Нужно ли бежать из города



Нужно ли бежать из города

 

Переезд горожан в деревню социологи называют новым трендом. В отдельных регионах доля «разурбанизировавшихся» может достигать десяти процентов. Почему горожане становятся сельскими инноваторами? От чего бегут? От суеты или плохой экологии? Правда ли то, что жизнь вне города поможет укрепить здоровье? Бизнес Журнал запускает серию материалов о здоровом образе жизни, который сегодня особенно важен, главное, без фанатизма.

Пубикуемые материалы являются выдержками из книги "ЗОЖ: оно вам надо? Как меняются правила здоровой жизни", написанной Юлией Веркловой. 

С форточками вообще все непросто, особенно в больших городах. Особенно в квартире с окнами на дорогу. Если не проветривать, повышается концентрация СО2. Но стоит форточку открыть — тут же комната наполняется до боли родным запахом выхлопных газов. И это вы еще не в курсе, что на самом деле она наполняется не просто запахами, а мельчайшими твердыми частицами (назовем их для удобства «ТЧ»). Они такие маленькие и легкие, что не оседают в виде привычной пыли на подоконнике и мебели, а зависают в воздухе, так и норовя забраться к вам в нос с каждым вдохом. «Время на открытом воздухе», впрочем, от них тоже не спасает. По данным ВОЗ, 4,2 млн человек умирают ежегодно от заболеваний, вызванных загрязнением воздуха — в первую очередь, конечно, от ХОБЛ и рака легких, но также и от инфарктов с инсультами, которые вызваны экологическими факторами.

Что, собственно, представляют собой ТЧ? Это углеродная сердцевинка, покрытая сверху слоем разных химических соединений. Эти частицы классифицируют по размеру:

  • крупные (ТЧ10) — до 10 микрон в диаметре;

  • мелкодисперсные (ТЧ2,5) — до 2,5 микрон;

  • ультрадисперсные (ТЧ0,1) — менее 0,1 микрон.

Крупные мы можем видеть как пылинки, висящие в солнечном луче. На них организм обычно реагирует немедленно — вычихивает и выкашливает. Мелких мы не видим (или видим как «дым» или «смог»), но они при вдохе долетают до самых отдаленных веточек бронхов и оседают в легких. Ультрадисперсные ТЧ, если уж вы их вдохнули, распространяются по всему организму.

В мае 2019 года лондонская газета The Guardian с помощью анимации показала, как ультрадисперсные частицы попадают в кровоток и расходятся по разным органам.

Статья наделала шуму и усилила страхи жителей больших городов. Журналисты обвинили ТЧ не только в содействии бронхо-легочным заболеваниям (что, в общем, логично и очевидно), но и в глобальном росте аутоиммунных заболеваний, рака, деменции и даже остеопороза. А также в бесплодии, невынашивании беременностей и врожденных пороках у младенцев. Возможно, корреспонденты The Guardian немного сгустили краски, но в целом против истины не погрешили. Статья основывалась на выводах Форума международных респираторных обществ, где прямо указывается, что мелко- и ультрадисперсные частицы могут затрагивать все органы — либо непосредственно, либо через системное воспаление.

Дело в том, что эволюционно человеческий организм не запрограммирован на борьбу с выхлопами от двигателей внутреннего сгорания. Когда демиург создавал этот, мир он не планировал, что мы так все перекроим и испачкаем. Наш организм запрограммирован на борьбу с вирусами и бактериями. Ну, может, еще с грибковыми спорами. В общем, на органику. И, когда в него попадает ТЧ, иммунная система поступает с ней так, как должна была по задумке поступить с вирусом — посылает иммунные клетки в атаку, чтобы они чужака убили или, в идеале, сожрали и переварили. Но как можно убить и переварить неживую материю? Никак. Иммунные клетки, не найдя достойной цели, начинают «переваривать» органы и ткани своего хозяина — развивается воспалительный процесс.

Помимо чисто механического раздражения ТЧ2,5 и ТЧ0,1 могут вызывать химические «ожоги» тканей и органов. Частицы с высокой кислотностью (серная кислота и полициклические ароматические углеводороды — ПАУ) считаются самыми вредными. Нередко в формате мелко- и ультрадисперсных частиц в организм попадают откровенные яды: мышьяк или кадмий.

Полициклические ароматические углеводороды (ПАУ) числятся в списке «Избранных загрязняющих веществ» ВОЗ. Они образуются при сжигании органического топлива (бензина, угля, древесины и, между прочим, табака). В воздухе ПАУ, как правило, связаны с ТЧ — с ними и попадают в организм. ВОЗ относит ПАУ к наиболее мощным канцерогенам.

Прочитав все это, вы наверняка (возможно, уже не впервые) захотели все бросить и бежать подальше от мегаполиса. Я вот точно хотела — и пока читала, и пока писала. Идея о слиянии с природой не нова и существует, пожалуй, с момента появления первых городов.

Мысль о том, что урбанистическое общество расплачивается за блага цивилизации жизнью и здоровьем человека, доносится из каждого утюга. Богатые люди переезжают жить за город (и ежедневно по пробкам 3–4 часа едут на работу, вдыхая те самые выхлопные газы и ТЧ, от которых пытались сбежать). Успешные менеджеры бросают офисы и переселяются на Гоа. Дальновидные пенсионеры покупают недвижимость в Испании и Греции… Но — сейчас будет самые страшное! — бежать некуда. Москва и Подмосковье по концентрации ТЧ2,5 в воздухе друг от друга почти не отличаются. Причем ВОЗ оценивает обстановку здесь как вполне приличную.

В Средиземноморье обстановка несколько хуже, в Причерноморье — хуже значительно. Полюбившиеся дауншифтерам Индия и Африка, якобы не затронутые пороками цивилизации, и вовсе попадают в «красную» (чрезвычайно опасную) зону. Если не рассматривать для ПМЖ пояс вечной мерзлоты, сибирскую тайгу, карибские мангровые заросли и австралийские жестколистные леса, то, как ни парадоксально, в «зеленой» зоне по качеству воздуха оказываются самые что ни на есть каменные джунгли — мегаполисы Северной Америки, Австралии и скандинавские города.

В упомянутом выше анализе ВОЗ подчеркивается, что в больших и богатых городах качество воздуха постепенно улучшается, а в маленьких и бедных — ухудшается. В деревнях ситуация усугубляется еще и тем, что для обогрева домов люди используют твердое топливо: дерево, уголь и торф. При кажущейся экологичности именно они становятся основными «поставщиками» мелкодисперсных частиц прямо в жилище.

Вот вы смеетесь, что «Москва похорошела», а такое происходит во многих мегаполисах: центральные улицы становятся пешеходными; парковки для автомашин сокращаются, промпредприятия выводятся за черту города, а их территории отдаются под озеленение; автодороги сужаются, зато расширяются тротуары и велодорожки. Все это — меры по очищению городского воздуха от ТЧ. Они по всему миру примерно одинаковые и принимаются на муниципальном и правительственном уровне. В более продвинутых европейских городах уже внедряются всякие хитрые меры по использованию ветровой и солнечной энергии. Создание сети велосипедных дорожек и пропаганды ходьбы (то есть постепенный и ненавязчивый отказ от транспорта, выбрасывающего в атмосферу ультрадисперсные частицы) — это политика ВОЗ. Грешным делом можно подумать, что и пропускной режим для автотранспорта — это тоже глобальная экологическая стратегия, проводимая под прикрытием пандемии и локдауна.

Думайте об этом всякий раз, стоя в очереди на заправку или поджидая маршрутку. Пройти пару (лучше тройку) остановок пешком — полезно не только для вас лично, но и для города в целом.

Достоверные исследования показывают, что польза от физических упражнений перевешивает вред от выхлопных газов. Ну или хотя бы уравновешивает — если вы едете на велосипеде вдоль загазованной магистрали.