Масса противоречий и плохо прогнозируемые риски



Масса противоречий и плохо прогнозируемые риски

Одними из первых на Доклад Банка России отреагировали в Ассоциации российских банков. Документ, опубликованный в октябре, вызвал острую критику банковского сообщества. В самый канун Нового года, 30 декабря 2020, в ЦБ было направлено письмо за подписью Гарегина Тосуняна, президента Ассоциации российских банков, в котором его авторы не отрицали актуальности самой идеи введения цифрового рубля. В условиях повсеместной цифровизации экономики деньги как ее главная «кровь» могут и должны видоизменяться и обретать новые свойства. Однако в письме деликатно обозначена четкая позиция банковского сообщества: «Изложенная в Докладе модель платежной системы на базе цифрового рубля требует доработки».

риложением к официальному письму стало Заключение Ассоциации российских банков по Докладу Банка России «Цифровой рубль». Ассоциация выделила жирным шрифтом просьбу, обращенную лично к главе ЦБ РФ Эльвире Набиуллиной: «Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, просим учесть наши замечания, и можете рассчитывать на наше активное участие в дальнейшей работе по проведению исследований в области введения цифрового рубля».

Читаем и разбираем по пунктам замечания от банковского сообщества на Доклад ЦБ вместе с Юрием Кормошем, первым вице-президентом Ассоциации российских банков (АРБ).

— Какова может быть цель создания цифрового рубля?

— Основными мировыми тенденциями развития сегмента розничных платежей являются рост числа безналичных расчетов физических лиц и внедрение платежных инструментов, направленных на повышение эффективности денежных переводов, в том числе за счет сокращения сроков доставки платежа адресату и уменьшения комиссий. Снижение доли наличных расчетов наблюдается во многих государствах: на смену наличности приходят платежные карты, технологии дистанционного банковского обслуживания (мобильный и интернет-банкинг), электронные кошельки, системы розничных платежей в режиме реального времени (например, Система быстрых платежей Банка России). Тем не менее в разных странах и регионах тенденция снижения наличных расчетов проявляется с разной степенью интенсивности. Это связано и с функциональными, технологическими характеристиками местных платежных сервисов, и в немалой степени с финансовой культурой и менталитетом населения. Например, в Швеции в последние годы число наличных расчетов стремится к нулю. В России, напротив, наличные деньги по-прежнему популярны, причем статистика свидетельствует, что с начала пандемии доля наличных расчетов в нашей стране резко возросла. Поэтому компенсация сокращения наличных денег в обороте со всей очевидностью не может являться исключительной целью внедрения цифрового рубля «розничного» типа.

Нужно четко установить национальные целевые ориентиры, обосновывающие место и роль цифрового рубля в системе уже разработанных механизмов наличных и безналичных расчетов, и обозначить возможные конкурентные преимущества новой формы расчетов.

При этом важно учитывать, что для потребителей основным критерием выбора платежного сервиса является удобство интерфейса и стоимость перевода средств. Большинство платежных сервисов (в особенности безналичные переводы С2В), которые предоставляют частные операторы, уже бесплатны либо имеют символическую стоимость; функционал их интерфейсов постоянно расширяется и становится все более простым в использовании. Но, с другой стороны, частные операторы, основной целью

деятельности которых является получение прибыли, не всегда готовы (и заинтересованы), например, создавать инклюзивную среду или содержать структурные подразделения в отдаленных и труднодоступных местностях, где проживает небольшое количество населения.

В этом контексте цифровой рубль может иметь конкурентное преимущество по сравнению с уже существующими формами безналичных расчетов, но сначала необходимо нивелировать присущие им технологические недостатки, а также решить некоторые организационные проблемы, связанные, в том числе, с обслуживанием уязвимых категорий пользователей. Нам представляется, что именно в таком контексте необходимо формулировать цели и приоритетные задачи внедрения цифрового рубля.

— Какие риски потенциально вы разглядели в концепции, представленной ЦБ? Ограничение конкуренции — основной из них?

— Из заключения АРБ следует, что межбанковская конкуренция в сфере расчетов цифровыми рублями может ограничиваться не за счет каких-либо незаконных действий со стороны банков-участников, а путем использования некоторыми банками наиболее удачных, с точки зрения потребителей, интерфейсов приложений для мобильных телефонов. По сути, перераспределение клиентуры будет осуществляться в пользу тех банков, которые предложат наиболее удобное для потребителей программное обеспечение. В результате может получиться, что участниками расчетов цифровыми рублями окажутся только два–три крупных банка. Остальные будут фактически отстранены от использования передовой технологии, а конкуренция будет ограничена.

Если бы речь шла о любом другом инициативном проекте, который реализуется одним или несколькими банками самостоятельно, то указанный результат был бы вполне приемлемым. Наиболее успешные проекты банков должны приносить им прибыль, а также привлекать клиентов и их деньги. Однако проект «Цифровой рубль» является проектом общегосударственным. По своему масштабу и значимости он аналогичен созданию платежной системы «МИР». Поэтому все банки должны иметь равный доступ к расчетам цифровыми рублями Банка России. Чтобы обеспечить для всех банков одинаковые возможности доступа к платформе Банка России «Цифровой рубль», необходимо разработать общий интерфейс, который позволит всем производить расчеты цифровым рублем по одинаковым правилам.

— Ассоциация считает, что «в случае внедрения указанных моделей цифровой валюты, предусматривающих, что Банк России будет обслуживать частных клиентов, произойдет трансформация двухуровневой банковской системы в одноуровневую банковскую систему». В чем потенциальная угроза для банковской системы страны?

— В Докладе представлены четыре возможных модели расчетов цифровыми рублями. Из всех указанных моделей расчетов модель «В» предполагает, что непосредственными клиентами Банка России будут не банки, а обычные юридические и физические лица.

Полагаем, что модель «В» не соответствует норме п. 1 ст. 49 Федерального закона от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Указанной нормой предусмотрено, что Банк России не имеет права осуществлять банковские операции с юридическими лицами, не имеющими лицензии на осуществление банковских операций, и физическими лицами, за исключением случаев, предусмотренных в указанном законе.

Внедрение остальных моделей расчетов цифровыми рублями, представленных в Докладе, не будет иметь таких последствий.

Например, модель «С» предполагает, что на платформе Банка России будут открыты электронные кошельки клиентов, а распоряжаться ими должны банки, действующие по поручениям клиентов. В подобной модели клиентами Банка России являются банки, а открытие электронных кошельков на имя клиентов имеет формальный характер, поскольку клиенты фактически не распоряжаются этими кошельками. Поэтому полагаем, что в рассматриваемой модели банки действуют как номинальные держатели средств клиентов, а электронный кошелек клиента фактически является номинальным счетом, на котором обособлены средства клиента.

Модель «В» приведет к расширению перечня клиентов Банка России вопреки правилу п. 1 ст. 49 Федерального закона от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Разумеется, никакой серьезной угрозы для банковской системы страны даже в этом случае не предполагается за исключением перехода от двухуровневой банковской системы к одноуровневой. В этом случае придется вносить изменения в Федеральный закон от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Например, одноуровневая банковская система была в Советском Союзе, и никаких проблем не возникало, поскольку банковская система функционировала в штатном режиме. Однако в отличие от СССР, где вся банковская клиентура была императивно разделена между существовавшими тогда банками, внедрение модели «В» приведет к хаотичному распределению клиентов между Банком России и банками второго уровня. Банк России может оказаться более привлекательным с точки зрения обслуживания, поэтому применение указанной модели может привести к массовому оттоку клиентов из других банков и переходу их в части операций с цифровыми рублями в Банк России. Это последствие явно нежелательное для банковской системы в целом.

— В записке Ассоциации сказано: «Предлагаем рассматривать и реализовывать проект цифрового рубля именно с точки зрения появления принципиально нового средства расчетов, имеющего отличительные технологические возможности, которых нет у наличных или безналичных средств». Что принципиально нового может быть в средстве расчетов?

— В числе приоритетных задач, достижению которых (с той или иной степенью эффективности) могло бы способствовать внедрение цифрового рубля, можно назвать следующие: возможность оперативного приостановления незаконных операций или операций, совершаемых без согласия плательщика. Необходим механизм сквозного отслеживания операций: от оператора, обслуживающего плательщика, к оператору получателя средств. Это поможет государству в борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем, средств, которые могут быть использованы на финансирование терроризма, отслеживание средств, которые их владелец скрывает от налогообложения. Необходимо обеспечивать доступность платежных сервисов для уязвимых категорий населения (лица с ограниченными возможностями здоровья, пожилые граждане) и жителей отдаленных местностей.

— В Записке ее авторы предостерегают Банк России от «огосударствления» банковской системы. В чем вы усматриваете эти риски?

— На сегодняшний день наличные денежные средства центральные банки разных стран предоставляют как общественное благо. Управление наличностью и сами расчеты производятся через частную инфраструктуру. Частных операторов переводов денежных средств много, они отличаются специализацией. Существует много конкурирующих между собой способов работы с наличностью — различия могут

заключаться как в технологиях переводов и разрешении тех или иных организационных вопросов взаимодействия плательщиков и получателей денежных средств, так и в стоимости услуг.

Если Банк России станет эмитентом цифровых рублей и одновременно координирующим центром, предоставляющим интерфейс для управления ими, то, очевидно, будут установлены единые условия денежных переводов. Вместе с тем, по мнению Ассоциации, внедрение цифрового рубля как общественного блага не противоречит идее конкуренции интерфейсов, которая невозможна без свободного ценообразования. Так, в случае избрания модели «С» (она предусматривает, что на платформе Банка России будут открыты электронные кошельки клиентов, а осуществлять расчеты по ним будут кредитные организации, действующие в качестве финансовых посредников по поручениям клиентов) Банк России должен обеспечить свободную конкуренцию на рынке интерфейсов. Конкуренция выгодна, в первую очередь, потребителям финансовых услуг.

— Офлайн-расчеты с использованием цифрового рубля — в Записке им уделено много внимания. Почему авторы записки предлагают повременить с реализацией этого вида платежей с помощью цифрового рубля?

— Офлайн-расчеты могут осуществляться вне связи с банком, то есть автономно. Такие расчеты происходят непосредственно между плательщиком (покупателем) и получателем средств (продавцом) путем перевода соответствующей суммы с одного электронного устройства на другое. Из Доклада Банка России не усматривается, как будут организованы расчеты цифровыми деньгами в режиме офлайн.

Понять принцип осуществления таких расчетов возможно на примере использования платежных банковских карт, предназначенных для офлайн-расчетов. Такая платежная карта снабжена встроенным микропроцессором, на котором зафиксирован размер денежных средств клиента. В случае оплаты этой картой покупок соответствующая сумма может быть списана непосредственно с карты плательщика и переведена на электронное устройство получателя средств. Одновременно доступная для держателя карты денежная сумма, записанная в памяти карты, соответственно уменьшается.

Однако банк, с которым не было связи, не знает о произведенной клиентом операции. Поэтому на счете держателя карты числится остаток денежных средств без учета произведенного списания. Чтобы операции в офлайн-режиме не приводили к неконтролируемой эмиссии, законодательство возлагает на держателя карты обязанность сообщать банку об операциях, произведенных в офлайн-режиме. В соответствии с частью 12 ст. 7 Федерального закона «О национальной платежной системе» получатель средств обязан ежедневно передавать информацию о совершенных операциях оператору электронных денежных средств для ее учета не позднее окончания рабочего дня оператора электронных денежных средств.

В настоящее время в России отсутствуют платежные банковские карты, которые могут работать в офлайн-режиме. Для работы с такими картами требуется специальное оборудование, которое на практике также отсутствует.

Именно поэтому мы считаем, что вводить расчеты цифровыми рублями в офлайн-режиме преждевременно. Для этого нужно создать технические условия, закупить и наладить выпуск соответствующего оборудования, снабдить его нужным программным обеспечением и т. п. В настоящее время такие условия не созданы.

— В Записке упоминается «введение ограничений на комиссии», разве ЦБ прописал конкретные цифры?

— На данном этапе Центральный банк РФ окончательно не определил операционную модель цифрового рубля, регулятор не давал конкретики по размеру максимальной комиссии за переводы. Вместе с тем авторы Доклада упомянули о важности повышения скорости безналичных расчетов, их удобства,

безопасности, а также о снижении комиссий. Очевидно, что если будет выбрана модель «С» (ЦБ РФ — оператор электронных кошельков клиентов, расчеты по ним осуществляют кредитные организации, действующие по поручениям клиентов), одним из основных организационных вопросов станет вопрос о минимизации комиссий финансовых посредников.

Обнародовать точный прогноз влияния цифрового рубля на деятельность финансовых посредников пока затруднительно, но сам факт введения ограничений на комиссии за платежи цифровыми рублями может негативно отразиться на прибыльности кредитных организаций, особенно тех, которые в силу своих лицензионных ограничений не могут открывать депозиты и выдавать кредиты.

— Зачем ЦБ становиться рыночным игроком и разбалансировать сложную систему?

— Если Банк России выберет для реализации модель «В», то он фактически превратится в организацию, которая будет оказывать банковские услуги всем желающим, а не только кредитным организациям. Банк России является эмиссионным банком, для него не существует риска банкротства по рублевым обязательствам. Совершенно очевидно, что по этой причине подавляющая часть клиентов (не кредитных организаций) обязательно захочет обслуживаться непосредственно в Банке России. Произойдет серьезный отток клиентуры из обычных кредитных организаций. В этом случае Банк России станет «рыночным игроком» в секторе банковских услуг и монополизирует в своих руках значительную часть рынка. Никто, конечно, не будет специально дестабилизировать банковскую систему нашего государства, однако такое последствие действительно возможно. Чтобы его избежать, не следует внедрять модель «В».