не распыляться на неэффективные проекты, концентрироваться на том, что важно».

Онлайн-каналы потребляют большое количество софта и IT-оборудования, сегодня все они сосредоточены на том, чтобы добиться максимальной независимости от импортных поставок. Тот же AliExpress Россия занят локализацией физических мощностей, обеспечивающих работу сервиса, внутри страны. Что касается высокотехнологичного оборудования, необходимого для развития онлайн-площадок, все они ищут возможности для перехода на азиатских и российских поставщиков.

Сидеть и горевать ретейлу явно некогда. Одними из первых торговые сети почувствовали очередной «волшебный пендель» и побежали бороться с кризисом и хандрой реальными делами. Большинство игроков кризису даже обрадовались: когда еще будет столь вызывающий момент, чтобы поскрести по сусекам и отыскать резервы, открыть для себя новых производителей и занять еще большую долю рынка. Каким бы мощным ни был кризис, он всегда приводит к существенному переделу во всех сферах бизнеса.

 

Читайте
"Федеральный бизнес журанал" в: