Отбросить все ненужное и побеждать



Отбросить все ненужное и побеждать

 

Наш новый проект радует россыпью звезд первой величины. Они известные люди из разных миров: шоу-бизнес, телевидение, большой бизнес и спорт мировых достижений. Но удивительно другое. Благодаря коллаборации с NEXT MBA мы открываем их для вас заново, получаем от них новый опыт и знания. Вот, например, Илья Авербух. Что мы знаем о нем: талантливый фигурист, заслуженный мастер спорта России, серебряный призёр Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити — это был венец его спортивной карьеры. Не во всех подробностях, но так или иначе о достижениях Авербуха на льду слышал и знает почти каждый россиянин. А что было после звездной карьеры в спорте? Как Илья Авербух пришел в бизнес, какие ошибки совершал, как разрывал контракты со звездами фигурного катания? Что он думает о лидерстве и как принимает сложные решения? Обо всем этом он сам рассказывает в лекции на платформе бизнес-образования нового типа NEXT MBA. Подключайтесь и вы.

Илья Авербух, продюсер, предприниматель, фигурист

Я привык выступать немного в другом формате — перед публикой, когда вижу ее глаза, эмоции. Но сейчас новое время и новые веяния, я их принимаю.

Сегодня я буду говорить о вещах, которые важны для меня сегодня и всегда. Начну я с начала спортивной карьеры, и даже раньше — с того, как я пришел в фигурное катание. Привела меня туда мама, меня никто не спрашивал о моих желаниях. Мне там было некомфортно, ведь я больше любил хоккей, но мама очень верила в меня, верила в то, что я стану прекрасным фигуристом. Эта вера действительно важна для успеха.

Прими поражение достойно!

Моя спортивная карьера складывалась типично — были победы и поражения. Спорту я очень благодарен, все, что я там приобрел, оказалось применимо в бизнесе, все пригодилось. Никакой бизнес невозможен без поражений, их надо уметь принимать и преодолевать.

Неслучайно опытные и успешные инвесторы обращают свое внимание, прежде всего, на стартапы, которые прошли большой путь собственных ошибок и поражений. Если ты умеешь проходить через это, рано или поздно ты придешь и к победе. Бизнес сродни спорту: ты всегда живешь в состоянии стресса. В моей спортивной карьере было много головокружительных побед. Главная из них, о которой мечтают все спортсмены, золото Олимпиады, в моей жизни не случилась. Серебряную медаль, которую я получил на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сите, я ставлю себе в зачет самых высоких достижений. Мы показали свой лучший результат именно на Олимпийских играх. Когда ты идешь вперед, достигаешь новых высот, ты все равно замотивирован на достижение максимального результата. После этого мы еще выигрывали несколько турниров, и я принял решение уйти, закончить спортивную карьеру. Что меня тяготило в спорте — так это отсутствие возможности принимать самостоятельные решения. Тобой руководит тренер, чем четче ты выполняешь его указания, тем лучше — в спорте это объективно и оправдано. Мне было 29 лет. Я хотел развиваться дальше, строить свое дело. Я не знал точно, что я буду делать, какая из моих идей «выстрелит», но тогда я хотел реализации в любой другой области, кроме фигурного катания, я хотел доказать всем, что я могу что-то еще. Хотелось работать на ТВ, делать свой проект, не связанный с фигурным катанием.

Непаханая целина

Попробовав многое, я понял, что фигурное катание для моего собственного дела — некая эксклюзивная история, в которой у меня больше шансов заявить о себе, чем в любой другой нише. И как бы мне ни хотелось доказать всему миру, что я больше, чем лед, именно на этой «скользкой» поверхности я чувствую себя максимально комфортно и спокойно. Так родилась идея моего первого ледового шоу. Сейчас, когда подобными форматами рынок переполнен, многое кажется другим. Тогда это поле было чистым, никем не освоенная целина. А в бизнесе чем раньше ты начал, тем больше шансов стать первым и захватить максимум пространства. Это был 2003 год. Первое шоу я сделал в Новосибирске, не в столицах. Фигурное катание тогда

было на пике популярности. Кто из вас помнит олимпийских чемпионов 1998-ого года? Мало кто. Уже после моей Олимпиады интерес к фигурному катанию в России начал быстро расти. В 2002-ом году я почувствовал этот «нерв» — организовал небольшой тур по шести городам, понимал, что если я не соберу арену в одном городе, прогорю сразу, поэтому сделал показы в Омске, Кемерово и еще ряде сибирских городов. Тур не имел финансового успеха, но был очень тепло воспринят публикой — трибуны были переполнены.

Как мне это удалось? Тогда все лучшие российские фигуристы жили в основном в США, мало кто из зрителей верил, что мне удастся их привезти на мое шоу в Россию. У зрителя был скепсис по поводу того, что я смогу привезти звезд первой величины. Я столкнулся с еще одной проблемой: окупиться было очень сложно, потому что дворцы были «дырявые» — каждая буфетчица, гардеробщица, не говоря уже о кассиршах и директоре, пытались провести бесплатно десятки людей. Задача выйти в ноль была сложно реализуема при таких вводных. Я нашел финансового партнера, который выступил спонсором; я надеялся, что у него будет доход, но этого не случилось. Я понял, что надо подходить к организации еще более тщательно. Назвать этот тур коммерчески выгодным нельзя, я не заработал. Я рассчитался со всеми, кому я был должен, все получили свое. Это был всегда мой основной принцип — платить всем, с кем я работаю. Если не соблюдать его, то не будет взаимного доверия. Кроме того, я сразу ввел принцип эксклюзивности: те, кто работают со мной, не могут участвовать в других аналогичных проектах. Это позволило нам вырасти в мощное, уникальное ледовое шоу, соблюдать эти правила всегда было сложно, но мне удавалось убеждать участников шоу поддерживать его.

Потом у меня был опыт работы за границей. Мы ставили шоу в Италии и столкнулись с серьезным профсоюзным лобби, но в итоге все сложилось очень удачно. Представьте, мы сделали первый российский ледовый проект на Арена-ди-Верона. Мы выбрали спектакль «Ромео и Джульетта». Серьезнейший вызов для постановщика ставить эту пьесу в самой Вероне на площадке, построенной несколько тысячелетий назад. Это был прорыв — из малого ледового шоу мы вырастили большой международный проект. В Вероне в зале 70% были итальянцы. Прошло 17 лет с того момента, когда я сделал первое ледовое шоу, за это время у меня вырос сын. Это был путь с большим количеством ошибок и побед.

В нужное время в нужном месте

Бизнес всегда был очень важной для меня составляющей во всех моих персональных проектах, бизнес-задачи я ставил во главу угла. Можно сделать разовый проект при поддержке госструктур, на бюджетные деньги — это все здорово, но если сама история себя не окупает, если зритель не голосует своими деньгами, ты сделал плохой бизнес. Только так проверяется успех твоего дела. Если этот успех не случился, надо искать другие механизмы. Мне для развития бизнеса очень помог проект на Первом канале, он дал толчок к большой популярности моих собственных ледовых шоу. Но все не на пустом месте. Иногда тебе кажется, что в борьбе «за ноль», за точку безубыточности, ты много чего делаешь впустую, но ты нарабатываешь определенный опыт. Надо верить в то, что все потом сольется в один большой поток, в какой-то момент случится прорыв. Я в это всегда верил, именно так было и у меня. Свое собственное первое шоу я делал в 2003 году, на ТВ я пришел в 2006-ом году. Да, телевидение помогло мне, но у меня уже был опыт создания ледовых шоу, мои старания стали фундаментом моего же успеха.

«Докручивание гаек» всегда за тобой

Занимаясь бизнесом, ты должен быть включен в процесс 24 ч. Не думайте, что, построив дело, вы сможете просто выключиться из процесса, получать прибыль, ничего не делая. Бизнес — это постоянное погружение, «докручивание» гаек. Я стараюсь вникать в суть любого из моих проектов. Да, самое сложное лично для меня — финансовая аналитика, юридические аспекты. Здесь мне помогает моя команда, без единомышленников вы никто, а это те, кто готов пройти с вами самые сложные времена, даже если вы не смогли им вовремя заплатить зарплату. 90% тех людей, которые начинали со мной в 2003-ем году, остались со мной и сегодня. Иногда меня ругают за то, что нет ротации в команде. Я и сам понимаю, что нужны новые люди, — так устроен сам бизнес ледовых шоу. Это сложные для меня решения: в основном я беру новых людей, но сохраняю команду. Это финансовое бремя для проекта, но я стараюсь быть максимально долго с людьми.

Вдохновляй и не давай слабину!

Ледовые шоу — не единственное направление моего бизнеса. Для меня очень интересный опыт — участие в подготовке и постановке больших знаковых событий. Олимпийские игры в Сочи: мне выпала честь быть режиссером финального блока «Космос». У нас там была сцена, в которой принимают участие 350 роллеров. Нам нужно было найти их в очень сжатые сроки. Когда мы всех собрали, начали репетировать на ВДНХ. Они проезжали несколько кругов и поднимали такую пыль, что нам приходилось ходить в респираторах. Команде было сложно работать в таких условиях, люди стали уходить, все посыпалось. Среди помощников было много волонтеров — они работали на энтузиазме, без гонораров. Я собрал всех и говорил об ответственности, о тех, кто в команде, о том, что уход одного останавливает весь процесс подготовки к глобальному событию. И это возымело действие — отток людей прекратился. Конечно, я сказал и о том, что они станут частью легендарного действа, их могут показать по телевизору. И многие горели этой идеей. Моя задача была зарядить их идеей. Мы выступили, все получилось красиво. И сегодня участники шоу вспоминают это как одно из самых ярких событий в жизни.

Очень важно уметь убеждать, мотивировать команду, вести людей за собой. Когда я был в спорте, я не знал, что могу это делать. Я не могу сказать, что во мне живет сильное желание управлять, но, когда я понял, что отступать некуда, я пошел вперед, останавливаться нельзя. Ты можешь проявить слабость наедине с собой, но твои подчиненные не должны увидеть, заметить эту слабину.

Олимпиаду не переиграешь, не переснимешь. У меня, конечно, были страхи: если бы упал один роллер, посыпались бы все — это был бы эффект домино. Конечно, я рисковал, я сомневался, но я верил в людей, говорил с ними о том, что важно держать строй, ритм. Это важно — чувствовать людей, с которыми ты работаешь.

Амбиции — это хорошо

Не бойтесь ставить перед собой большие задачи и говорить людям о важных идеях, с которыми вы идете в новый проект. Опыт создания шоу для Олимпийских церемоний помог мне раскрыть в себе важность этой задачи и научиться зажигать людей высокими смыслами. У меня было много крупных проектов. В подготовке к Олимпиаде я был частью громадного целого под руководством Константина Эрнста, который является одаренным, прирожденным руководителем. Я многому научился у него, этот проект дал мне ощущение, что я могу делать и это тоже. Но для меня самая большая личная победа — церемонии открытия и закрытия Универсиады в Красноярске — самостоятельный проект, которым я же и руководил. Мы готовились два года, в шоу были задействованы более 1500 человек. Мы ставили перед собой большие задачи — как творческие, так и технические.

У меня в арсенале масштабные международные проекты, в которых участвовали звездные фигуристы. И это непростая задача — управлять сложными, творческими людьми. Настроить эти отношения было непросто, все амбиции необходимо подтверждать делами.

Очень важный этап — персональное стремление к совершенству. Каждый новый проект, бизнес должен быть лучше, интереснее, качественнее, успешнее — к этому надо стремиться всегда. У меня большой опыт работы на ТВ, я сделал порядка пятнадцати ТВ-шоу, не только ледниковых. Для их успеха был важен мой персональный бэкграунд, ведь, когда я задумывал проект, мне надо было убеждать звезд участвовать в нем. Также и в бизнесе очень важно, чтобы в кругу партнеров тебя воспринимали всерьез, видели перспективы сотрудничества, доверяли.

Конечно, без удачи бизнеса не бывает. Наш ТВ-проект «Ледниковый период» стал суперуспешным. Я не вполне согласен, что время телевидения безвозвратно прошло. Просто сейчас мы смотрим «портативный телевизор», телевизионный контент мы потребляем в другом формате — когда нам удобно. Да, сложно завлечь, «притащить» людей в определенный момент именно к ТВ-экрану. Но я очень рад, что «Ледниковый период-2020» прошел с огромным успехом, хотя мы и сомневались в том, стоит ли его снова запускать, не изжил ли он себя, не надоел ли, соберем ли мы аудиторию. Сомнений было много, но успех в итоге был громадный. Мы смогли показать совершенно другой технический уровень, потому что технологии за время существования проекта шагнули далеко вперед, а ведь когда-то нам казалось, что лучше проект уже не сделать. Но 2020-ый год показал, что можно поднять планку еще выше, — это очень важно. Нельзя делать бизнес по принципу «и так сойдет», продолжение будет тогда, когда ты живешь этим делом и готов идти на риск. Рисковать, не бояться, верить в себя — хорошая подборка бизнес-принципов. К этому нужно стремиться. Очень важно вовремя отбросить все ненужное и побеждать. Я заношу себе в актив «Ледниковый период-2020» — высота взята, но я иду дальше, не собираюсь останавливаться на достигнутом, у меня много планов и идей для проектов.

 

Илья Авербух также ответил на несколько вопросов "Бизнес-журнала".

Есть ли в большом спорте техника, которая позволяет собраться в критический момент и не налажать?

Нет универсального совета, как бороться за успех. Не надо бояться ошибок и поражений. В начале бизнес-пути у меня было ощущение, что если сейчас не получится, то все, крах. В спорте то же самое: сложно пережить поражение вечером и проснуться утром и продолжить. Всегда надо помнить, что проигран один бой, не все. Не настраивайтесь всегда на победу, чтобы не так больно было принимать поражение. Универсальных рецептов нет, но надо уметь работать над собой.

Можно ли научиться быть харизматичным лидером?

Если у вас есть сильная идея и внутренняя сила, все получится. Не надо всем вести за собой толпу, люди готовы идти за идейным вдохновителем. Не всем даны прекрасные ораторские качества, я тоже не обладаю классическим набором типичного харизматичного лидера, взять хотя бы мой тихий голос. Но всегда найдутся люди, которым важно то, что ты говоришь, и если твои идеи им созвучны, они пойдут за тобой, несмотря на «тихий» голос.

Многие руководители стремятся все делать сами. Как это стремление в себе побороть?

Никак. Я не знаю, как отключить этот ручной режим, но он действительно работает, он эффективен. Западные бизнесмены научились работать по-другому, в России не получается отключаться. Меня тоже часто ругают за то, что я призываю людей быть инициативными, предлагать идеи, а потом говорю, что все не так. Мне тоже высказывают эту претензию, что я не слушаю никого и самоутверждаюсь за чужой счет. В этих случаях важна деликатность, нельзя сказать команде «вы без меня ничего не можете», но «докручивать» процессы будешь все равно сам. Ты знаешь, чего хочешь, к чему стремишься, в твою голову никто не залезет, поэтому ты берешь и делаешь. Времени стоять в стороне нет, иначе тебя обгонят другие. 

Что делать, если команда расслабилась?

Личный пример никто не отменял. Если лидер спокойно относится к проекту, к задаче, то и команда успокаивается. Нужно быть на «нерве», а включиться заново помогает диалог, надо объяснять команде, что если сегодня мы этого не сделаем, то завтра не будет ничего. Я сторонник жесткого подхода в диалоге, надо говорить прямо о сути и важности проекта и отдачи в нем. Но надо интуитивно чувствовать ситуацию и людей, важно не перегнуть палку.

Как вы поступали, когда артисты уходили из шоу и делали конкурирующий проект?

Конечно, я понимаю, что такая вероятность высока. У меня есть выбор: первое — я могу создать звезде эксклюзивные условия. Тогда мне приходится всем объяснять, почему так происходит, все должны одинаково понимать ценность звезды для проекта. Но это разваливает команду изнутри. И рано или поздно все равно ты встаешь перед выбором: звезда или команда. С кем оставаться, решаешь только ты. Я всегда решал в пользу коллектива, вдвоем со звездой мы шоу не сделаем.

Какие у вас были провалы в бизнесе?

Я всегда живу с ощущением, что меня в будущем ждет провал, я всегда нахожусь в состоянии стресса. И последний год, 2020-ый, был очень сложный: с одной стороны, я понимаю, что нет ничего важнее человеческой жизни, но я не могу не думать о бизнесе. И это большое испытание, отголоски которого мы будем чувствовать еще очень долго. Я всегда веду несколько проектов на тот случай, что, если где-то я не получу прибыль, я компенсирую издержки за счет другого направления.

Какие новые возможности пандемия открыла для вашего бизнеса?

Мы задумались о продаже прав на трансляции спектаклей, ледовых шоу. Строительство гигантских спорткомплексов, ледовых дворцов уходит в прошлое. Несмотря на то, что мы всегда говорим о том, как важны глаза зрителей, их эмоции, эффект присутствия, я понимаю, что новое поколение, к которому относится в частности мой сын, воспринимает все через маленький экран смартфона. Им не нужен масштаб, их трудно привести на арену, чтобы посмотреть что-либо вживую. Для трансляции на маленьком экране гигантские ледовые арены не нужны, на первый план выходят другие вещи. И этот перелом в моем сознании произошел именно после пандемии, когда мы все оказались перед экранами своих телефонов или максимум телевизоров, не могли сходить и посмотреть спектакль, концерт вживую. Мы все научимся воспринимать искусство, театр, музыку, шоу по-другому.

Стоит ли прощать предательство в команде?

В любом конфликте есть две правды. Ты можешь считать, что тебя предали, а у твоего оппонента может быть иная позиция и масса аргументов против тебя. В бизнесе есть только одно мерило — профессионализм, надо уметь переступать через себя, если ты имеешь дело с профессионалом. Не стоит забывать, что никто не бывает абсолютно прав. Эмоции часто мешают делать дело. Ради дела я готов наступить на горло собственной песне. И еще совет: проговорить и обсудить. Возможно, вам удастся погасить конфликт.