Романтикой и рублем: кого и чем может привлечь Дальний Восток?



Романтикой и рублем: кого и чем может привлечь Дальний Восток?

 

В какую сторону внешние условия корректируют развитие Дальнего Востока и Арктического региона? Чего в современном изменившемся мире больше: глобальных вызовов или возможностей для развития этих территорий? С одной стороны, увеличиваются масштабы континентальной торговли и взаимосвязанности с Евразией, с другой, появляются новые нетарифные ограничения, в разы сократилась международная мобильность, но настоящий бум переживает цифровизация. Сегодня как никогда Арктика и Дальний Восток открыты для взаимодействия, в непосредственной близости от них отсутствуют зоны конфликтов и международной нестабильности, а российское правительство прикладывает колоссальные усилия для развития критически важной инфраструктуры отдаленных территорий.

Повышенное внимание властей эксперты считают одним из наиболее важных преимуществ дальневосточных и арктических территорий. Только благодаря этому фактору на Дальнем Востоке за последние годы удалось создать уникальный инвестиционный климат. Уже можно говорить о его достаточно глубокой интеграции в транспортно-логистическую систему мира. В силу географических и климатических особенностей эти территории особенно восприимчивы к развитию новых зеленых технологий, спрос на которые будет лишь расти.

При этом развитие Дальнего Востока, Арктики, их интеграция в международное пространство происходят в совершенно новых условиях. Накануне Восточного экономического форума мир потрясла новость о смене власти в Афганистане. Международные и российские эксперты, участники ВЭФ-2021, назвали этот фундаментальный сдвиг символом крупнейших изменений в существующей политической системе мира. Безусловно, для ведущих экономик это означает переустройство отношений. При этом значительно возрастает влияние и других глобальных факторов. Климатические изменения и технологии меняют нас, наши возможности и прежний экономический порядок.

Дальний Восток как «рентабельный проект»

Один из хэдлайнеров Восточного экономического форума — Юрий Трутнев, заместитель председателя правительства РФ — полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе. Как человек, который отвечает лично перед президентом за развитие одной из самых сложных российских территорий, обозначая ключевую для Дальнего Востока повестку, Трутнев был максимально доказателен и конкретен. На форуме он озвучил цифры, которые подтверждают, что потенциал у Дальнего Востока громадный, а с помощью поддержки первых лиц государства регион получил мощный импульс к развитию.

Отсчет новому периоду развития здесь, во Владивостоке, принято вести с 2013 года, когда Владимир Путин публично заявил, что его развитие — национальный приоритет на весь XXI век. С этого момента в регион пошли и госденьги, и инвестиции. Увидев новую точку приложения усилий со стороны федерального центра, инвесторы поначалу осторожничали, но в итоге многие из них «развернулись» на Восток — слишком соблазнительным выглядит соседний Азиатско-Тихоокеанский рынок. В итоге темпы роста ВВП на Дальнем Востоке возросли в два раза и превысили среднероссийский уровень. Темпы притока инвестиций в основной капитал на 39% превышают среднероссийские показатели. Индекс промышленного производства в ДФО в два раза выше российского. Объем накопленных прямых инвестиций уже составляет 80 млрд долларов. К концу 2021 года в регионе будет насчитываться 84 000 тысячи новых рабочих мест. Объем инвестиций с господдержкой составил 2 трлн руб. На Дальнем Востоке уже построено 417 новых предприятий. Цифры, озвученные Юрием Трутневым на ВЭФ-2021, говорят, прежде всего, о том, что на Дальнем Востоке удалось запустить новый инвестиционный цикл. Особо чиновник подчеркнул, что расходы государства на развитие инфраструктуры Дальнего Востока уже окупились: общие затраты составили 81 млрд рублей, доходы бюджета от деятельности предприятий — 123,1 млрд руб. Юрий Трутнев уверен, что развитие Дальнего Востока можно и нужно рассматривать как быстроокупаемый, высокорентабельный проект, а не просто как форму поддержки экономики со стороны государства. Вот только двигаться к поставленным целям Трутнев предлагает намного быстрей. Мир быстро трансформируется, меняются рынки, отношения между странами, санитарно-эпидемиологическая обстановка — все это создает новые вызовы. Пора решать, какую нишу займет Дальний Восток на вновь образующихся энергетических рынках, ведь у территории есть хорошие возможности для развития зеленой энергетики. Сегодня дальневосточные регионы столкнулись с целым рядом ограничений на экспорт сельхозпродукции, рыбы — от этих статей дохода во многом зависят местные бюджеты. Запретительные меры повлияли на темпы экономического роста в 2020 году и вынудили производителей искать новые каналы сбыта продукции.

Не сходить с выбранного пути

У Дальнего Востока и Арктики есть в правительстве свое профильное министерство. Его глава, Алексей Чекунков, обозначил на Восточном экономическом форуме три основных вызова, которые одновременно он расценивает и как возможности. Глобальные изменения климата — фактор, на который мы не можем повлиять, но можем и должны к нему адаптироваться. Очевидно, что на планете теплеет, в Арктике эти процессы еще более заметны. Подобные климатические явления не фиксировались ранее. Для всех экономик мира, не только российской, климат становится большим вызовом, как в разрезе смены экономических парадигм, так и в геополитическом смысле. В политических системах многих стран «зеленые» давно играют заметную роль и вполне способны диктовать бизнесу свои условия. Очевидно, что климатическая повестка уже используется как инструмент для достижения целей стоимостью в триллионы долларов. У этих решений будут как те, кто за них заплатит, так и выгодополучатели. Алексей Чекунков назвал это явление «гонкой климатических инициатив», в которой «несогласных будут принуждать, используя очень весомый аргумент о том, что никому нельзя загрязнять наш общий дом». Это ли не вызов, сопряженный с риском принятия масштабных, шоковых экономических решений?

Вызов номер два, который Алексей Чекунков обозначает как существенный для развития Дальнего Востока и Арктики, — изменение технологий. Глобальный энергопереход, грядущая квантовая революция — все это принесет значительные изменения в структуре экономики. Всем понятно, что доля угля и углеводородов будет уменьшаться, пока не до конца понятна лишь скорость, с которой будут происходить эти сдвиги. Особый акцент Алексей Чекунков делает на замене естественных материалов искусственными. Да, об этом пока говорят меньше, но уже сегодня практически у всех традиционных материалов (так называемых сommoditys) есть искусственные аналоги. Если этот переход ускорится, прогнозирует министр, то в шоковом режиме рухнут или вынуждены будут перестраиваться базовые индустрии: черная, цветная металлургия, агросектор и др.

Третий существенный риск для развития вверенных Алексею Чекункову территорий он обозначил так: изменение государственной политики. И добавил, что «это сугубо российский риск». Да, президент обозначил развитие Сибири и Дальнего Востока приоритетом на весь XXI век — на это все и равняются. «Это не фигура речи, — говорит с трибуны ВЭФ-2021 министр РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики. — Ни у одной страны мира нет такого внешнего каркаса. Территории Дальнего Востока и Арктики сопоставимы с самыми крупными государствами мира. Мы часто слышим вопросы: «Где быстрые победы?», «Почему не решили одним махом все проблемы?». Будут разные правительства, но если мы как государство когда-нибудь откажемся от миссии создать новое качество жизни на Дальнем Востоке, сделать комфортным и технологичным Русский Север, если мы откажемся от этой идеи из-за того, что нужно много времени, терпения, ресурсов, мы откажемся от развития самой России. В свете тех вызовов, о которых я уже сказал, именно Дальний Восток предоставляет сейчас возможность совершить рывок в развитии, простой и понятный рывок, связанный с освоением всего того, что было разведано и просто сохранено до нас».

Вызовы всегда равны возможностям

Задача добыть, обработать и экспортировать разведанные запасы полезных ископаемых для дальневосточных и арктических зон — и вызов, и возможность. На этих территориях представлена вся таблица Менделеева, во многих местах уже есть подход к инфраструктуре. Так и хочется продолжить мысль министра призывом: «Дальний Восток и Арктика ждут своих героев»! Чего здесь только нет: гидроэлектрический потенциал Дальнего Востока, по оценкам экспертов, освоен только на 23%. Здесь растет 500 млн га леса — это физический и карбоновый актив для производства углеродных единиц, вот он — мощный инвестиционный потенциал. А еще здесь сосредоточены мощные биоресурсы. Сегодня на Дальнем Востоке добывают натуральные морепродукты, но пока практически не развит сектор аквакультуры, между тем в мире уже 50% белка добывается с ее помощью, в России пока 0,1%, а ведь рядом — многомиллиардная Азия, в которой морепродукты являются основой рациона.

Мощным инструментом развития дальневосточных территорий может стать туризм. Верно замечает Алексей Чекунков: «можно построить Диснейленд, но нельзя построить Байкал, Долину гейзеров, Шантарские острова» — у России все это есть.

Вызовы всегда равны возможностям, уверен министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики, но в сегодняшнем мировом экономическом переходе важно быть сконцентрированными, фокусироваться на правильных векторах развития и ни в коем случае не сходить с выбранного пути.

Очевидно, что ключевые российские чиновники для того и служат, чтобы достигать целей, поставленных президентом. Очевидно и другое: сам президент Дальний Восток любит и с удовольствием сюда приезжает. Конечно, он, как и те, кто осваивал дальневосточные территории в разные периоды, не чужд определенной романтике. За ней, а еще «за длинным рублем» сюда и ехали из центра России, но последние десятилетия идет обратный процесс. Так что же романтичного сегодня можно разглядеть в подобном переезде? Вопрос был задан Алексею Чекункову из зала. Понятно, что многие хотели бы поверить в то, что скоро жизнь на этих отдаленных территориях кардинально улучшится, а пока зачем приезжать? Министр нашелся, что ответить: он сам сюда переехал по долгу службы, а теперь увлечен идеей развития Дальнего Востока как настоящий романтик: «Сегодня романтика — в созидании нового, предприятий, экономики, новой реальности. Дух захватывает, когда из ничего появляется нечто».

Чтобы поверить в мечту, людям нужны символы. Для жителей Владивостока ими стали мосты, Золотой и Русский, и саммит АТЭС, который подтвердил «поворот на Восток». Но гигантские стройки и масштабные инвестиционные проекты пока не смогли изменить качество жизни людей. Отсюда и невысокие показатели средней продолжительности жизни местного населения, пока она едва достигает 70 лет. Это ниже, чем в среднем в РФ, на семь лет меньше, чем в ближайших провинциях Китая, на десять лет меньше, чем в Южной Корее.

Северный морской путь — ключ к развитию

Судьбу Дальнего Востока и Арктики во многом определит развитие Северного Морского пути. О нем как о главном ключе к успешному освоению отдаленных территорий РФ говорили на многих сессиях Восточного экономического форума.

Самая доказательная цифра, которую называли многие спикеры ВЭФ-2021, как главное мерило успеха этого масштабного проекта: в 2021 году по Севморпути уже перевезли более 30 млн тонн грузов. Для сравнения в советские времена среднегодовой показатель был порядка 6,5 млн тонн за год. Навигация по СМП должна стать круглогодичной — это будет еще одно ключевое слагаемое успешности проекта. Россия обеспечит себе доступ к рынкам Азиатско-Тихоокеанского региона и даст всему миру новые возможности по перемещению товаров между европейским и азиатским континентами. 

Международные эксперты и инвесторы с интересом наблюдают за освоением Северного Морского пути. Участник ВЭФ-2021 Гленн Дисэн, профессор университета Юго-Восточной Норвегии, согласен с мнением, что именно Северный Морской путь играет центральную роль для развития дальневосточных территории. Он замечает, что Россия всегда предпринимала смелые попытки использовать этот транспортный коридор. Очевидно, что это более короткий путь между Европой и Азией и важный элемент международной транспортной системы, способный создать конкуренцию Суэцкому каналу. «За последний год мы наблюдали разрывы и провалы в реализации амбициозных планов, мы видим напряженность между США и Китаем, санкции США против России, свою лепту внесла пандемия, — добавляет Гленн Дисэн. — Какие-то проекты остановлены, замедлились, снизились объемы транспортировки грузов, но в будущем Северный морской путь должен дать увеличение грузопотоков. Мы видим, что партнерство между Россией и Азией укрепляется, а это дает мощный толчок для развития инфраструктуры, без которой невозможна активная международная торговля по Севморпути».

Область сотрудничества, а не конкуренции

Как бы ни были сложны и противоречивы международные отношения, зарубежные участники ВЭФ-2021 в одни голос заявили о необходимости продолжать открытый диалог с Россией. Для кого-то наша страна — ключевой торговый партнер, для кого-то фактор равновесия, для Японии — один из ближайших соседей. На полях саммита японцы обозначили максимальную значимость арктической повестки.

Атсуши Сунами, президент Фонда мира Сасакавы, заметил, что арктический регион — хрупкая система, в которой человечество еще многого не понимает просто потому, что ему не хватает данных. Япония постоянно проводит исследования северных территорий, чтобы глубже понять процессы, происходящие в Арктике, — актуальные знания необходимы для обеспечения устойчивого развития региона, с которым соседствует Япония. Кстати, еще в 2015 г. японцы разработали положение об Арктической политике. Центральное место в нем отведено научным исследованиям, и здесь без поддержки с российской стороны японцам не обойтись. Япония уже выходит с инициативой строительства научного ледокола, который станет международной научной платформой. Использование арктических ресурсов — еще одно важное направление японской арктической политики. И в этой связи японцы с присущей им осторожностью выражают надежду, что Арктика станет для них областью сотрудничества, а не конкуренции с Россией.

Двигаться надо быстрее!

Юрий Трутнев, Заместитель председателя правительства РФ — полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе:

Дальний Восток — непростая территория, на которой существенно ниже плотность инфраструктуры, чем в среднем по России. У нас есть регионы, которые не имеют круглогодично действующей транспортной инфраструктуры, тем же врачам сложнее добираться до таких населенных пунктов. Поэтому мы будем продолжать создавать систему преференций для жителей Дальнего Востока, чтобы жить здесь было не менее комфортно, чем на центральных территориях России. Мы уверены, что Дальний Восток обладает высоким потенциалом развития. Регион соседствует с динамично развивающейся Азией. Мы готовы конкурировать с ней, сотрудничать, мы видим там возможности для развития.

Мне хочется сказать всем потенциальным партнерам: двигаться надо быстрее, мир меняется, Дальний Восток меняется, сюда приходят все новые инвесторы. На Дальнем Востоке есть свободные ниши для инвестиций, это огромная территория, пока здесь не очень высокая плотность населения, нам еще много предстоит работать, чтобы максимально использовать существующий потенциал. Да, у нас был небольшой спад в 2020 году, но скажу прямо: я знаю, как совершить новый рывок, и мы сделаем это сразу после Форума.

Мировая климатическая столица

Алексей Чекунков, Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики:

Если мы как государство когда-нибудь откажемся от миссии создать новое качество жизни на Дальнем Востоке, сделать комфортным и технологичным Русский Север, если мы откажемся от этой идеи из-за того, что нужно много времени, терпения, ресурсов, мы откажемся от развития самой России. В свете новых вызовов именно Дальний Восток предоставляет сейчас возможность совершить рывок в развитии, простой и понятный рывок, связанный с освоением всего того, что было разведано и просто сохранено до нас.

Наши базовые преимущества — климат, экология. Я убежден, что Дальний Восток — колоссальная, малоосвоенная территория с громадными ресурсами, благодаря этому мы можем стать одной из мировых столиц климатических проектов. Мы уже формируем пакет предложений на эту тему. Это будет что-то вроде свободной экологической зоны «Экопорт Дальний Восток». Дальний Восток со своей уникальной нетронутой природой может стать стратегическим полигоном для научных исследований в области климата, здесь должны развиваться экогорода, и первый такой эксперимент сейчас готовится в Сахалинской области. Концентрация интеллектуальных и природных ресурсов позволяет говорить о том, что Дальний Восток может стать мировой климатической столицей.