Гибкое производство: как увидеть новые горизонты в меняющихся условиях?



Гибкое производство: как увидеть новые горизонты в меняющихся условиях?

 

ИННОПРОМ — главный индустриальный форум страны. Его курирует Министерство промышленности и торговли РФ. Тему для главной стратегической сессии выбрали профильную: «Гибкое производство. Максимальная адаптация».

Диалоги о будущем мировых индустрий открывал премьер-министр Михаил Мишустин, подхватил Денис Мантуров, к дискуссии пригласили широкий пул иностранных участников промышленного форума, глав иностранных правительств и международных корпораций. В центре обсуждения — противодействие новым экономическим вызовам, и это не только пандемия. Всеобщая урбанизация и глобальные демографические изменения, растущая потребность в электроэнергии, развитие новых конкурентных отраслей экономики, декарбонизация и новая скорость изменений. Индустрия 4.0 должна быть основана на эффективных инструментах и универсальных моделях управления, чтобы уметь максимально быстро и эффективно адаптироваться к широкому спектру задач.

Как будет меняться промышленность, что для этого могут и должны сделать органы власти, какими будут последствия глобальной трансформации в экономике для граждан, ведь технологии не только упрощают жизнь, но и меняют привычную среду обитания, ломая старые привычки и заставляя адаптироваться к новым обстоятельствам. Так ключевой для промышленности вопрос обозначил перед участниками ИННОПРОМА Михаил Мишустин, председатель правительства РФ. Остро осознавая значительное отставание России во многих секторах промышленности, первые лица государства вновь призывают бизнес ускорить трансформацию компаний. Гибкость, основанная на использовании цифровых технологий, становится одним из ключевых условий эффективного производства. Только она, заявляют с высоких трибун, позволит промышленникам минимизировать риски и ущерб от новых угроз.

Вот, например, пандемия: случилась неожиданно, парализовала весь мир, разрушила сложившиеся торговые каналы, остановила сотни тысяч производств и в конечном итоге заставит экономики всех стран перейти на новый виток сверхскоростного развития. В случае с промпроизводством скорость становится синонимом гибкости и выживаемости. Разве пандемия оставила хоть какие-то шансы быть прежними?

«В подобных кризисных ситуациях необходимо оперативно реагировать на изменения предпочтений потребителей, — заявил с трибуны ИННОПРОМА премьер Михаил Мишустин, — адаптировать мощности под выпуск новой продукции, для снижения издержек при доставке выстраивать новые логистические маршруты, и на каждом этапе необходимо широко использовать цифровые технологии».

В поисках новых аргументов

Порой кажется, что все уже устали говорить об одном и том же, но чиновники продолжают искать все новые аргументы в диалоге с бизнесом. Вот и министр Мантуров не готов согласиться, что цифровизация — удел и приоритетная задача исключительно крупных компаний и госкорпораций. На самом деле, все зависит от экономической целесообразности внедрения цифровых решений, а исходить при этом нужно из здравого смысла. «Любая компания будет внедрять новые решения в том случае, если ей это выгодно, — аргументирует свой тезис Денис Мантуров, — при этом, когда мы задаемся вопросом, останется ли в этой глобальной гонке за цифровое лидерство место маленьким компаниям, я привожу конкретный пример из российской практики. Еще в 2017 году президент РФ Владимир Путин дал поручение госкорпорациям создавать венчурные фонды, развивать под своим началом небольшие технологичные стартапы, которые потом смогут выйти в самостоятельное плавание. Сегодня такую работу активно ведут Росатом, Ростех и его дочерние структуры, например, Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК), годовой размер ее венчурного фонда составляет порядка 200 млн рублей.

В госкорпорациях уже пришли к пониманию, что их технологическое обновление — мощный движок для всей экономики, а осуществлять его необходимо в том числе через расширение партнерства с малыми инновационными компаниями. Сегодня вовлечение госкорпораций в венчурную экосистему — один из приоритетов. Правительство в этом стремлении их поддерживает материально: госкомпании, приобретающие новые технологические решения и оборудование на внутреннем рынке, получают из госбюджета компенсацию на их внедрение. В результате в

России развивается IT-сектор, появляются прорывные продукты и технологии, что позволило той же интернет-торговле за пандемию вырасти в своих оборотах на 60%, а всей стране практически безболезненно и довольно оперативно перейти на удаленный режим работы. Кстати, по данным, озвученным в ходе страгсессии, 45% российских граждан в пик пандемии, пришедшейся на весну 2020 года, работали из дома.

Теперь чиновники намекают, что ждут от реального сектора экономики подобного технологического прорыва. Он предусматривает масштабные перемены: полную автоматизацию технологических процессов, логистики и управленческих решений. Чем правительство может помочь бизнесу? Поддержка будет адресной и выборочной — в соответствии с приоритетами и перспективами каждого сектора. В федеральном бюджете, сверстанном на ближайшие три года, на развитие цифровой промышленности предусмотрено около 280 млрд рублей. Правительство утвердило рассчитанную на пятнадцать лет Стратегию развития аддитивных технологий — за последнее десятилетие их рынок увеличился более чем в десять раз. Принята в работу концепция нормативного регулирования технологий искусственного интеллекта и робототехники, определены регуляторные меры для финансового стимулирования отрасли, в том числе с применением государственно-частного партнерства. Бизнес может рассчитывать на компенсацию части затрат на научные исследования — в ближайшие три года на эти цели федеральный бюджет планирует потратить более 25 млрд рублей. Есть возможность снизить затраты на разработки цифровых платформ и программных продуктов, под эту задачу зарезервировано порядка 5,5 млрд рублей. Предприятия могут возместить до 50% затрат на создание пилотных партий средств производства, а это еще свыше 5 млрд рублей. Свои инструменты поддержки предлагает Фонд развития промышленности, через который уже несколько проектов получили помощь на создание новых цифровых производств, ее совокупный размер составил около 2 млрд.

Этапы большого пути

От госкорпораций не отстают и флагманы частного бизнеса. Мировая конъюнктура не оставляет им выбора. К ускоренной цифровизации их стимулируют не слова чиновников и не матпомощь из госбюджета, а обострившаяся мировая конкуренция.

Председатель Правления «СИБУР Холдинг» Дмитрий Конов говорил об автоматизации, которая для его бизнеса является важнейшей частью цифрового перехода. Разделяя ее на несколько уровней, он пояснил, с какой проблемой сталкивается в реализации задачи СИБУР на одном лишь этапе большого пути.

Речь о базовой автоматизации, когда все увешаны датчиками и получают огромный набор информации, каждое действие фиксируется, все данные стекаются в информационную систему. Дальше возникает проблема, которая в пандемию стала еще более очевидной: мы используем всего 5–10% информации, доступной для принятия решений и создания ценности. Дело — в людях, которые обрабатывают массив данных, уверен Дмитрий Конов: «Двадцать лет назад десять операторов руководили процессом, 990 рабочих ходили по площадке и переключали что-либо, скажем, закрывали/открывали задвижки на трубах. Сегодня пропорция изменилась, и если раньше операторы должны были разбираться в технологии производства и управлять ими через информационные системы, то сегодня они могут с помощью анализа больших данных и других цифровых инструментов оптимизировать саму суть процессов, создавая максимальную стоимость товара». Казалось бы, все очевидно, но речь о другом уровне компетенций, об изменившемся базовом наборе навыков, это другой по уровню квалификации и знаний персонал, к управлению котором нужны иные подходы. Так цифровизация меняет нас и все этапы производства во всем мире.

Прямой заказ на инновации

Еще более глобальные вызовы стоят перед сырьевым сектором российской экономики. Его «болями» на ИННОПРОМЕ делился Александр Дюков, генеральный директор ПАО «Газпром нефть». Впрочем, говорил он больше не о проблемах декарбонизации и энергоперехода, которые для нефтяников не новы, а о том, как высокие технологии сделать частью ДНК компании и повысить эффективность бизнеса. Сегодня Газпром нефть не только входит в топ-3 крупнейших в России компаний по объемам добычи и переработки нефти, но и является одним из лидеров эффективности ведения бизнеса в отечественной нефтянке. На ИНННОПРОМЕ Дюков заявил, что Газпром нефть ставит перед собой задачу к 2030 году сократить углеродную интенсивность добычи на треть от сегодняшних показателей. Достигать целей будут с помощью новых технологий, которые заказывают на стороне, в том числе у итальянских партнеров, широко представленных на форуме. Что-то разрабатывают сами — с помощью тех самых акселерационных программ, о которых упоминал Денис Мантуров. Являясь прямым заказчиком инноваций, Газпром нефть получает гарантированный результат.

«У нас действует несколько акселераторов, которые разрабатывают решения в области транспортировки и мобильности в целом, добавили в программы еще несколько задач в области разведки и добычи, строительства и альтернативной энергетики», — делится наработками Александр Дюков.

В рамках таких акселерационных программ разработчики получают возможность протестировать решения и доработать их еще до вывода в коммерческую эксплуатацию, в этом случае продукт выходит в продажу не как экспериментальное решение, а как технология, полностью готовая к работе, что повышает ее коммерческую привлекательность. Именно таким путем рождаются решения, на которые есть спрос в реальном секторе экономики. Не скупятся в Газпром нефти и на поддержку студентов: участвуют в формировании программ обучения и научных исследований, приходят в вузы с конкретными технологическими задачами.

Расти даже в кризис

Вслед за нефтяниками о глобальном энергопереходе и технологиях «озеленения» экономики говорили энергетики. Джузеппе Марино — главный исполнительный директор Ansaldo Energia. Итальянская компания является одним из крупнейших игроков на глобальном рынке изготовления, поставки и обслуживания оборудования для электроэнергетики. Ansaldo Energia давно работает в России, во многом обгоняя российских коллег по уровню внедрения инноваций, реализует крупные инфраструктурные проекты в области энергетики. Ее глава заявляет, что большие компании давно и очень усердно разрабатывают стратегии цифровизации, стремясь сократить воздействие глобализации. Пандемия не повлияла на этот курс, но она существенно поменяла скорость внедрения. «Скорость, гибкость, способность адаптироваться важны в равной степени, — расставляет акценты Джузеппе Марино. — Мы должны реагировать быстро на такие вещи, как пандемия. Мир слишком быстро меняется, мы должны успевать за ним и технологиями. Мы создаем большие энергостанции, производим газовые турбины, чтобы генерировать энергию. Во время пандемии мы смогли обслуживать наших клиентов удаленно. Мы добились того, что локальное поддерживало глобальное, мы приложили к этому большие усилия. И нам нужно работать еще более усердно, чтобы исключить сбои в цепочках поставок энергии. Цифровые технологии позволили нам расти даже в кризис: относительно 2019 года наши обороты выросли на 30%».

Всемирное ускорение

Итальянцы — признанные лидеры автомобилестроения. Казалось бы, их позициям здесь ничто не угрожает, но и они не могут себе позволить мирно почивать на лаврах, пока амбициозные новички и «заклятые конкуренты» штурмуют авторынок в надежде откусить от «итальянского пирога». Тем более, пандемия стала тем глобальным кризисом, который коснулся всех. Какие выводы из него сделали в Pirelli? Марко Тронкетти Провер, председатель совета директоров, заместитель главного исполнительного директора Pirelli, как и его итальянский коллега из Ansaldo Energia, говорил о «всемирном ускорении».

Казалось бы, в Pirelli знают о высоких скоростях все и умеют их обуздать. Но сегодня речь об индустриальных вызовах нового порядка: «Прежде всего, нам необходимо выпускать наши продукты на рынок намного быстрее, еще быстрее, чем мы делали это еще год назад, — говорит Марко Тронкетти Провер. — Это означает, что нам необходимо научиться использовать математические модели, отработать тестирование технологий на тренажерах и использовать новые материалы, даже если их производство кажется крайне сложным. Речь о нанотехнологиях, потому что клиенты Pirelli ценят бренд именно за скорость, которую он способен подарить. Все меньше производителей могут отвечать этим высоким требованиям. Как и Pirelli, компании по всему миру формируют в командах новые компетенции. В Pirelli удвоили часы обучения персонала, потому что сегодня даже простой рабочий имеет дело с «цифрой».

«Естественная симпатия», а не просто бизнес

Италия — вторая в Европе по объему производства промышленного оборудования, занимает четвертую строчку в рейтинге экономически развитых стран Европейского Союза и восьмую — в мире. Новые технологии в области машиностроения, мехатроники и робототехники — все это итальянцы предлагают для торгового обмена с Россией. На ИННОПРОМЕ о намерениях укреплять деловые отношения между итальянским и российским бизнес-сообществами заявил Карло Мария Ферро, президент агентства ICE. И это несмотря на жесткий политический прессинг со стороны Евросоюза: санкции против России никто не отменял, напротив, уже после завершения форума было заявлено об их продлении. Впрочем, на отдельно взятой территории ИННОПРОМА итальянцы заверяли российских деловых партнеров в лучших намерениях. 61 компания была представлена на страновом итальянском стенде, а он занимал добрую половину целого павильона. Сотрудничество обоюдно выгодное, наглядное доказательство тому — красавец Leonardo. Вертолет был представлен в рамках выставки и все четыре дня вызывал заслуженные восторги публики. В нем все в лучших итальянских традициях: великолепный дизайн, выдержанный в кремовых тонах кожаной обивки салона, сложная система управления, широкий спектр применения — от деловых полетов до санавиации. Но особенно машина интересна тем, что является продуктом совместного российско-итальянского производства. Расположено оно в подмосковном поселке Томилино, уже десять лет в партнерстве с итальянскими коллегами проект реализуют «Вертолеты России».

«Естественной симпатии» между Россией и Италией и санкции не помеха», — уверенно заявляет с высокой трибуны ИННОПРОМА в присутствии российского премьера и профильного министра Джанкарло Джорджетти, министр экономического развития Итальянской Республики. Италия успешна во многих отраслях промышленного производства, в том числе в производстве вакцин, о которых так много говорят в «верхах», на которые сегодня во всем мире большой спрос. Кстати, о вакцинации: на ИННОПРОМЕ действовали повышенные меры безопасности. Без той самой вакцины в организме, подтвержденной наличием специального сертификата, к участию в выставке допускали только при наличии ПЦР-теста. И, совершенно точно, обладателям такого «спецпропуска» завидовали остальные, ведь в очередях на тестирование терялись драгоценное время и деньги, а сколько нервов: кто-то вынужден был отменять поездку за несколько часов до самолета. А кто-то сетовал, что меры предосторожности чрезмерно суровые, но в итоге главное, что ИННОПРОМ все-таки состоялся в очном формате. Иностранные партнеры не стали его игнорировать, несмотря на массу рисков и ограничений, а значит, интерес к России по-прежнему высок, как и потенциал собственных неиспользованных возможностей.

Михаил Мишустин, председатель Правительства РФ:

Пандемия разрушила сложившиеся цепочки поставок промышленной продукции, сломала привычную структуру спроса на ключевых рынках. Во время таких кризисных ситуаций необходимо оперативно реагировать на все изменения.

Денис Мантуров, министр промышленности и торговли РФ:

Многие боятся, что будут исчезать какие-то специальности, и люди столкнутся с дефицитом рабочих мест, но это не так. По оценкам международных экспертов, к 2025 году перестанут существовать порядка 83 профессий, но при этом появятся 95 новых. В нашей стране нет проблемы с нехваткой рабочих мест. Сегодня отечественная промышленность находится в постоянном поиске квалифицированных специалистов, особенно эта тенденция очевидна для вновь открывающихся производств, построенных по самым современным стандартам и ориентированных на выпуск высокотехнологичной продукции.

Гавор Орбан, главный исполнительный директор Gedeon Richter Plс:

В фармацевтической отрасли мы наблюдаем глобальные изменения, например, медицинские исследования проводятся по принципу «In vivo», то есть на живых организмах: насекомых, животных или людях. Человечеству нужны срочные решения в борьбе с новыми вирусами, во всем этом процессе не ошибиться фармацевтам помогают цифровые технологии, они же позволяют каждому из нас минимизировать личные контакты: работать из дома, меньше подвергать себя риску прямого контакта с носителем инфекции и таким образом уберечься от опасности заражения. Сегодня высокие технологии во все больших смыслах спасают нам жизнь.

Томас Шэфер, уполномоченный концерна Volkswagen по России и СНГ, председатель правления Skoda Auto:

Очевидно, что пандемия COVID-19 создала огромные проблемы, совершенно неожиданные для нашей отрасли. Особенно сложными для автомобильной индустрии были последние месяцы. Однако все оказалось не так плохо, как мы думали. Особенно в России мы увидели очень мощный уровень сопротивления новым вызовам, несмотря на то, что были нарушены цепочки

поставок и работа наших заводов по всему миру. Проблема с дефицитом полупроводников возникла одновременно с COVID. Сегодня мы понимаем, что к ней привели ошибки планирования, это не системная проблема. Когда пандемия только началась, стало понятно, что фабрики по производству элементной базы могут быть закрыты на недели и месяцы, и вот сейчас мы столкнулись с глобальным дефицитом ряда компонентов. В то же время за период пандемии мы получили много уроков и поняли, как можем стать более цифровыми и эффективными.