О теме номер один в России



 О теме номер один в России

Профессор ВШЭ, инвестбанкир Евгений Коган

Авторский канал

На фоне просадки рубля, событий в Беларуси и истории с отравлением Навального, мы отвлеклись от темы, которая очень скоро может стать номер один в России: массовые банкротства частного бизнеса.
Вы думаете, я драматизирую?
Посудите сами.

Бизнес, исходя из текущих реалий и "безумного желания" государства ему помогать, имеет все шансы почить в бозе.
Перед смертью будет агония и четыре ее всадника.

1. Уголовное преследование. Отойду от известного сюжета и начну с самого страшного. Был бы человек, а статья найдется. Тем более, когда искать особо не надо. Печально известны статьи 159 – 159.6 УК, которые позволяют квалифицировать любое неисполнение договора как мошенничество. Еще есть три специальных состава: неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное и фиктивное банкротство (статьи 195, 196 и 197 УК соответственно). Их комбинация сыграла злую шутку с Ольгой Боргардт, которая, отбыв наказание за хищение, неожиданно получила обвинение в преднамеренном банкротстве. А если это не сработает, вот вам неполный список статей УК, которые также может "невзначай" нарушить предприниматель: 171 – незаконное предпринимательство и ее производные, 176 – незаконное получение кредита, 177 – уклонение от долгов, 193 – уклонение от репатриации валюты, 194 – уклонение от уплаты таможенных платежей, 199 – уклонение от налогов и ее производные, 201 – злоупотребление полномочиями. Как видите, пробелов тут не так много.

2. Сохранение долгов. Бытует мнение, что банкротство – это универсальный и простой способ освобождения от долгов. Это не так. В России идет тренд: долги предприятия – долги бизнесмена, это называется "субсидиарная ответственность". Доходит до абсурда. Недавно Верховный Суд подтвердил, что долги умершего бизнесмена – банкрота переходят по наследству его несовершеннолетним детям (дело "Амурского продукта"). Субсидиарка, кстати, в силу пункта 6 статьи 213.28 Закона о банкротстве, не погашается даже личным банкротством, а значит, это ярмо будет висеть на бизнесмене и его семье постоянно.

3. Каскадное банкротство. Компании-банкроты в среднем гасят 5,5% требований "рядовых" кредиторов. Это значит, если контрагент банкрот, то его долг можно списать. А что если "упал" ключевой клиент? Так, банкротство группы компаний Е4 повлекло череду банкротств ее подрядчиков, в том числе и гражданина К., в прошлом – успешного бизнесмена, а сегодня банкрота. Уголовного дела пока нет, ведь К. своевременно покинул территорию страны, что, однако, не мешает банку отнимать у его семьи последнюю и не очень дорогую квартиру.

4. Поражение в правах. Часто банки требуют от бизнесменов личного поручительства. Это значит, что если отдать долг не получится, банкротов станет минимум два: сама компания и ее собственник. Компания, как я говорил, почти неизбежно умрет; что же до поручителя, то даже если он освободится от долгов, кредитов ему не дадут минимум лет 5, о новом бизнесе можно забыть на 3 года, а об управленческой работе в банке – на 10 лет. Этих последствий избежать не получится никак, они прописаны в статье 213.30 Закона о банкротстве. Также есть неписаное правило – среди госслужащих нет бывших банкротов.

Что делать?

1. Не менее чем на полгода, а то и на год, продлить все существующие меры поддержки бизнеса.
 
2. Государству мобилизовать для этих целей не менее 2-3 дополнительных триллионов рублей. (Италия, имеющая колоссальный госдолг, выделила на поддержку своего малого и среднего бизнеса не менее 100 млрд евро – порядка 8,9 трлн руб.!). Источниками могут выступать как займы Минфина на цели поддержки бизнеса, так и госгарантии на выпуски облигаций, значительное беззалоговое кредитование по линии МСП и т.д.).

3. Немедленно изменить правоприменение по указанным выше статьям УК. Иначе под риском "прогулки для долгосрочного отдыха" у нас очень скоро окажутся  десятки, а, возможно, и сотни тысяч наших соотечественников, виновных лишь в том, что решили заниматься бизнесом.
 
4. Осознать, что сейчас не время почивать на лаврах по причине меньшего падения нашей экономики относительно иных. Из-за высокой доли государства отечественная экономика крайне инерционна. О реальных последствиях мы "догадаемся" только по истечении не менее года. И они будут крайне печальны, на фоне бурно восстанавливающихся экономик других стран.   

Друзья! Неуклюжие, поспешные действия государства и банков рискуют весьма скоро поставить на колени большую часть частного бизнеса в России. Мы же имеем все шансы вновь оказаться в обществе плановой экономики и талонов на "лохматую" колбасу. Предвидя это (о великий коллективный разум!), доля желающих уехать из страны в поисках лучшей доли выросла до максимума со времен развала СССР.

И напоследок. Допустим, мы будем продолжать считать, что у нас в экономике все отлично и мы в экономическом раю (простите, как обнаружил наш Зоркий Сокол, в "пятерке ведущих экономик мира"). Еще половина предпринимателей обанкротятся, сядут или уедут.  
Кто будет кормить еще как минимум 10-15 млн появившихся голодных ртов? Государство? Государство лишь зафиксирует рост бедности в стране. И победно объявит, что это лучше, чем еще в ряде стран.

А ведь можно все сделать совсем иначе.