КОРРУПЦИЯ НА УРОВНЕ



КОРРУПЦИЯ НА УРОВНЕ

МЕХАНИКА БИЗНЕСА/ ЭКСПЕРТИЗА

Как эффективный инструмент в борьбе с коррупцией разбился о российские реалии

Автор: Кристина Степанова, эксперт по управлению рисками, консалтинговая компания NFP

Мировое бизнес-сообщество всерьез озабочено созданием все более совершенных инструментов борьбы с коррупцией на всех уровнях взаимодействия корпораций. Прозрачность деловых связей и форм ведения бизнеса — один из показателей надежности компании. В России же политика комплаенса зачастую существует лишь на бумаге, большинство компаний этот инструмент никогда не использовали в своей практике. Да и государство своими действиями не формируют дополнительные стимулы к борьбе с коррупцией, а лишь разрушает их.

 

Россия стремится к нулю

137 место из 180 занимает Россия в рейтинге «Индекс восприятия коррупции (Corruption Perception Index, CPI)» за 2019 год. Его ежегодно составляет международное антикоррупционное движение Transparency International. Это составной индекс, измеряющий уровень восприятия коррупции в государственном секторе различных стран. В его основе — опросы экспертов и предпринимателей, которые проводят независимые организации по всему миру, начиная с 1995 года. В рейтинге страны ранжируются по шкале от 0 до 100 баллов. Ноль — самый высокий уровень восприятия коррупции, сто — самый низкий.  

По итогам опроса в 2019-ом году, Россия набрала 28 баллов из 100 и поднялась на одну позицию выше. Такой же количественный результат у Доминиканской республики, Кении, Либерии, Ливана, Мавритании, Папуа-Новая Гвинея, Парагвая и Уганды. Авторы исследования отмечают, что несколько последних лет положение России в рейтинге остается стабильным. С 2015 по 2017 она набирала по 29 баллов, в 2018 году потеряла один балл, в 2019 ее показатель остался неизменным. А вот в группе лидеров произошли несущественные изменения: первое место разделили Новая Зеландия и Дания (по 87 баллов), за ними следует Финляндия (86 баллов). 

Среди рекомендаций, которые дают властям России авторы доклада из Transparency International, есть в частности следующие: «обеспечить условия для того, чтобы решения, касающиеся бюджета и действий властей, не диктовались личными связями и интересами», «соответствовать общепризнанным принципам и нормам международного права и соблюдать взятые на себя обязательства в рамках взаимодействия с другими государствами и наднациональными организациями и институтами, в частности, исполнять обязательства в рамках международного антикоррупционного права».

(источник данных https://transparency.org.ru/research/v-rossii/rossiya-v-indekse-vospriyatiya-korruptsii-2019-28-ballov-i-137-mesto.html)

 

FCPA: суров и уникален

Богатая практика применения антикоррупционного законодательства в отношении представителей частного бизнеса сложилась в США. Ее юридические основы были заложены еще в 1977 г., когда в стране был принят FCPA — федеральный закон Соединенных Штатов Америки о борьбе с коррупцией в международной деятельности. Причем его действие носит так называемый экстерриториальный характер, то есть по нему могут быть наказаны не только американские компании и граждане, но и все, кто замешан наравне с ними в коррупционных преступлениях. Это единственный в мире подобный закон. Он регулирует факты предложения, обещания, предоставления материальных и нематериальных благ любому иностранному должностному лицу, а также кандидату на политический пост и политической партии с целью получения выгоды. Стоит заметить, что активно применяться FCPA стал не сразу, однако начиная с 2005 года число расследований, проводимых по нему различными ведомствами и спецслужбами США, возросло с пяти до сорока в год (данные по 2009 г.). В настоящее время в соответствии с этим законом в среднем расследуется 140 уголовных дел в год, фигурантами которых стали американские и неамериканские компании и частные лица.

Одним из самых показательных и ярких фактов применения FCPA стал процесс в отношении компании Siemens. В результате ей присудили штраф в размере около $2 млрд. Корпорация Halliburton выплатила примерно $600 млн после аналогичного расследования, американский концерн Daimler выплатил около $200 млн штрафов за взятки, которые его сотрудники давали более чем в 20 странах мира, включая Россию. По этому закону штраф не самое суровое наказание: в 2008–2009 гг. за нарушения положений FCPA десять человек были приговорены к тюремному заключению на сроки до семи лет.

Российские компании также попадали в поле зрения американских правоохранителей из-за нарушений FCPA. В частности компания «Мерседес-Бенц рус» вынуждена была признать себя виновной и выплатила свыше $27 млн в виде уголовного штрафа по обвинениям в даче взяток российским должностным лицам и их родственникам.

По всему миру, и в России в частности, уровень мошенничества и коррупции растет ежегодно, несмотря на активно развернутую антикоррупционную кампанию и якобы предпринимаемые властями меры. Так, в соответствии с экстерриториальным Законом о коррупции за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act, или FCPA) в 2019 году к ответственности привлечено 14 мировых компаний, которые в общей сумме выплатили штрафы на 2,9 млрд долл. США. Генеральная прокуратура РФ констатировала рост коррупционных преступлений в 2019 году на 3,6%.

Скандал за скандалом

На мировой арене мы могли наблюдать скандалы, связанные с корпоративным мошенничеством, коррупцией и другими незаконными действиями, которые стали публичными. Некоторые из компрометирующих заявлений были сделаны осведомителями через так называемые системы информирования о нарушениях, которые в корпоративной среде называются комплаенс-линиями. Это независимый и анонимный (кроме случаев, предусмотренных законом) канал связи, предназначенный для сообщений о случаях мошенничества, нарушений политик, процедур компании, корпоративного поведения и других злоупотреблений. Это своего рода горячая линия компании, куда вы можете пожаловаться о недобросовестном поведении ее сотрудников.

В результате подачи таких разоблачающих обращений некоторые осведомители пострадали, руководство компании применило к ним меры воздействия — уволило или отказало в продвижении по службе.

Наиболее известными из этих случаев стали дела Digital Realty Trust, Inc. против Сомерса (Paul Somers)[1] и финансовый скандал LuxLeaks[2]. Однако подобной практики придерживается огромное количество компаний, и негативный тренд в виде возмездия в отношении осведомителей по-прежнему растет.

Чтобы как-то исправить такое несправедливое положение дел, в конце 2019 года Евросоюз принял Директиву «О защите осведомителей»[3]. Начиная с 2021 года компании, расположенные в странах-членах ЕС, должны будут соблюдать ее правила. Действие документа распространяется на государственные и частные компании с численностью персонала более 50 человек. Все они должны будут внедрить комплаенс-линии или обновить уже имеющиеся каналы связи.

Правила и процедуры

Согласно директиве, осведомителем является любое лицо, которое связанно с компанией (штатный сотрудник, работающий по договору, уже уволенный или еще не принятый, но который находится на стадии переговоров о найме). Осведомитель может сообщить известную ему информацию о правовых нарушениях, включая сведения о неправомерном использовании данных, налоговых нарушениях, мошенничестве и коррупции.

Директива предусматривает ряд правил и процедур, которых следует придерживаться при создании и управлении комплаенс-линией.

  1. Непосредственно создание и внедрение сервиса комплаенс-линии.

Будут ли каналы связи анонимными или нет, каждое государство-член ЕС решает самостоятельно. Обязательным является предоставление возможности осведомителям сообщать о нарушениях в устной или электронной форме с помощью телефона, электронной почты, онлайн-портала, чат-бота, с помощью сообщения, отправленного на фактический адрес или почтовые ящики, установленные в офисах. В общемировой передовой практике принято создавать сразу несколько каналов, по которым такую информацию можно передать.

  1. Многоуровневая иерархия приема обращений.

Директива предусматривает несколько уровней для подачи обращений. Первый — по внутренним каналам связи, на корпоративную комплаенс-линию. Второй — по внешним каналам информирования, «компетентным органам» на уровне ЕС. Третий — публичные сообщения о нарушениях, в том числе через СМИ. Думаю, этому пункту нужно уделить особое внимание, так как здесь кроются серьезные риски для компании. Сообщения, переданные властям или СМИ, могут нанести непоправимый урон репутации компании, а за этим могут последовать дорогостоящие судебные разбирательства. Чтобы минимизировать этот риск, компании должны сделать все возможное, чтобы осведомители обращались на корпоративную комплаенс-линию. Для этого компаниям необходимо создать такую возможность, а также формировать культуру корпоративной этики, при которой сотрудники будут предпочитать внутренний канал информирования внешнему.

  1. Обязательное предоставление обратной связи по обращениям. Сроки установлены директивой.

Директива предписывает обязательное предоставление обратной связи осведомителю в течение трех месяцев. На мой взгляд, этот пункт несет определенные риски для компаний, так как ответственные лица могут не успеть провести расследование по факту полученного обращения за отведенное время. Конечно, все зависит от масштабов нарушения, полноты полученной информации и количества задействованных в расследовании людей. Практика показывает, что подобные расследования могут длиться до года и больше.

Для того чтобы минимизировать этот риск, необходимо разработать четкий и отлаженный механизм работы комплаенс-линии, все процессы строго регламентировать. Ответственные сотрудники должны пройти обучение и четко знать, как принимать и обрабатывать полученные обращения, как проводить расследования по ним.

  1. В директиве четко разграничен статус осведомителя, который подлежит защите.

Директива защищает широкий круг лиц, в частности: сотрудников, гражданских служащих, самозанятых, волонтеров, стажеров, неисполнительных членов совета директоров и акционеров. Защите также подлежат те граждане, чьи трудовые отношения с компанией еще не начались (например, кто находится на преддоговорном этапе) или напротив, чьи трудовые отношения уже закончились. Важный момент: защите подлежат также третьи лица и другие посредники (например, коллеги или родственники), которые помогают осведомителям в их обращении. Для того чтобы управлять этим риском, компаниям необходимо формировать культуру этичного ведения бизнеса.

  1. Обеспечение необходимой поддержки и защитных мер.

Директива не раскрывает, что может являться дополнительными мерами защиты. Однако в своей практике я рекомендую компаниям обратить внимание на реализацию таких дополнительных мер, позаботиться о защите осведомителей от преследования и возмездия в любой форме, будь то увольнение, понижение в должности, отстранение, шантаж или запугивание, занижение показателей работы сотрудника или отказ включить его в корпоративные программы обучения. Кстати, в практике европейских компаний принято гарантировать неразглашение личности осведомителя без его согласия. Подобные меры стоит прописать в специальном документе.

  1. Выстроить систему работы комплаенс-линии.

Осведомители должны понимать процесс подачи и обработки обращений: в каких случаях необходимо обращаться на комплаенс-линии, какую информацию необходимо предоставить, в каких случаях проводится расследование, кто им руководит, кто принимает решение по факту полученных результатов, а также сроки на всех этапах обработки обращения. Кроме того, компании должны обозначить меры, которые будут применяться к нарушителю. Эти правила и процедуры также прописываются в Политике по комплаенс-линии.

Российская реальность

В нашей стране аналогичный закон о защите осведомителей до сих пор не принят. Законопроект был подготовлен Минтрудом и предусматривал защиту людей, которые уведомили своего работодателя, органы государственной власти об известных им правонарушениях в госорганах, органах местного самоуправления или частных компаниях. Правительство РФ вынесло законопроект для обсуждения в Госдуму ещё в 2017 году, но его отклонили во втором чтении. Новая директива ЕС «О защите осведомителей» предполагает, что механизм обсуждения в российском парламенте будет запущен повторно с учетом новой редакции документа.

Какими бы темпами ни развивались события, российским компаниям необходимо подготовить свои комплаенс-программы и внедрить комплаенс-линию в соответствии с передовой практикой. Уверена, что российскому бизнес-сообществу пора задуматься о культуре ведения этичного бизнеса.

Сегодня в стране выросло поколение людей, которым важно работать в «этичных» компаниях, которые этичны по отношению к партнерам и сотрудникам, придерживаются определенных принципов, защищают высокие ценности, в том числе пропагандируют открытость и прозрачность, антикоррупционную позицию в построении бизнес-связей.

Неполное соответствие

Да, Россия не входит в число стран-участников ЕС. Но компании, которые хотят сотрудничать с европейскими контрагентами, должны соответствовать требованиям, в том числе и новой директивы ЕС «О защите осведомителей».

Кроме того, наличие комплаенс-линии в интересах самих компаний, ведь она поможет выявить и предотвратить корпоративные нарушения. Правильно организованный сервис минимизирует мошеннические, коррупционные и репутационные риски для компаний и их партнеров, зарегистрированных в ЕС.

В своей практике я проводила интервью с теми, кто совершал корпоративные преступления. Когда говоришь с таким человеком, приводишь ему факты, спрашиваешь, почему вы это сделали, 90% этих людей отвечают, что хотели таким образом повысить свой уровень жизни, то есть в основе корпоративной коррупции — неудовлетворенность собой, уровнем дохода и жизни в целом. Подобные преступления можно предотвратить, если регулярно интересоваться, довольны ли своей зарплатой ваши сотрудники.

И еще один урок, который мы должны вынести из мировой практики борьбы с коррупцией внутри корпораций. Нарушения происходят там, где нет системы внутреннего контроля, эффективных инструментов для их предотвращения. Компании сами формируют благоприятную среду для нарушений, они оставляют пространство для коррупции банальным бездействием. Подобными рисками необходимо управлять на регулярной основе.

[1] https://www.supremecourt.gov/opinions/17pdf/16-1276_b0nd.pdf

[2] https://www.icij.org/investigations/luxembourg-leaks/explore-documents-luxembourg-leaks-database/

[3] https://eur-lex.europa.eu/legal-content/en/TXT/?uri=CELEX%3A32019L1937