Бумага - роскошь, которую не все себе могут позволить



Бумага - роскошь, которую не все себе могут позволить

 

В цифровом мире информация стала популярным товаром, на котором зарабатывают все, кто может предложить хоть какой-то контент. Традиционные СМИ конкурируют с популярными блогерами, медийными персонами, онлайн-школами, инфоцыганами, сайтами-однодневками. Интернет — то самое свободное пространство, где можно почти все, и тебе за это почти ничего не будет. Доступность информации стала важнее ее качества. Но именно на фоне пандемии потребители вдруг стали осознавать, что доверять можно не всякому слову, что цена его может быть очень высока, а контент лучше тщательно фильтровать.

COVID-19 проверяет на прочность все системы жизни. Столкнувшись с глобальной угрозой, мы о многом задумались впервые. Например, о том, насколько важна для принятия решения достоверная информация. За последние годы мы привыкли искать ответы на вопросы, просто «загуглив». Цена печатного слова настолько девальвировалась, что традиционные СМИ перестали быть основным источником информации. В эпоху перемен многие позиции пересматриваются. Генеральный директор и владелец информационного холдинга «Региональные новости», издатель «Федерального Бизнес-журнала» Андрей Мазов уверен, что те печатные издания, которые смогли пережить период тотального невнимания к себе, выйдут из битвы победителями. По итогам двух ковидных лет говорим с издателем о традициях печатать и читать, о патриотизме и вере в прозрачную экономику.

— Для кого вы издаете «Федеральный Бизнес-журнал», кто ваш читатель?

— Когда шесть лет назад мы только начинали выпускать издание, считал, что «Федеральный Бизнес-журнал» — для людей, которые непосредственно участвуют в управлении бизнесом, глубоко погружены в проблематику своего предприятия, отрасли, они  хотят понимать, что происходит в экономике, учиться на хорошей аналитике, кейсах, примерах и историях успеха. Моя точка зрения не изменилась, разве что наша аудитория существенно приросла теми молодыми людьми, которые хотят делать новую экономику, несмотря на все трудности и стереотипы, они верят, что в России можно построить с нуля успешный бизнес. Мне искренне хочется, чтобы «Федеральный Бизнес-журнал» поддержал их патриотизм и помог сориентироваться в мире бизнеса: выбрать нишу, увидеть актуальные тренды, понять, с чего начать, у кого поучиться. Издавая «Бизнес-журнал» много лет (более 10 лет назад Андрей Мазов приобрел права на издание «Тульского Бизнес-журнала», — Прим. Ред.), я и сам остаюсь патриотом, вижу на наших страницах истории успеха, и они меня вдохновляют развивать новые направления, запускать ФБЖ в регионах, развивать печатное СМИ, несмотря на тотальный переход на «цифру». Я вижу, как эта общая вера в успех двигает экономику вперед, а еще знания и опыт практиков, которые мы транслируем с помощью журнала, помогают новичкам в бизнесе не сделать очевидных ошибок и поверить в себя. 

— В уходящем году журнал открыл представительство на Урале. Это франшиза, или проектом управляет федеральная редакция? И почему именно Урал?

— По сути, это еще один филиал журнала на карте страны. Урал — очень крупный промышленный регион, нам важно быть здесь, чтобы погрузиться в информационный поток и получать информацию от первоисточников.

— На Урале, как ни в каком другом регионе, много сильных региональных СМИ. Какую нишу вы хотите занять?

— Совершенно точно мы не хотим конкурировать с мастодонтами, которые уже давно вышли за границы одного региона и стали федеральными СМИ. Это долгий путь, к тому же дорогой, и вероятность успеха в этой борьбе неочевидна. «Федеральный Бизнес-журнал» всегда был нишевым изданием, не распыляясь на все, мы говорим о современной экономике и бизнесе с аудиторией, которая погружена в тему. Мы работаем исключительно в экономической нише. Издание давно сформировалось, его концепт известен и понятен читателю, и на ниве экономической журналистики у нас хорошие перспективы занять определенные позиции на Урале. Здесь сконцентрирован очень крупный бизнес, пересекаются интересы многих промышленных групп, Урал — сырьевой регион, где присутствуют сильные игроки. Экономика этого макрорегиона стратегически важна для России, мы хотим быть в этой повестке и транслировать важное, что в ней происходит. СМИ общей направленности ориентированы на массовую аудиторию, в их информационном потоке много новостей, которые мало интересны деловому человеку. Кроме того, в погоне за трафиком они становятся поверхностными, а бизнесу нужен глубокий взгляд на происходящее. В регионах огромное количество цифровых СМИ. В конкурентных городах, возьмем тот же Екатеринбург, их сотни. Запуская новый проект, ты должен подтвердить свою экспертность, профессионализм. Чем дольше ты в рынке, тем больше к тебе доверия. 

— Наряду с Уралом есть немало регионов, где «Федеральный Бизнес-журнал» издают ваши партнёры, купившие франшизу. Какая модель выгоднее?

— Конечно, самостоятельно запущенный проект всегда более маржинальный, франшиза дает меньший доход. Но мы рассматриваем франшизу не только как дополнительный доход, гораздо важнее, что с помощью партнеров мы расширяем зоны присутствия журнала в регионах. В уникальности модели —  фишка «Бизнес-журнала». Вместе с федеральным контентом, который един по всей стране, читатель получает региональный, который ему интересен не меньше, а иногда и больше. Местный бизнес всегда хочет ориентироваться в региональной повестке. Это важно и для рекламодателей, которые получают возможность разместиться в деловом СМИ с региональным контентом, при этом они будут соседствовать с глубокой аналитикой, подготовленной федеральной редакцией.

— Есть задача по развитию франшизы ФБЖ?

— Да, конечно, мы развиваем это направление. Среди наших партнеров есть совсем небольшие города, но больше преимуществ мы видим в запуске на  макрорегионы. У нас есть ФБЖ в Сибири, открыли Урал, прорабатываем форматы запуска на Дальнем Востоке, в ЦФО есть целый ряд партнеров. У нас нет задачи напрямую конкурировать с локальными СМИ. Везде, куда мы заходим, мы занимаем нишу экономического СМИ, мы — деловой журнал о бизнесе и для бизнеса, и наша задача в регионах — анализировать их экономику, объединять интересы крупного бизнеса, власти и общества.

— Какому бизнес-партнеру вы готовы доверить издание ФБЖ, ведь репутация в этом бизнесе очень важна?

— К партнеру лично я предъявляю два базовых требования: он должен быть адекватным и ответственным.

— Кто, как правило, берется за издание журнала? Это обязательно должен быть журналист?

— Хорошо, когда это авторитетный, опытный журналист, который хорошо ориентируется в медиапространстве региона, набрал достаточно связей и опыта, чтобы запустить собственный проект, и знает, как им управлять, чтобы быть в обойме. Но это совсем не обязательно. Часто бывает так, что нашим партнером по изданию становится опытный коммерческий руководитель, который понимает суть продаж в СМИ, у которого есть интерес к экономике и понимание ее структуры. Нет каких-то стандартов, кто может управлять журналом, всегда важен настрой.   

— Вы управляете большим информационным холдингом, в каком-то смысле его можно назвать омниканальным. Бумага, онлайн, рекламный бизнес, соцсети. По доходам бумага наверняка уступает цифровым СМИ, зачем тогда она вам нужна?

— Бумага уступает цифровым СМИ по популярности, именно поэтому мы развиваем сайт «Федерального Бизнес-журнала», сделали его ребрендинг, пересмотрели подходы к наполнению. Проект был перезапущен меньше года назад, нам многое пришлось понять про себя заново, цифровой мир слишком быстро меняется. Знаете, какой парадокс я для себя отметил после рестарта сайта ФБЖ? Набрать количество просмотров, нарастить аудиторию на сайте, в соцсетях гораздо проще и быстрее, чем сохранить доверие постоянной аудитории, которая привыкла к печатной версии и по-прежнему ее и хочет получать. Не стесняясь говорю: главное, что нам удалось, —
 сохранить печатную версию. Не скрою, непросто, дорого содержать журнал в бумаге, для бизнеса это прямые расходы, но это очень почетно. Наличие «бумаги» подтверждает наш статус, репутацию надежного делового СМИ, не однодневки. Бумага — это показатель.

— Показатель чего? 

— Для меня это показатель того, что ты сумел остаться в «высшей лиге», когда речь не только про бизнес, но и про традиции, авторитет. Мне как владельцу приятно осознавать, что мой продукт вызывает доверие. Самим фактом наличия бумажной версии мы подтверждаем, что можем себе позволить такую роскошь. Есть в этом что-то сущностное, важное. Мне бы хотелось, чтобы мои дети, которые, безусловно, относятся к поколению digital, переняли эту традицию: читать книги, журналы, газеты в их бумажной версии, а не только с монитора гаджета. Возможно, я это делаю и для сохранения традиций, для своих детей. Почему бы и нет.  

— Чему вас научили два последних ковидных года?

— Я стал чуть меньше ездить и увидел в этом много плюсов. Например, я вынужден был пересмотреть подходы к управлению своими проектами. Невольно мне пришлось смириться с тем, что я не могу и не должен быть коммуникатором везде — во всех городах присутствия, во всех процессах. Мои команды получили еще больше свободы действий, они, безусловно, расширили свои компетенции благодаря тому, что мне пришлось несколько отстраниться от операционного, как у нас в России модно говорить, ручного управления. Как менеджер я стал больше фокусироваться на задачах по систематизации бизнеса. И еще я понял, что, несмотря на все ограничения, мы все сохранили стремление к личному общению, которое вызывает больше доверия и понимания, с кем имеешь дело, в бизнесе это очень важно.  

Ковид — это такой этап жизни. Да, сначала мы увидели снижение объемов рекламной выручки, но это длилось первые два месяца, в самый шоковый период — в первый локдаун. Появились новые возможности: мы отказались от офисов во многих регионах и прилично сэкономили. Уменьшилось налоговое бремя — опять-таки плюс.

— Многие СМИ за последнее время были признаны иноагентами. Сложно держать баланс и не угодить в этот пул?

— Поставлю акцент не на самой сути закона, а на технике его исполнения. В реестре более 100 наименований СМИ и ряд фамилий. Что надо сделать, чтобы не нарушить закон, — выучить их наизусть? На мой взгляд, нужна автоматизация процесса, понятный механизм, который позволит добросовестным СМИ остаться в правовом поле. Сейчас такого механизма нет, и его никто не предложил. Работа журналистов усложняется ежегодно — тенденция нехорошая. Мы не получаем иностранного финансирования ни в одном из проектов, связанном со СМИ, — с этой точки зрения я спокоен. 

— У каждого бизнеса есть риски. Какой из них является самым существенным в вашем?

— У СМИ всегда очень много рисков, но самый существенный связан не с политикой государства, ни с экономическими кризисами, отказами рекламодателей на фоне пандемии. Самое страшное для журналистов, если их перестанут читать. Цитируемость, посещаемость, просмотры — это все хорошо, это показатели, которые важны и для нас, и для рекламодателей. Да, их можно измерить, ими приятно бравировать. Но есть не менее важный, хотя и плохо измеряемый показатель, — доверие аудитории, и он самый главный. Самый существенный риск — потерять доверие читателей, без него не будет ни авторитета, ни посещаемости, ни рекламы. 

— Россия всегда считалась читающей страной, но у нас практически умерла традиция покупать газеты вместе с чашкой кофе. В той же Америке или Англии она сохраняется и сегодня, почему так происходит?

— В Советском Союзе много читали, ежегодно подписывались на все, что было семье по карману: вспомните, какими толстыми были эти подписные каталоги, которые  лежали в почтовых отделениях. Все разрушилось в 1990-ые, и тогда Россия стала революционером с точки зрения появления новых СМИ. Сейчас мы находимся на новом витке, где цифровые носители — основной источник информации. Мы по-прежнему много читаем, но больше в интернете. А там вопрос ответственности за сказанное остается открытым. Для кого важна суть, правда, истинный ход событий, тот остался верен СМИ с репутацией. Вижу, как сегодня читатель возвращается к традиционным газетам и журналам, наевшись фэйков и домыслов на просторах интернета. Журналистика —
 это работа добывать достоверную информацию. С этой точки зрения мало что изменилось.

— В какое будущее для журнала вы верите?

— Мы пережили большую часть журналов. Сегодня на рынке деловых СМИ есть «большие братья» — тройка – четверка лидеров, которые, как и мы, сохранили печатные версии. Раньше в этой нише конкурировали сотни СМИ, а сейчас поляна достаточно свободна, работы хватит на всех, кто может и хочет делать ее качественно.