Ставка больше, чем дело: инвестирование в РФ тормозит не только Центральный банк



Ставка больше, чем дело: инвестирование в РФ тормозит не только Центральный банк

 

Центральный банк Российской Федерации с упорством, по мнению многих, достойным лучшего применения, повышает ключевую ставку (КС). В последний к моменту написания данной статьи раз — 2022.02.11 — сразу на 1% — до 9,5%, что существенно выше доходности значительной части производств в РФ. Отчего деловые люди (да и аналитики) возмущены: ЦБ давит инвестиции!

ЦБ оправдывается: при низкой ставке кредиты берут все кому не лень, покупают что ни попадя, задирают цены, и в конечном счёте инфляция обессмысливает любые долгосрочные экономические расчёты, лишает возможности разумно инвестировать и порождает застой во всех сферах деятельности.

Беда в том, что львиная доля инвестиций сейчас кредитная: банки собирают свободные в данный момент деньги, а затем передают их нуждающимся с условием возврата всей исходной суммы, да ещё и платы за её использование. Чем выше эта плата — ставка кредитования, тем труднее найти дело, способное окупить вложения. И также возникает застой.

ЦБ уверяет, что балансирует между этими пропастями. Но ещё Йоханн Вольфганг Йоханн-Каспарович фон Гёте (1749.08.28–1832.03.22) сказал: между двумя крайностями лежит не истина, но проблема. В данном случае главная проблема в том, что инфляция у нас по большей части не собственного изготовления, но импортная. В основном из Соединённых Государств Америки.

Всякая валюта обеспечена товарами и услугами, приобретаемыми за неё без конверсии в иные валюты. Мне даже удалось доказать, что привязка валюты не к товарам, а к запасам других валют в конечном счёте понижает, а не повышает! — её устойчивость. Основная масса международных взаиморасчётов — долларовая. Значит, доллар обеспечен валовым продуктом не только СГА, но и почти всего мира. Отсюда и устойчивость у него наилучшая, и риск потерь от колебания курса наименьший. Что, в свою очередь, усиливает стремление рассчитываться именно долларами и позволяет их эмитенту, федеральной резервной системе СГА, выпускать их больше, чем требуется для мирового товарооборота, покрывая тем самым некоторую долю внутренних последователей СГА за счёт всех прочих стран, принимающих избыточные доллары наравне с необходимыми.

Но ещё Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст Вильхельм-Бомбастович фон Хохенхайм (1493–1541.09.24), придумавший себе псевдоним Парацельс, то есть близкий к легендарному римскому врачу Цельсу, отметил: только доза делает лекарство ядом и яд лекарством. Чем больше нужд СГА оплачивает ничем не обеспеченная доля долларовой эмиссии, тем очевиднее необеспеченность. Особенно во время коронавирусного кризиса, порвавшего карантинами немалую часть трансграничных технологических цепочек и тем самым заметно сократившего мировое производство. Весь мировой рынок уже не в состоянии переварить избыток платёжного средства. Долларовая инфляция растёт.

В 2021-м году продовольствие в РФ подорожало почти на столько же, как и в СГА. Да и другие ключевые товары (от горючего до металлопроката), определяющие издержки большинства производств, дорожают по всему миру одинаково, раскручивая тем самым инфляцию производственных издержек и через неё — цены даже того, что в СГА не ввозится или вовсе там не востребовано.

Спасти от импорта инфляции может разве что изоляция внутреннего рынка от внешнего (и не только той его части, где инфляция формируется, но и той, куда она уже добралась). Изоляция если не административная — монополизацией внешней торговли, как в советскую эпоху (ведь всякая монополия порождает множество вредных побочных эффектов, и с немалой их частью тогдашняя власть так и не научилась бороться), то хотя бы экономическая — пошлинами на экспорт или резким повышением курса своей валюты, чтобы товары выгоднее было продавать внутри, чем снаружи. Увы, едва ли не весь аппарат экономического блока правительства РФ всё ещё верует в замшелые теории XVII–XVIII веков, когда принято было считать, что внутри одной страны доходы и расходы взаимно уравновешиваются, а заработать можно только за счёт зарубежья. В рамках этих теорий нужно любой ценой (её, как я отметил более полувека назад, обычно платят из чужого кармана) поощрять экспорт любых товаров и импорт любых инвестиций. Отсюда — и безумные, на мой взгляд, налоговые манёвры с отменой экспортных пошлин, компенсируемых для бюджета подъёмом налогов на внутреннее потребление тех же товаров; и занижение курса своей валюты, чтобы за ту же экспортную выручку получать внутри номинально больше; и льготы портфельным инвесторам, то есть биржевым спекулянтам, готовым вывести свои деньги при малейшем колебании рынка…

Не берусь предсказать, когда удастся переучить весь аппарат экономического блока правительства (и тесно с ним связанного ЦБ) с либероидных теорий на вменяемые. Поэтому пока рассмотрим, можно ли обеспечить приемлемый для развития поток инвестиционных кредитов при сложившихся в РФ условиях.

По ключевой ставке ЦБ РФ готов кредитовать коммерческие банки. Насколько мне известно, он даже не выплачивает её по депозитам коммерческих структур в самом ЦБ (не знаю, платит ли он вообще по таким депозитам). Но ведь коммерческие банки располагают и другими ресурсами. Теоретически их главная задача — аккумулировать на депозитах средства одних клиентов и предоставлять из них кредиты другим клиентам, существуя на разницу между депозитной и кредитной ставками. Пока разница положительна, банк растёт и процветает (или тратит слишком большую часть разницы на собственные нужды и/или нужды своих фактических владельцев — и тогда рано или поздно прогорает; но это уже совсем другая тема), не нуждаясь в подпитке из ЦБ.

Когда я пишу эту статью, по телевизору регулярно крутят предложение одного крупного  по меркам РФ банка: кредит наличными (то есть в самой рискованной — потребительской — сфере) под 5,9% в год — то есть раза в полтора дешевле ключевой ставки (КС) ЦБ. Причём предыдущая, 8,5%, тоже заметно выше, так что дело не в случайном запоздании снятия рекламы с эфира. Значит, этот банк кредитует своих клиентов не из денег, заимствованных в ЦБ.

Другой наш крупный банк постоянно хвалится сверхвысокой прибылью. Это также форма рекламы: он таким способом доказывает, что вклады в него не пропадут, так что рядовые граждане и впрямь несут ему чуть ли не больше, чем всем прочим банкам РФ вместе взятым. Но, очевидно, из этой прибыли он может предоставлять и потребительские, и производственные кредиты, вовсе не интересуясь, по какой ставке мог бы сам получить кредит в ЦБ.

Почему же далеко не все банки РФ предоставляют кредиты, не зависящие от КС ЦБ, а по большей части, напротив, прямо или косвенно закладывают её в условия кредитных договоров, иной раз прямо указывая в них: ставка КС ЦБ + некая дополнительная прибыль? Почему производственники то и дело жалуются, что рост КС не позволяет им наращивать своё хозяйство в кредит?

Полагаю, в значительной степени потому, что ЦБ действительно даёт ориентир всей экономике РФ. Даже банки, располагающие немалыми ресурсами, вряд ли могут себе позволить раздавать их задёшево: акционеры не поймут. Против общего мнения — даже когда оно подталкивает к решениям, невыгодным в стратегической перспективе — идут немногие: человек по природе своей животное общественное, так что на подсознательном уровне старается стыковаться с другими, а не сопротивляться всем подряд, да и сознательно экономит усилия, требуемые для борьбы.

Вдобавок многие банки РФ привыкли брать деньги не в ЦБ, а в СГА или ЕС, где ещё к концу прошлого тысячелетия ключевые ставки опущены почти до нуля (что и впрямь привело к инфляции — сперва за пределами Западной Европы и Северной Америки, но в конечном счёте и там, где случился аттракцион невиданной щедрости), но давать эти деньги по ставкам, ориентированным на КС ЦБ. Ведь большинство наших банков лишено возможности кредитоваться за рубежом и, соответственно, обеспечивают высокий по стране средний уровень ставки — значит, сверхприбыль для тех, кто подпитывается долларами с евро.

Словом, пока для отечественных банков сохраняются пути безрисковой выгоды, они вряд ли всерьёз озаботятся отечественным же производством.

 

Примечание редакции: 28 февраля 2022 года ЦБ поднял ключевую ставку до 20% годовых