ВКЛЮЧАЙТЕ КРИЗИС В СВОИ ПЛАНЫ



ВКЛЮЧАЙТЕ КРИЗИС В СВОИ ПЛАНЫ

ПЕРСОНА С ОБЛОЖКИ/ АНДРЕЙ ЛУШНИКОВ

У этого героя с обложки — разнонаправленный бизнес, и каждое отдельно взятое направление можно назвать особенно пострадавшим в период пандемии. Только сам герой с такой постановкой вопроса явно не готов согласиться. Он принципиально не хочет жаловаться на кризис, просить помощи, особенно у государства и надеяться на внешние силы. В пандемию он развозил пиццу по клиентам своего ресторана, научился кататься на кайте и увидел российский юг другими глазами.

Герой номера — девелопер с солидным стажем. Весь его бизнес имеет питерскую прописку. В Северной столице он строит и управляет бизнес- и торговыми центрами, жилыми комплексами, рестораном, частной школой, и каждому из этих направлений в кризис пришлось нелегко. Остановились продажи и стройки, закрылись все детские образовательные центры, под запрет попала работа ресторанов. О том, как Андрей Лушников, петербургский девелопер, глава совета директоров ГК «БестЪ» (Санкт-Петербург) жил в карантин и продолжал строить, несмотря на самые мрачные прогнозы, во что верил и на кого рассчитывал, он рассказывает в интервью «Федеральному Бизнес-журналу».

— Как вы лично переживали пандемию, с каким настроением?

— Я живу и строю бизнес с использованием трех постулатов айкидо: уметь падать, уходить с линии атаки и использовать силу противника. Переложим философию этого восточного единоборства на сегодняшний день: если твоему бизнесу плохо, не зарывай голову в песок, а посмотри, где есть новые точки роста — упал, поднялся и уже окажешься в другом положении. Я уверен, что в бизнесе очень важно во всем искать положительные стороны. Людям необходимо этому учиться — выходить из минусов, превращать их в плюсы и пользоваться всеми преимуществами нового положения. А подобные кризисы тем и хороши, что все находятся в равных условиях, нет факторов, дающих кому-то преимущества.

В одном из интервью вы говорили, что пауза в жизни (имеется в виду карантин, — Прим. Ред.) была даже полезна. С личной точки зрения, что вы поняли про мир, про себя, про людей?

— Знаете, я был недавно на Благовещенской косе в Анапе — осваивал кайтсерфинг. Всю жизнь хотел этому научиться, не было бы пандемии, я бы сюда никогда не приехал. Узнал новых людей, освоил непростой вид спорта, увидел новые интересные места. Кстати, теперь никогда ничего плохого про наш юг не скажу. Здесь такая огромная работа проделана с точки зрения развития инфраструктуры, построения сервиса. В целом, что касается личного, мне эта вынужденная пауза понравилась: у меня нашлось время на книги, фильмы, встречи с друзьями, а еще на общение с предпринимателями, которое у нас регулярно проходило в онлайн-формате. Я использовал этот период с максимальной пользой.

Если вернуться на тричетыре месяца назад, какие у вас были планы на развитие бизнеса?

— Практически все наши объекты находятся в Питере. Город постоянно развивается, в нем много крупных компаний и корпораций, им нужны помещения. Некоторые планы действительно были нарушены, но вместе с тем, как говорится, несмотря и вопреки, в апреле, в самый разгар карантина, мы продолжали строить на Аптекарской набережной новый коворкинг-центр. Это здание площадью 5 тысяч кв. м, сейчас в нем уже нет свободных мест.

Какое из направлений вашего бизнеса пострадало от коронавируса больше и меньше всего?

— Рынок недвижимости, несмотря на свою востребованность во все времена, затих на время карантина: стройки и отделы продаж не работали. Соответственно, новые объекты в ближайшие месяцы появляться не будут. Наш огромный ресторан «Ферма Бенуа» со штатом 120 человек тоже был закрыт и работал только на доставку. Однако жаловаться и просить помощи я точно не хочу.

Конечно, опасности для бизнесов были, вместе с вирусом пришел новый закон о долевом строительстве, и начался рост доллара. Но недвижимость по-прежнему остается продуктом первой необходимости. Что касается торговых комплексов и бизнес-центров, мы руководствовались в этот период лояльной политикой: старались поддерживать тех, кто готов бороться и развиваться, спокойно отпускали тех, кто сдался. Каждому мы давали максимальные возможности, чтобы восстановиться после сложного периода. И те, кто ими воспользовался, я уверен, смогут сделать еще больше. Меньше других направлений пострадали бизнес-центры, но самые тяжелые времена у них еще впереди. Именно в этой ситуации преимущества получат коворкинги. Я искренне верю в будущее этого формата, он очень разноплановый и недооцененный, на мой взгляд.

Сейчас мы точечно анализируем и стараемся спрогнозировать, в какую сторону будет смещение спроса и предложения, как изменится поведение потребителей. Ну и, конечно, теперь в бизнес-планы будут заложены меры, связанные с внезапным объявлением пандемии и неблагоприятной эпидемиологической ситуацией. Таким образом, период пандемии в среде бизнеса можно назвать своеобразным предпринимательским челленджем, вызовом времени. Это бесценный опыт для молодых начинающих предпринимателей, сумевших в кризис сохранить свои позиции, проекты, а главное — намерения и мечты.

— Как пришлось перестраивать бизнес-процессы в связи с карантином и пандемией?

— Мы начали с процесса перевода сотрудников на удаленный режим работы, освоили новые форматы взаимодействия и перераспределяли обязанности, приходилось оперативно реагировать на ввод всех ограничений, для того чтобы сохранить весь коллектив и обойтись без увольнений.

— В сфере жилой недвижимости проекты бизнес-класса и класса «делюкс» снова оказались самыми устойчивыми, или все-таки есть проседание спроса?

— Проседание есть только потому, что стройки и отделы продаж не работали — это временно. Недвижимость этого класса — по-прежнему продукт востребованный.

В столицах освободилась масса торговых площадей на самых проходных улицах. В торговых центрах, которыми вы управляете, схожая картина?

— Все наши якорные арендаторы остались на местах. Возможно, потому что в самый пиковый период управляющие работали с каждым партнером индивидуально — в зависимости от сферы бизнеса снижали ставки аренды. Каждому мы давали максимальные возможности, чтобы выжить и восстановиться после сложного периода. Те, кто ими воспользовался, я уверен, смогут сделать еще больше.

Владельцы ТЦ обратились в правительство с рядом требований, в том числе субсидировать процентные ставки по действующим кредитам в размере не менее 4%, дать трехмесячную отсрочку по уплате НДС и налога на прибыль с возможностью продления отсрочки до 31 января 2021 года, временно отменить земельный налог и налог на имущество и др. Какие меры поддержки помогли бы вам и вашему бизнесу оправиться от кризиса максимально быстро?

— Освобождение предпринимателей от налогов — вот самая адресная помощь. У «БестЪ» 700 арендаторов, которые получили от нас как от арендодателей льготные условия. Но проблема в том, что за мной стоит банк, который тоже просит деньги, квартальный налог с одного бизнес-центра — 20–30 миллионов рублей. Так устроен арендный бизнес: большая часть выручки уходит на пополнение госказны и кредиты. Финансовая поддержка властей нужна, прежде всего, для того чтобы сохранить людям рабочие места. Мы от помощи государства не отказываемся, но и чего-то глобального не ждем.

Я считаю, что каждый должен включать внешний кризис в свои планы. В наших проектах мы всегда ориентируемся на возможность возникновения чрезвычайных ситуаций. На месте государства поддерживать каждого бизнесмена я бы тоже не стал. На мой взгляд, эти деньги лучше было бы отдать обычным людям или вложить их в развитие инфраструктуры.

Ваш форматный ресторан «Ферма Бенуа» выжил после карантина, что ему в этом помогло? Правда, что во время вынужденного закрытия вы лично доставляли людям пиццу?

— Это, конечно, больше в шутку было, но опыт интересный. Я хотел на своем примере показать, что нужно иногда просто взять и сделать чужую, но необходимую работу, когда ситуация этого требует. Мы работаем в формате безглютенового ресторана, люди, для которых по-настоящему важна данная концепция, не перестали быть нашими клиентами, они просто временно перешли на доставку еды из ресторана домой.

На самом деле, мне очень повезло с коллективом, им не нужно ничего доказывать, они все понимают. Мы очень любим наш проект и смогли сохранить все практически без изменений. Кстати, моя команда очень часто сама предлагает невероятные вещи и выводит работу ресторана на другой уровень. Они видят мой бизнес с другой стороны, изнутри, мне это нравится. Очень важно настроить свой коллектив на такой лад, когда они хотят высказаться, говорят, что не так в моем бизнесе, и, конечно, самому уметь их слышать. Конечно, в карантин мы развивали доставку, отладили функцию заказа через сайт, решили вопрос с упаковкой еды на вынос — получили хороший результат, а заодно развили новое для себя направление.

— Что бы вы хотели посоветовать тем бизнесменам, которых пандемия застала врасплох и поставила в сложное финансовое положение?

— Все произошедшее с нами во время пандемии — довольно интересная история. И многим она пойдет на пользу: поможет представителям бизнеса переписать свои планы, избавиться от ненужных элементов в компании и управлении, ускориться. Например, понятно, что любым школам и детским центрам теперь надо обязательно уметь работать в онлайн-форматах, иметь их как инструмент «про запас». Сегменту офисной недвижимости стоит задуматься над тем, как стать гибче. Коронавирус просто дал резкий старт этим процессам, многие не были к этому готовы, новый опыт стал полезен.

Какие стратегии максимально эффективны в кризис?

— Я по образованию судостроитель, закончил питерскую «корабелку» (Ленинградский кораблестроительный институт, ныне — Санкт-Петербургский государственный морской технический университет, — Прим. Ред.), даже поработал заместителем начальника цеха на судостроительном заводе. Так вот, в судостроении есть такое понятие как остойчивость корабля, то есть способность сохранять равновесие, противостоять внешним силам, вызывающим крен или дифферент. Если говорить в переносном смысле, то устойчивость моего бизнеса в том, что я не боюсь его потерять, не боюсь потерять деньги, мне нравятся эксперименты. Вот это, на мой взгляд, максимально эффективная стратегия не только в кризис, но и по жизни. Мне не нужна яхта за десять миллионов долларов, я лучше эти деньги использую для реализации новых идей. Если ты превращаешься в часть мира денег, то это всё — конец. Таких людей очень много на самом деле, кто становится зависимым от денег — вот для них кризис всегда страшен.