ЗОЛОТЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ



ЗОЛОТЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

 

В 2020 году в сфере добычи золота России произошли три знаменательных события, резко повысившие интерес инвесторовкак к физическому золоту, так и к золотодобывающим активам нашей страны: цена на золото достигла исторического рекорда как в долларах, так и в рублях. Россия впервые поднялась до второго места среди крупнейших золотодобывающих стран мира, а доходы от экспорта российского золота в первом полугодии 2020 г. впервые за многие десятилетия превысили доходы от экспорта газа. Об этом и многом другом я говорил на недавно прошедшей конференции в рамках международной выставки Mining WorldRussia. Сегодня делюсь данной аналитикой с читателями ФБЖ, ведь каждый из вас может увидеть в сфере золотодобычи потенциал для собственных инвестиций. 

Михаил Лесков  

Директор по развитию бизнеса ГК «ИГТ»

 

Россия исторически входит в число наиболее крупных золотодобывающих стран: до открытия золота в Южной Африке многие десятилетия Россия (в те годы — Российская Империя) оставалась крупнейшей золотодобывающей державой. Впоследствии, уже после названного открытия и начала масштабного развития золотодобычи в Южной Африке, США, Канаде и Австралии, Российская Империя, а затем и Советский Союз сохраняли второе место по добыче золота в мире. 

Потеря позиций

В советское время более энергично развивались новые крупные золоторудные производства в Средней Азии и Закавказье, Россия в основном сохраняла традиционный россыпной способ золотодобычи. С распадом СССР Российская Федерация, на тот момент ставшая пятой в мире по объемам золотодобычи, за счет распада прежней государственной системы стала стремительно терять объемы производства золота, достигшие минимума в 105 т золота в 1998 г. и поставившие страну на 9-е место в мире. 

В середине 1990-х госмонополия на добычу драгметаллов и их оборот была ликвидирована. Благодаря этому появились золотодобывающие предприятия новой формации, они привлекли в отрасль частные, в том числе иностранные, инвестиции на рубеже 1990-х и 2000-х годов. В России появились современные крупные производства и крупные частные компании в данной сфере. Россия стала постепенно возвращать себе утраченные позиции в добыче золота.

Потенциал отрасли

К настоящему времени золотодобывающая промышленность России вывела страну на второе место в мире по объемам ежегодной добычи золота. Сегодня в нашей стране золото добывают более 550 частных компаний, крупнейшая из которых, АО «Полюс», добыла в 2019 г. около 88 т золота и стала пятой крупнейшей золотодобывающей компанией в мире. Это лишь немногим более четверти совокупного объема российского золота. Отсутствие давления госсектора, необъятный потенциал развития и консолидации, высокая степень доходности и стабильность, высокие темпы роста объемов, более чем 20-летняя положительная история привлечения долевого и долгового финансирования из отечественных и зарубежных источников создают отрасли очевидно привлекательный образ в глазах различных категорий инвесторов. 

Давайте вместе посмотрим поближе на потенциал дальнейшего развития золотодобычи в России. Чтобы лучше понимать ситуацию с добычей золота в нашей стране, начнем с того, как выглядят результаты 2019 г. для мировой золотодобычи. 

На пиковых значениях

В 2019 г. макроэкономическая ситуация в мире сменилась с негативной на благоприятную для золота, по мере того как ФРС США снижала резервную ставку. Кризис, вызванный пандемий COVID-19, еще больше усилил привлекательность золота для инвесторов в 2020 г.

Цены на золото, за несколько месяцев 2012 г. ушедшие с предыдущего пика в 1921 долл./унц. (1 унц.= 31,103 г) и долгое время колебавшиеся в диапазоне 1150–1250 долл./унц., в начале августа 2020 г. достигли абсолютного максимума за весь период наблюдения и перешли психологически важную отметку в 2050 долл./унц. Далее цена скорректировалась, но её средние значения по-прежнему колеблются около ранее казавшейся недостижимой отметки в 1900 дол./унц.

В 2019 г. мировая золотодобыча впервые за более чем десять лет снизилась — на 28 т за год до 3 534 т. Наиболее заметный спад был зафиксирован в Индонезии (рудник Грасберг — 59 т за год), существенное снижение отмечено также в США, лидере мировой золотодобычи Китае и в Перу. Самый динамичный рост при этом показали Россия, Турция и Боливия. 

Пандемия коронавируса по совокупности причин приведет, по всей видимости, к еще более энергичному сокращению мировой золотодобычи в 2020 г.

Тренды отрасли

В 2019 г. продолжилась консолидация отрасли, совершилась вторая, еще более крупная, чем первая, мегасделка за многие годы: Newmont приобрела Goldcorp за 12,3 млрд долларов (годом ранее слияние Barrick-Randgold оценили в 5,4 млрд долл.). Эти сделки стали импульсом к корпоративной активности, ставшей в 2020 г. максимальной за многие годы. Общая стоимость публичных сделок в золотодобывающей отрасли за год практически удвоилась и достигла 24,7 млрд долларов, что немного не дотягивает до рекордных 30 млрд долл. в 2010 г.

ДОБЫЧА ПО СТРАНАМ МИРА


Затраты на производство золота в мире продолжили рост в 2019 г., TCC (total cash costs) в среднем по миру выросли на 4% до 704 долл./унц., а AISC (all-in sustainable costs) — на 2% до 941 долл./унц. СНГ в целом и Россия в частности остаются регионами наиболее низких издержек при добыче — AISC снизились здесь за год на 2% до 701 долл./унц.

Несмотря на то, что спрос на золото возрастает на фоне мировой нестабильности, из пяти стран — лидеров мировой золотодобычи снижение наблюдается у троих: Китая, США и Канады. Рост отмечен только в России и Австралии, причем австралийские темпы роста очень существенно отстают от российских.

Лидеры добычи

В топ-10 мировых лидеров — две компании из СНГ, в топ-20 — четыре. Все они понемногу поднимаются в рейтинге: так, «Полюс» в 
2019 г. переместился с шестого на пятое место. Суммарная доля компаний — лидеров в общемировом объеме добычи при этом продолжает снижаться, а доля средних и мелких компаний растет. Объемы добычи ряда лидеров растут в основном благодаря сделкам по слиянию и поглощению (M&A).

Крупные сделки двух последних лет — предвестник быстро растущей волны активности сделок среди более мелких компаний. Крупные компании при этом будут не только самыми заметными покупателями в сделках M&A, но и продавцами своих менее значимых (в том числе из числа вновь приобретённых недавно) объектов.

Из 50 крупнейших рудников мира, по сравнению с предыдущим годом, у всех наблюдается снижение: если в 2018 году 60% из них нарастили свою добычу, причем этот рост перекрыл спад остальных 40% участников рынка, то в 2019 г. спад наблюдался у всех из них. 

Ресурсная база. Состояние

СНГ вообще и Россия в особенности остаются одними из наиболее обеспеченных разведанными запасами и ресурсами территориями на планете. Стоит отметить не только общее количество разведанных к данному моменту запасов, но и то, что запасы в СНГ, а особенно в России, по сравнению с остальным миром отличаются более высоким качеством. Здесь я имею в виду не только среднее содержание золота в них, но и местную экономику, которая показывает лучшую рентабельность даже при одинаковых содержаниях. 

В целом производство золота в России растет — и растут все его ключевые элементы: и добыча из недр, и попутная добыча, и объемы переработки лома драгоценных металлов. Уровень добычи попутного золота при этом колеблется сообразно колебаниям добычи тех полезных ископаемых, попутно с которыми оно добывается, но в 2019 году количество добываемого попутного золота тоже заметно выросло.

Региональная карта добычи. Россия

ПРОИЗВОДСТВО ЗОЛОТА В РОССИИ

Изменение добычи наблюдается и в регионах, и по компаниям-лидерам. В прошлом году произошло сокращение числа добывающих российских регионов — сейчас их 23, ранее их количество доходило до 29. Крупнейшие из них — Красноярский край (более 60 т золота за 2019 г.), Магаданская область (более 46 т) и Якутия (более 36 т). Амурская область (почти 28 т), Хабаровский край (25,5 т), Иркутская обл. (около 25 т) и Чукотка (более 21 т) также внесли существенный вклад в объемы добычи в стране, далее с большим отставанием следуют Забайкальский край (12,6 т) и Челябинская обл. (около 7 т), остальные регионы добыли заметно меньшие количества золота. Есть среди них и такие, как Оренбургская область, где за целый год добыли всего 1,5 кг золота. 

Это говорит о том, что внимание инвесторов, в том числе горных компаний, которые инвестируют в добычу, смещается в те регионы, где формируется более энергичная конкурентная среда, стимулирующая геологоразведку и запуск новых проектов. Что интересно, у таких традиционных регионов-лидеров, как Красноярский и Хабаровский края, наблюдается некоторое снижение. В прошлом мы уже видели подобные тенденции: так, Чукотка поднималась до второго места со своих 4,5 тонн до 30 т в год, а сейчас она вылетела из первой пятерки, хотя пока еще сохранила приличные объемы добычи. Практически весь прошлый рост на Чукотке обеспечивала компания «Кинросс» — одна из крупнейших мировых золотодобывающих компаний, крупнейший иностранный инвестор в российскую золотодобычу; как только она снизила объемы добычи в связи с отработкой запасов, положение Чукотки в общем рейтинге регионов существенно изменилось. Там, где нет конкуренции, нет места для состязания, нет новых объектов, там динамика добычи, как правило, неустойчивая. Там, где есть выбор деятельных компаний и объектов для новых строек, там есть позитивная динамика. Мы видим, например, как в этом году необычно сблизились позиции первого и второго лидеров, традиционно разрыв был большим, в два и более раза, сейчас он быстро сокращается. 

Наиболее крупные добывающие активы «Полюса» изначально расположены в Красноярском крае, поэтому регион имел достаточно сильный отрыв от остальных. На сей моментМагаданская область наступает на пятки лидеру благодаря тому же «Полюсу» и его работе на руднике Наталка в Магаданской области. На очереди начало работы «Полюса» на крупнейшем в Евразии золоторудном месторождении Сухой Лог в Иркутской области, что неизбежно вновь отразится на положении регионов-лидеров.

Что касается компаний — лидеров российской золотодобычи, то по итогам 2019 г. мы видим, что планка входа в топ-20 в 2019 поднялась еще на 15% — до 2,3 т в год, а 15 из 20 компаний-лидеров нарастили добычу (в 2018 этот показатель составлял 13 из20).

В первой пятерке компаний — лидеров российской золотодобычи все нарастили объемы производства золота в 2019 г. Во второй пятерке только одна компания сократила добычу, в третьей — лишь один лидер нарастил этот показатель. 

Очень быстро перемещается по таблице вверх Быстринский ГОК (дочернее предприятие Норильского Никеля), который в 2018 г. впервые появился в этой статистике, так как он является золото-медно-магнетитовым рудником. Золото там попутное, и такой ГОК впервые за очень долгое время попал в таблицу крупнейших золотодобывающих компаний-лидеров. Темпы перемен, происходящих в списке лидеров, подъем планки входа в двадцадкуговорят о том, что дальнейший рост будет во многом сосредоточен именно среди этих игроков.

Задел на будущее

Минерально-сырьевая база в России по золоту продолжает оставаться одной из самых больших в мире — мы входим в тройку крупнейших по обеспеченности запасами мировых золотодобывающих держав. Надо сказать, что формальные цифры запасов, балансовых и забалансовых, не полностью отражают реальное положение их наличия и экономической принадлежности. Сказывается инерционность механизма постановки запасов на госбаланс: фактически, благодаря быстрому росту цены на золото и пока отстающему от него темпу роста издержек на его производство, часть ранее нерентабельных (так называемых «забалансовых») запасов становятся на некоторое время рентабельными.

Пока остаются неосвоенными многие из крупнейших разведанных месторождений золота в России. 

Список известных и достаточно крупных объектов (вновь разведанных, как Чульбаткан или Дяппе, и давно известных, как Кумроч, Дарасун и Талатуй) на этом не заканчивается. Ряд объектов, известных сейчас как «мелкие» или «средние», вполне могут существенно увеличиться по итогам ведущихся сейчас на них разведочных работ (Кутын, Полянка, Дурмин и многие другие). Широкий ряд менее известных пока объектов с ресурсами в ближайшие 3–5 лет могут стать такими же крупными, поскольку с ростом цены на золото приток инвестиций возрастает не только в добычу золота, но и в геологоразведочные работы (ГРР).

Потенциал роста объемов добычи в России поддерживается темпом роста сырьевой базы существующих и новых объектов, которые будут вовлечены в освоение в ближайшие 5–10 лет — это обеспечивает долгосрочную тенденцию к росту. Масштаб сырьевой базы, даже базы крупных известных и неосвоенных пока объектов, показывает очевидное наличие «подкидной доски» для дальнейшего роста добычи золота в нашей стране. 

Как уже сказано, наиболее значимое событие 2019-го и начала 2020-го года — цена после длительного периода сравнительно низких ценовых показателей дошла до рекордно высоких значений и, несмотря на достаточно существенную недавнюю коррекцию, остается на довольно высоких уровнях — в районе 1900 долларов за унцию. Это говорит о том, что существует достаточно высокий уровень поддержки цены. 

Возможно, далее она скорректируется более жестко и сойдет на позиции ниже текущих, но, напомню, что совсем недавно в финмодели мы закладывали 1150–1250 и по сравнению с ними даже диапазон 1400–1500 — очень хороший уровень, который хотелось бы видеть как можно дольше. 

Слияния и поглощения

На фоне такой цены активизировалась волна сделок по приобретениям и поглощениям и в российской золотодобыче. При этом произошел целый ряд весьма знаковых сделок, каких давно не было (а в ряде случаев и вовсе никогда не было) в нашей стране.

Так, одна из крупнейших мировых золотодобывающх компаний Kinross Gold приобрела почти за 300 млн долларов у частной российской юниорной (геологоразведочной и не ведущей собственной добычи) компании находящийся в процессе разведки золоторудный объект Чульбаткан. Это очень значимая и не имеющая пока аналогов сделка между мейджором мирового класса и российским юниором. Она показывает всему миру радикально изменившийся уровень российских юниорных компаний и их способности разведывать и качественно готовить к освоению объекты с нуля. Это дает существенные надежды на новые подобные сделки в ближайшем будущем, ведь они заметно стимулируют российскую геологоразведку и инвестиции в неё.

Группа ПИК, крупная и хорошо известная компания из строительной сферы, недавно приобрела не только полиметаллический ГОК «Озерный», но и в начале текущего года купила долгое время находившийся в незаслуженной стагнации золотой рудник Дарасун, а также стала крупнейшим акционером известной британской золотодобывающей компании Highland Gold, основанной на рубеже 1990–2000-ых гг. бизнесменами из России. 

Строительная корпорация ПИК входит в отрасль очень крупными шагами, мы уже некоторое время наблюдали околорыночнуюактивность иных подобных инвесторов из смежных секторов (нефтегазового сектора, ритейла), но до сих пор не было таких сделок-локомотивов. Вероятно, стоит ожидать новых крупных сделок с инвестициями «из России в Россию», с перетоком средств из иных сфер бизнеса именно в добычу золота, что приведет, скорее всего, к следующей волне создания и укрупнения золотодобывающих компаний и даст новый импульс развития золотодобычи. 

Еще одна знаковая сделка года: «Южуралзолото» стало владельцем крупной доли «Петропавловска» — это весьма редкая сделка между крупными компаниями в нашей стране. На мой взгляд, событие неоднозначное, что мы видим по информационному полю вокруг сделки и по колебаниям цены акций «Петропавловска» на биржах. Неоднозначная она, прежде всего, потому, что компании находятся на разных полюсах корпоративной культуры, им будет нелегко найти общий язык и выбрать единую стратегию развития. Вряд ли это произойдет быстро. Тем не менее «Петропавловск» по-прежнему показывает достаточно неплохой рост объемов производства, и у него есть плацдарм для дальнейшего развития. Что касается самого «Южуралзолота», мы видим, что в 2019 году у компании несколько снизилась добыча, но в 2020 году она анонсировала запуски новых производств. Есть вероятность, что компания как минимум вернется к прежним показателям, а возможно, сможет их нарастить.

И еще одна сделка, и тоже совсем необычная для России: «Амур Золото» (входит в группу «Русская Платина») совершила сделку так называемого обратного поглощения (RTO — 
reverse takeover) cо шведской компанией Kopy Goldfields, одной из известных юниорных компаний, давно работающих в России. И это тоже очень знаковый пример для изучения и подражания. Это способ формального «приобретения» мелкой компанией кого-то более крупного фактически за счет обмена акциями, когда крупная и формально «приобретаемая» компания становится мажоритарным акционером компании-приобретателя и выходит благодаря этому на публичный рынок капитала. Сделка позволяет говорить о том, что интерес к публичным рынкам капиталов в российской золотодобыче возвращается. Эта сделка демонстрирует, что механизм быстрого и сравнительно бюджетного выхода на эти рынки есть. Все это способно помочь отрасли и её отдельным компаниям и проектам иметь б
о́льшую гибкость в выборе инструментов и источников финансирования проектов развития.

Вероятно, впереди еще целая череда сделок по слиянию и поглощению, мы увидим их различные форматы. Это приведет к новому циклу развития отрасли, несмотря на все те «шоки», которые золотодобывающая промышленность, как и весь бизнес в России, испытывает сейчас, в том числе в связи с пандемией. 

На фоне всего этого быстрыми темпами растет активность в секторе геологоразведочных работ, активизировались работы на россыпном и техногенном сырье, растет совокупное число золотодобывающих компаний — да, в основной массе пока чаще за счет россыпных предприятий. Хорошо известно, что россыпная добыча — некий стартовый уровень, «начальная школа» для золотодобытчика, и большинство крупных компаний проходили ее и только после этого стали крупными и вышли в лидеры. Среди таких новичков я вижу немало точек роста. 

Что дальше?

Мировая цена на золото на пике, это создает отрасли повышенную привлекательность. Но следует понимать и помнить: находясь на пике, в горизонте двух–трех лет цена сойдет с него, и готовиться к этому стоит сейчас. 

Текущее положение способствует активизации сделок по приобретениям и поглощениям и появлению новых крупных компаний в России, а также перемещению ряда лидеров вверх по рейтингам. 

Текущее положение в отрасли стимулирует геологоразведочные работы и юниорный бизнес, а также расширение числа добывающих компаний и их укрупнение.

Вероятно, в ближайшие 5–10 лет стоит ждать заметного роста объемов добычи золота в ряде регионов, в особенности на Чукотке, в Якутии, в Магаданской области, в Хабаровском крае и Забайкалье. Ждем расширения числа золотодобывающих регионов за счет Карелии, Мурманской и Архангельской областей, Коми и Ханты-Мансийского круга, ряда других.

Развитие проектно-консультационных и исследовательских компаний, а также подготовка кадров не поспевают за развитием отрасли, и это будет острым сдерживающим фактором для развития золотодобычи в России.

Тем не менее, вероятнее всего, на горизонте 5–10 лет Россия займет первое место в мире по объемам добычи золота и перейдет порог в 400 т золота в год. Рост продолжится, а российские золотодобывающие компании начнут более интенсивную экспансию за рубеж ради диверсификации страновых и иных рисков и в поисках кадровой подпитки.