Делал и делаю все, чтобы область была узнаваема - Эдуард Россель



Делал и делаю все, чтобы область была узнаваема - Эдуард Россель

 

В октябре 2021 года один из самых старых музеев России —Нижнетагильский музей-заповедник «Горнозаводской Урал» — отмечает очень солидный юбилей — 180 лет. Музей был основан Павлом Николаевичем Демидовым, изначально создавался в качестве кунсткамеры в честь приезда на Тагильские заводы цесаревича Александра. Во времена Демидовых музей состоял из нескольких подразделений: библиотеки, архива, ряда коллекций (в частности, геологической, минералогической и металлургической), предметов из собрания Демидовых, а одной из главных его миссий было просвещение заводских служащих.

«Редкий музей может похвастаться 180-летней историей и такой богатой коллекцией редких экспонатов!» — говорит сенатор РФ, президент Международного Демидовского Фонда Эдуард Россель. Фонд, который он возглавляет, создан для восстановления и сохранения демидовского наследия. Для Эдуарда Росселя Демидовы — не только часть истории Урала, они инноваторы, меценаты и благотворители — образец для подражания. Династия Демидовых больше ста лет создавала производственную мощь уральского региона и всей Российской империи: поддерживали науку, талантливых людей и самые смелые инициативы, которые могли принести общественное благо. Такое наследие необходимо охранять, утраченное восстанавливать по крупицам и не жалеть на это средств. Эдуард Россель привык мыслить масштабно. На торжественных мероприятиях, посвященных юбилею Нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал», он планирует анонсировать очередную инициативу, которая поможет сохранить и поддержать память о династии Демидовых в любом уголке мира, где есть историческая связь со знаменитыми промышленниками, — создать Ассоциацию Демидовских музеев мира. В голове Росселя — десятки проектов, которые способны превратить историческое наследие Урала в мощный стимул для развития культурного и туристического потенциала Свердловской области. Что ни проект, то миллиарды инвестиций. Впрочем, Россель умеет «зажечь» и вдохновить. Что уже удалось, а о чем пока только мечтают в Международном Демидовском Фонде, спросим его президента.

— Фонд, который вы как президент возглавляете, много лет назад развернул масштабную работу по восстановлению исторической памяти Демидовых. Какова конечная цель ваших инициатив?

— Демидовы — уникальная династия, таких в России больше нет. Практически каждый ее представитель внес свой особый вклад в развитие и процветание России. Они последовательно финансово поддерживали российскую империю, начиная с петровских времен и заканчивая периодом правления Николая II. Объем помощи за это время в общей сложности оценивается в 12,6 млн рублей (чтобы были понятны масштабы, сегодня те миллионы могут быть приравнены к триллионам рублей). На миллионы Демидовых можно было оснастить флот, армию и многое другое, что они и делали. Они много строили, вели свою деятельность на территории 25 губерний Российской Империи — это практически треть страны, а на территории современной Свердловской области построили 40 (!) заводов. За всю историю России я могу вспомнить лишь одного мецената, чей вклад в развитие государства сопоставим с Демидовским. Это Сергей Григорьевич Строганов, который дал Петру I на создание флота один миллион рублей, но с некоторыми оговорками. Демидовы же вкладывали капиталы в свое отечество бескорыстно, причем делали это не только те из них, кто жил и работал в России, но и последующие поколения, чья жизнь была связана с Италией и Францией.

В 1832 году Павел Николаевич Демидов создал Фонд поддержки «головастых и рукастых людей» — так он говорил, он учредил научную премию на 41 год раньше Альфреда Нобеля. Демидовскую премию вручали 33 года. За это время произошел мощный рывок во многих областях научных знаний, были выявлены, вознаграждены десятки уникальных ученых, среди которых такие имена, как Дмитрий Менделеев, Борис Якоби, Александр Востоков, Николай Пирогов. Благодаря премии их открытия и разработки были поддержаны административно и финансово, что стало мощным стимулом для развития отечественной науки по многим направлениям. В 1993 году Международный Демидовский Фонд и Уральское отделение РАН возродили Демидовскую премию, правда, положение, прописанное самим Павлом Николаевичем, пришлось немного изменить. Время было страшное, десятки академиков остались без средств к существованию, и, чтобы поддержать их жизнь (в прямом смысле этого слова), мы вынуждены были не искать новые яркие открытия и неизвестных людей, а поддерживать уже сформировавшееся научное сообщество, дабы сохранить им жизнь и возможность остаться работать в России. Сегодня пришло другое время, и я хочу восстановить идеологию Павла Николаевича, который запрещал вручать премию академикам, призывал разыскивать ярких неординарных людей без имени и статуса, помогать им развивать свои открытия, публиковать работы, внедрять разработки. Для этого необходимо восстановить премию, строго руководствуясь положением, прописанным Павлом Демидовым, создать специальный целевой Фонд. Все это имеет важнейшее значение для будущего Свердловской области, ее развития: возродив премию, мы сможем, как это было при Павле Николаевиче, вылавливать «рукастых и головастых» людей, чтобы они вносили свой вклад в развитие Урала.

Свердловская область — это высокоинтеллектуальный регион: у нас 24 высших учебных заведения, 24 фундаментальных института, 160 конструкторских бюро, 100 отраслевых институтов. В 1933 году Совет министров СССР принял решение о развитии Урало-Кузбасского региона, и к нам поехали ученые. Следующая волна была в 1940-е годы, когда к нам перебросили 404 предприятия со всем их штатом: конструкторскими бюро, рабочими. Многие из них закрепились на уральской земле. Когда в 1990 году в России начался развал научной базы страны, мы здесь, в Свердловской области, этого не допустили — сохранили максимум возможного. Приведу показательную статистику: сегодня в Свердловской области выпускается три миллиона различных изданий — и все это раскупается, люди читают. Помню, как я был поражен, когда был объявлен конкурс на присвоение имени знаменитого уральца аэропорту Кольцово, большинство свердловчан проголосовали за Акинфия Демидова. Для меня это был знак: люди знают, кто такие Демидовы.

— Что в ваших ближайших планах в части сохранения наследия Демидовых?

— Хотелось бы возвести на Урале дом Александра Григорьевича Демидова — копию того, что построил ему архитектор Иван Старов в усадьбе Тайцы под Санкт-Петербургом. Питерский архив обещал предоставить чертежи. Учитывая, что основная резиденция Демидовых располагалась в Нижнем Тагиле, я хотел бы построить это здание там, либо в Невьянске, где началась история Демидовых. Было бы замечательно собрать и представить в этом доме демидовскую библиотеку, небольшой музей, лекторий, кабинеты для интерактивных занятий со школьниками. Пока это только мысли, желания — нужно искать людей, которые помогут их реализовать.

Также хотелось бы развивать туристические маршруты, связанные с именем Демидовых. Президент Путин призывает к развитию внутреннего туризма, и совершенно справедливо: эта сфера может приносить очень серьезные дивиденды, а Свердловская область в этом плане совершенно уникальна, в том числе в части Демидовского наследия.

В апреле этого года в рамках торжественных мероприятий, приуроченных к 365-летию Никиты Демидова, Международный Демидовский Фонд запустил всероссийский проект «Демидовы. Маяки исторической памяти». Суть проекта заключается в установке мемориальных демидовских обелисков на месте частично или полностью утраченных памятников культуры и исторического наследия, связанных с представителями знаменитой династии. Пока проводим конкурс на лучший проект обелиска, разрабатываем программное обеспечение и собираем материал с целью снабдить каждый обелиск QR-кодом и голографической 3D-картинкой об истории утраченного объекта. Уже подобраны 34 таких объекта в 25 регионах России, большинство из них расположены в Свердловской области. Мемориальные демидовские обелиски не только повысят туристическую привлекательность мест, в которых они будут установлены, они помогут привлечь детей и молодежь к изучению истории Демидовых. Для реализации этого проекта необходимо принять федеральную программу, ее разрабатывают и будут продвигать сотрудники Фонда.

Также мы ни на минуту не останавливаем научную и просветительскую деятельность. Люди должны знать, насколько важна династия Демидовых в историческом контексте, сколь масштабным был их вклад в развитие Урала и России.

Никита и Акинфий Демидовы прибыли в Невьянск, и в области были построены 40 предприятий. В этом году исполняется 180 лет музею, который создал Павел Николаевич Демидов. Его жена, Аврора Карловна Шернваль, после его смерти одна из первых освободила рабочих, беглых людей, приписанных к заводам. Тем, кто захотел остаться и продолжить работу, она велела писать заявления, никто не ушел. Демидовы платили зарплату выше, чем на других заводах, занимались поддержкой домохозяйств, образованием детей рабочих, карьерой их родителей. Так, на демидовских предприятиях вполне можно было дорасти от простого рабочего до управляющего заводом.

Такой стратегический подход к человеческому капиталу, а также то, что на предприятия активно привлекались европейские ученые и инженеры, заложили фундамент для масштабной реконструкции и развития демидовских заводов. Демидовы развивали социальную сферу. В Нижнем Тагиле открыли больницу на 100 мест. Она действует по сей день, сейчас в ней 300 койко-мест. Демидовы построили на Вые (район в Нижнем Тагиле) училище, чтобы обеспечить кадрами собственное производство. Там же на их средства возвели уникальный по архитектуре и масштабам Выйско-Никольский храм. К сожалению, в 60-е годы прошлого века он был разрушен, разграблена и уничтожена усыпальница Демидовых. Мы работаем над проектом по возрождению мемориальной церкви на месте порушенной.

Представители династии очень активно поддерживали таланты — не только людей науки, но и художников, скульпторов, музыкантов, шахматистов и многих других: например, уральца Артамонова, которого называют изобретателем велосипеда, мастеров Худояровых, которые активно развивали лаковую роспись подносов, а начинали на демидовских заводах. Покровительствовали Демидовы многим, замечали и всячески поддерживали таланты. Вспомним того же Клементия Ушакова — гидротехника-самоучку, который по собственной инициативе построил уникальный канал, крайне необходимый заводскому хозяйству Демидовых. В итоге получил «вольную», развил собственное дело, основал первое на Урале суконное производство. Есть еще огромные неизученные пласты истории. Мы постоянно узнаем и открываем для себя что-то новое о Демидовых, и каждый новый факт раскрывает новые грани их жизни и деятельности. Всем этим необходимо заниматься. Конференции, круглые столы, демидовские чтения — основная деятельность ученых и краеведов, которых в составе ученого совета МДФ свыше трехсот человек.

В 2022 году будет 30 лет, как я президент Международного Демидовского Фонда. Если Бог даст пожить, хотелось бы все это реализовать. Но для решения всех этих задач нужны финансы, с которыми у нас не очень. Среди меценатов, благодаря которым Фонд продолжает работать, назову Андрея Анатольевича Козицына — генерального директора Уральской горно-металлургической компании и УГМК-Холдинг, я ему очень благодарен за поддержку. Благодаря его участию Фонд не только реализует ежегодные плановые программы, но и развивает географию своего присутствия. Наши представительства работают в Барнауле, Санкт-Петербурге, Лондоне, Париже, Хельсинки, Флоренции и других городах. Не так давно мы разыскали Ирэн Комо-Демидову (она прямой потомок Демидовых) и договорились с ней, что она будет представителем Фонда во Франции. В 2019 году из-за пандемии торжественное открытие французского филиала Фонда не состоялось, но подготовительная работа продолжается: собираются документы, объединяются люди, появились благотворители, готовые выделить бесплатно помещение, где разместится представительство. Убежден, что открытие обязательно будет, мы пригласим губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, российских дипломатов и французский истеблишмент. Это будет не просто открытие. Мы покажем французам, чем богата уральская земля, предложим производителям региона привезти как можно больше разных товаров, чтобы показать, чем славится Свердловская область. Долгое время наш регион жил под грифом «секретно», гриф давно снят, а последствия все еще ощущаются. Двадцать лет я руководил областью, объездил весь мир. Помню, как-то выступал в Америке, рассказывал про Урал: про наши институты, замечательное высшее образование, театры — они не верили, велели принести карту и стали искать Свердловскую область… в Африке. С тех пор многое изменилось, но дезинформации меньше не стало. Надо рассказывать и показывать иностранцам нашу культуру, традиции, искать и поддерживать исторические связи. Я делал и делаю все, чтобы Свердловская область была узнаваема.

Открывать Свердловскую область всему миру мы начали, когда задумали аэропорт Кольцово, проложили к нему дорогу. Сегодня это главные «воздушные ворота» Урала, кроме того, реконструировали железнодорожный вокзал в Екатеринбурге. Сожалею о том, что не все задуманное в должности губернатора успел реализовать. Хотел сделать вокзал, как в Лейпциге: полностью закрыть его стеклом, чтобы составы заходили под стеклянную крышу, но, надеюсь, что кто-нибудь все-таки реализует эту идею. В свое время нам удалось построить в Нижнем Тагиле комплекс трамплинов ГАУ СО СШОР «Аист», который сегодня входит в рейтинг «100 лучших трамплинов мира» и является одним из самых современных в России. Наберусь смелости и скажу, что в России сейчас не так много людей, которые способны оценить всю мощь Свердловской области. Мы здесь, в регионе, можем выполнять любые задачи, которые перед нами будут поставлены.

— Есть на Урале еще один масштабный проект — создание Демидовского маршрута. Как перейти от идеи к его реализации?

— Да, значимый общероссийский проект. В 24 субъектах РФ есть музеи, связанные с историей Демидовых (кстати, все заводы Демидовых были построены на деньги, которые Демидов зарабатывал на Урале). У меня есть «сумасшедшая» мечта (все-таки я максималист по натуре) — 8 октября начнется Демидовская конференция, приуроченная к 180-летию музея. Мы приглашаем на нее российские демидовские музеи, в рамках конференции хочу предложить ее участникам подписать меморандум о создании Ассоциации демидовских музеев. Основная ее идея: в России очень много маленьких демидовских музеев, например, первый и главный из них — музей имени Демидовых в Туле — хранитель традиций и единственный на сегодняшний день в России музей, носящий славную фамилию. Сегодня этому музею, как и многим другим небольшим демидовским музеям, очень трудно добыть средства на проведение серьезных тематических выставок. Для этого необходимы баснословные страховые выплаты за аренду экспонатов. Не располагая необходимым страховым Фондом, музейщики фактически лишены возможности вести активную выставочную и просветительскую деятельность на демидовскую тему. Мы предлагаем под эгидой Ассоциации создать единый страховой Фонд и прописать это отдельным пунктом в меморандуме. Так мы сможем поддержать маленькие музеи, они получат возможность выставлять свои экспонаты как в России, так и за рубежом: мы дадим музеям жизнь, они не будут погибать. Вот еще пример: в Ревде, Владимир Лисин (глава Новолипецкого металлургического комбината, НЛМК, — Прим. Ред.) купил завод, заводской музей ему не нужен, а там есть очень интересные экспонаты, и, если сейчас этот музей не поддержать, он погибнет — и таких музеев много. Есть и другая сторона медали: музеи солидные, с громким именем зачастую не имеют возможности получать финансирование на научную работу по выявлению и каталогизации экспонатов из собственных Фондов по демидовской теме. Гранты от Фонда на такую важную работу — еще одно направление работы создаваемой ассоциации. И самое главное, необходимо создать единое электронное пространство, которое бы позволило студентам, аспирантам, ученым и исследователям со всех уголков мира получить доступ к демидовской экспозиции Лувра, Уффици, Эрмитажа, музея Стиберта, Чикагской галереи искусств и других музеев, располагающих демидовскими коллекциями и предметами. Думаю, в процессе начала работы Ассоциации появятся и другие насущные задачи, которые будет гораздо проще решить, объединившись.

— Способны проекты, подобные Демидовскому маршруту, стать «якорными» для развития туристического потенциала Свердловской области?

— Чтобы развивать туризм, необходимо создать то, что можно показывать. Нельзя просто выйти в степь и сказать: «Вот здесь был завод, тут было то, тут — другое», а сегодня здесь один бурьян. Вот, например, дом Севастьяновых в Екатеринбурге восстановили, к реставрации подошли крайне серьезно: все разобрали, сделали монолитные перекрытия, восстановили купол. Сегодня это отличное место для переговоров и встреч на самом высоком уровне, недаром дом Севастьяновых выбрали для проведения саммита ШОС (Шанхайской организации сотрудничества, — Прим. Ред.).

Или вот возьмем Невьянск. Там был господский дом Акинфия Никитича Демидова, его взорвали. Мы пытаемся восстановить его, уже нашли чертежи. Хочу переговорить с Евгением Владимировичем Куйвашевым, чтобы здание передали министерству образования, внутри можно организовать, например, мастерские техникума им. Демидовых, другую часть здания отдать под музей. Губернатор идею одобрил, обещал помочь с финансированием проекта. В Невьянске были когда-то две доменные печи, одна осталась, возможно, вторую удастся восстановить.

Следующая точка — Верхний Тагил, здесь был особняк Прокофия Акинфиевича Демидова. Сейчас в нем живут люди. Я предлагаю сделать там музей, а людей переселить, ведь в этом городе тоже был завод, хорошо бы памятную стелу поставить как напоминание. Люди будут приезжать в город и понимать весь масштаб, все величие вклада династии Демидовых в экономику России. Таких точек на карте Урала много: Быньги, Шурала, Нижний Тагил, Антоновск, Уральск, Висим и Шайтанка, Висимо-Уткинск, Усть-Утка, Сулём, Чусовое, Староуткинск. По-хорошему, надо восстанавливать все 40 памятников истории, связанных с династией промышленников Демидовых. Мы обсуждали с губернатором механизм реализации: я предложил Евгению Владимировичу поручить мэрам городов, где расположено Демидовское наследие, создать единую программу восстановления памятников и защитить ее на уровне правительства РФ. На реализацию проекта нужны десятки миллиардов рублей, области в одиночку его не потянуть, необходимо федеральное финансирование.

— Ваши друзья и партнеры по проекту «Гора Белая» участвуют в подобных инициативах, ведь они весьма заинтересованы в развитии туризма в регионе, с которым так тесно связана жизнь и судьба Демидовых?

— Я являюсь председателем Наблюдательного Совета туристического кластера «Гора Белая», в него вошли 16 демидовских деревень. В рамках работы этого кластера мы будем восстанавливать исторические объекты, связанные с демидовским наследием. Со временем мы предполагаем увеличить турпоток в эти места до 1,5 млн человек в год. Насколько быстро удастся добиться такого результата, зависит от финансирования, но реально сделать это лет за пять. Сегодня нам нужно 10 млрд рублей для прокладки коммуникаций. Электричество, газ, канализация, водопровод, дороги — все затраты лежат на инвесторе.

Мы уже подписали договоры с сотнями предпринимателей, которые хотят принимать участие в проекте. Например, один инвестор готов построить на «Горе Белой» в поселке Уралец гостиничный комплекс на 2300 мест, на следующем этапе построят альпийские городки: коттеджи на два, четыре и десять человек — все эти соглашения уже подписаны. Некоторые предприниматели уже начали строительство.

— Фамилия Демидовых объединяет многие российские территории, среди них важное место занимает Тула. Готовы ли тульские промышленники и меценаты поддержать работу по созданию Демидовского маршрута?

— На связь с Фондом они не выходили. К сожалению, в Туле довольно прохладно относятся к демидовской теме. Так, например, в тульском музее оружия нет ни одного стенда, рассказывающего о Никите Демидове. Тула — «колыбель» рода, здесь похоронен Никита Демидов, его сын Акинфий Никитич и внук Григорий Акинфиевич. Я был там, стоял около их гробов, был в церкви — там очень инициативный настоятель, самостоятельно восстанавливает Николо-Зарецкую церковь Демидовых, несмотря на то, что это памятник культуры федерального значения. Вместе с потомками Демидовых, представителями из Италии, Франции, Англии и Финляндии в 2019 году мы посадили на территории храма, близ усыпальницы два кедра, они прижились. В проведении мероприятий Фонда нас всегда активно поддерживает губернатор Тульской области Алексей Геннадьевич Дюмин, областное министерство культуры, сотрудники музея имени Демидовых. Недавно мы подружились с главой Дубенского района Кириллом Гузовым: на территории района, в местечке Новое Павшино, откуда вышли предки Никиты Демидова, установлен закладной камень первого обелиска проекта «Демидовы — маяки исторической памяти», совместными усилиями мы ищем средства на создание в этом уникальном месте музея истории Нового Павшино.

Безусловно, тулякам известен факт, что Демидовы построили здесь первый оружейный завод и смогли сделать для Петра I пистолеты и ружья, которые его поразили, завод этот всю русскую армию оружием обеспечивал. Но со стороны тульского бизнес-сообщества инициативы финансово поддерживать наши проекты нет — к нам с такими инициативами никто не обращался. На призыв найти средства, чтобы освободить уникальный исторический особняк Акинфия Никитича Демидова в центре бывшей Оружейной слободы и разместить там музей, никто так и не откликнулся.

— Есть в планах Международного Демидовского Фонда еще один уникальный проект — воссоздание «демидовской узкоколейки», вот уж где нужны миллиарды. Нашли финансовых партнеров для реализации?

— Я очень сожалею, что в свое время ни мэр Нижнего Тагила, никто из чиновников не догадался сказать мне, что собственники приняли решение разобрать узкоколейку и сдать рельсы этого пути на металлолом. Я бы решил вопрос по-другому: выкупил эту дорогу с помощью областного бюджета, лишь бы не дать ее разобрать! Я уже выступил инициатором восстановления этой дороги, ее протяженность составляет 67 километров. Начальник Свердловской железной дороги Иван Николаевич Колесников инициативу всячески поддерживает. Сейчас накапливаем узкоколейные рельсы, демонтированные с других неиспользуемых железнодорожных путей, чтобы восстановить «демидовскую узкоколейку». Удалось установить, что тепловозы, которые по ней ездили, сохранились, как и пассажирские вагоны. Сейчас нужно найти 90 млн рублей для того, чтобы изготовить железобетонные шпалы, и тогда мы сделаем дорогу вечной. Поддерживает проект и свердловский губернатор, думаю, все должно срастись. Проект необходимо согласовать с генеральным директором — председателем правления ОАО «Российские железные дороги» Олегом Белозеровым, у нас хорошие шансы на успех, так как и он готов поддержать восстановление «демидовской узкоколейки». Если проект будет реализован, это даст мощный импульс развитию туризма в регионе. В настоящее время недалеко от места, где проходила узкоколейка, реализуется проект туристического кластера «Гора Белая» и разрабатывается туристический маршрут «Демидовские поселения», который привлечет в регион до полутора миллионов туристов. Из бюджета Свердловской области выделяются серьёзные средства на развитие горнолыжного курорта, ведется работа с потенциальными инвесторами. На протяжении бывшего маршрута узкоколейной дороги планируется создание нескольких аутентичных «демидовских поселений», включающих в себя музейные объекты, апартаменты для проживания, магазины, рестораны и другую туристическую инфраструктуру.

После восстановления исторических путей возможно запустить по ним брендированный поезд «Дорогой Демидовых», который будет рассказывать об истории рода и о первом в России паровозе, созданном в этих местах крепостными мастерами Ефимом и Мироном Черепановыми. Убежден, что дорога станет визитной карточкой региона, не только туристической достопримечательностью, но и экономически выгодным проектом.

С этой дорогой у меня связаны трогательные личные воспоминания: можете себе представить, я по этой дороге ездил, когда в Нижнем Тагиле жил, а прожил я в этом городе 25 лет. У меня жена из Нижнего Тагила, там родилась дочь.

Знаете, когда хотят описать что-то красивое, часто говорят: «…как в Швейцарии». А я вам скажу, что эта самая дорога, эти 67 километров — красивейший маршрут. Швейцария просто «отдыхает»! По обеим сторонам пути — горы, до Висимо-Утки дорога идет через ущелье. Демидовы, кстати, запроектировали дорогу из Висимо-Утки в Усть-Утку, ее тоже можно построить, тем более что путь пролегает рядом с кластером «Гора Белая». Представляете, как было бы здорово, если бы туристы приезжали на Гору Белую этим живописным историческим маршрутом!

Мы хотим восстановить не только дорогу, но и станции по пути, но сделать из них объекты, удобные и современные: разместить всю необходимую туристу инфраструктуру, настоящие уральские чайные с суксунскими самоварами, трактиры, сувенирные магазинчики и, конечно, выставить артефакты, которые связаны с историей каждой станции.

— В планах Фонда было также восстановление Храма Петра Митрополита и могилы Никиты Акинфиевича Демидова. Удалось ли реализовать задуманное?

— Действительно, мы нашли под Москвой семейную усыпальницу Демидовых. Храм Петра Митрополита был построен по проекту знаменитого зодчего Матвея Федоровича Казакова. Под алтарем там покоятся Никита Акинфиевич, его третья супруга и младшая дочь. В прошлом году Митрополит Ювеналий дал благословение на восстановление — начали работы по консервации полуразрушенного храма. Ученые Фонда занимаются научной и архивной работой с целью собрать максимальное количество сведений об усыпальнице, об архитектуре и убранстве храма, так как оригинальные чертежи постройки сгорели во время войны 1812 года.

Знаете, ко мне обращались люди с предложением перенести прах Никиты Акинфиевича Демидова из Подмосковья на Средний Урал, в Нижний Тагил. Но у меня нет сомнений на этот счет. Я инициативу не поддержал. Это безбожно! Упокоиться в своем подмосковном имении — такова была последняя воля Никиты Акинфиевича, быть похороненным рядом со своей третьей женой в склепе под церковью Петра Митрополита в селе Петровское-Князищево под Москвой.

К сожалению, из-за пандемии и сложностей с финансированием проекта в настоящее время работы приостановлены. Но я убежден, что Андрей Анатольевич (Козицын, глава УГМК — Прим. Ред.) не отступится от проекта. Он настоящий современный Демидов, восстановил не один десяток церквей, много средств и сил вкладывает в сохранение исторической памяти. Убежден, что у нас все получится.

— Вы задумали глобальную систематизацию и научную обработку писем и документов, сохранившихся в частных архивах потомков семьи Демидовых, в музеях и архивах Франции, страны «Русского исхода». Какой помощи и от кого Фонд ждет в этой части: подключилось ли музейное, научное, историческое сообщество к этой работе?

— В Екатеринбурге есть институт Демидовых. Это научное и культурно-просветительское общественное объединение, энтузиасты, которых мы стараемся поддерживать. Они выпускают очень серьёзные книги, сейчас исследуют деятельность Демидовых в Крыму, а они там столько всего сделали, не одну книгу можно написать! Демидовский институт — старейший коллективный член Правления Международного Демидовского Фонда. Как я уже говорил, ученый совет Фонда включает в себя свыше трехсот учёных и краеведов — они наш оплот и основная движущая сила. Во Франции мы поддерживаем тесные связи с потомками русской иммиграции, сотрудничаем с крупнейшими музеями и институтами. Среди наших партнеров и друзей — Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество, а у них накоплен огромный опыт подобной работы, связанной с памятью представителей Дома Романовых, с которым род Демидовых был тесно связан.

У нас все есть для плодотворной работы! Единственное, о чем я мечтаю, — это сделать Международный Демидовский Фонд независимым в финансовом плане, чтобы не тратить силы и время на поиски денег, а заниматься только научной, мемориальной, просветительской работой. Такой проект я тоже придумал. Он называется «Демидовский миллиард». Мечтаю собрать такой неприкосновенный капитал, на доход от которого можно было бы не только вести всю уставную деятельность Фонда, но и предоставлять гранты ученым-исследователям, устанавливать памятники, приобретать на аукционах ценные документы, письма и книги для функционирования всемирной демидовской библиотеки. Надеюсь, что и этот проект мне удастся реализовать! Девиз Демидовых — «Не словами, а делами!» — стал и девизом нашего Фонда. Сила рода Демидовых помогает и нам не останавливаться, идти вперед по выбранному пути.