ЭКОНОМИКА В ПОИСКАХ СПРОСА



ЭКОНОМИКА В ПОИСКАХ СПРОСА

 ПАНДЕМИЯ ВЕКА/ КОРОНАТРЕНДЫ

 

Автор: Ярослав Худорожков, управляющий партнер консалтинговой компании

 KYC и Vax Capital

 

Еще в начале 2020-го одной из главных интриг года были выборы в США и судьба действующего президента Трампа, который все четыре года своего президентства оставался явным возмутителем спокойствия. Отмена реформ, проведенных предыдущей американской администрацией, «твиттер-дипломатия», многочисленные торговые войны, сомнительные с точки зрения американской дипломатии, инициативы по ограничению въезда в США граждан ряда стран и даже строительство заградительной стены между США и Мексикой. Повестка, конечно, не скучная, но так казалось лишь до прихода COVID-19.

Вы помните, как все начиналось? Редкие и едва заметные на пестром информационном поле новости о вспышке «какой-то там эпидемии» где-то в Китае…Не попадая в топ новостей, они быстро терялись в мировой новостной повестке. Мало ли было за последнее время эпидемий? Никак не изменили привычный уклад нашей жизни лихорадка Эбола, птичий и свиной грипп, вирус Zika. Новости о вспышках новых инфекций были похожи на молнии — яркие, но короткие, и мы быстро о них забывали. Коронавирус стал первой в этом тысячелетии глобальной вирусной интервенцией под названием «пандемия». Это, конечно, не испанка с ее 50–100 миллионами (по разным оценкам) погибших, но уже и не азиатский грипп с 70 000 жертв. Пока по количеству унесенных им жизней коронавирус сравним с гонконгским гриппом 1968–1969 гг.: тогда погибли около одного миллиона человек. Очень надеюсь, что мы сможем избежать таких печальных цифр.

Зарождение «идеального шторма»

Коронавирус породил необычный и давно забытый в XXI веке формат борьбы за выживание человечества — глобальный карантин или изоляция. Ей подверглись люди, домохозяйства, предприятия, целые отрасли экономики, страны, континенты, что запустило цепную реакцию разрушения глобальных технологических, логистических цепочек, вскрыло существующие экономические дисбалансы, обрушило паритеты спроса и предложения. Одним из самых болезненных для экономики стало падение цены на нефть вследствие развала сделки ОПЕК+.

Подобное соглашение было необходимо, так как спрос никак не успевал за увеличивающимся предложением: рост мирового ВВП не оправдывал ожиданий, а тут еще сланцевая революция в США и рекордное увеличение добычи нефти в этой стране до 12,7 млн бар/сутки. Это был второй «черный лебедь» 2020 года, который способствовал зарождению «идеального шторма» в мировой экономике. Он же породил и третьего «лебедя» — неопределенность в траектории движения финансовых рынков и глубине дна, на которое они могут уйти. В новейшей истории человечества еще не было компиляции этих факторов в одном временном отрезке, да еще и обрушившихся на экономику с такой скоростью.

Ахиллесова пята

Если мы проанализируем самые масштабные пандемии первых столетий нашей эры, то сможем составить чек-лист их последствий для экономики.

  1. Падение спроса на товары и услуги.
  2. Ограничение предложения.
  3. Уменьшение рабочей силы.
  4. Нарушение логистических цепочек.
  5. Нарушение технологических цепочек.
  6. Остановка инвестиционных программ предприятий, оптимизация расходов.
  7. Безработица.
  8. Падение реальных заработных плат.
  9. Падение дохода государства как гаранта поддержки.
  10. Падение цен на товары и услуги в силу дисбаланса спроса и предложения.

Пункт 2 имеет ограничение по времени действия (до 3 мес.) — в современном мире уже ищут вакцину от коронавируса; лучше лечат, чем в предыдущие века, когда человечество сталкивалось с эпидемиями; на борьбу с вирусом брошены силы всего мира. Пункт 3 тоже не сыграет существенной роли — все-таки нас живет на планете несравнимо больше, чем в I-ом, XIV-ом и даже XIX-ом веках, когда случались масштабные эпидемии, к тому же группы риска мало пересекаются с трудоспособным населением. Пункты 5, 6 — думаю, эти последствия будут преодолены довольно быстро, опять-таки в силу тех же причин: высокой скорости коммуникаций, развитой логистики и глубокого проникновения технологий.

В сухом остатке имеем.

  1. Падение спроса на товары и услуги.
  2. Остановка инвестиционных программ предприятий, оптимизация расходов.
  3. Безработица.
  4. Падение реальных заработных плат.
  5. Падение дохода государства как гаранта поддержки.
  6. Падение цен на товары и услуги в силу дисбаланса спроса и предложения.

Наверное, многие согласятся, что если первоначальной причиной падения спроса был искусственно созданный карантин, то после его окончания на экономику будут воздействовать безработица и падение зарплат, поэтому предлагаю их объединить в один пункт как непосредственно взаимосвязанные между собой. Падение же спроса на товары и услуги (1) и падение цен (6) спровоцирует падение доходов предприятий и приостановку их инвестиционных программ — объединяем эти пункты, остается:

  • падение спроса на товары и услуги в силу безработицы и падения заработных плат;
  • остановка инвестиционных программ предприятий, оптимизация расходов в силу падения цен на товары и падение спроса;
  • падение дохода государства как гаранта поддержки.

У меня не вызывает сомнений, что пункт 3 зависит от успешного преодоления пунктов 1 и 2, поэтому его исключим как причинно-следственный, как и пункт 2 как следствие пункта 1.

Остается только пункт 1 — падение спроса на товары и услуги в силу безработицы и падения реальных заработных плат. Это и есть ахиллесова пята человечества в эпоху посткоронавируса? Если да, что с этим делать?

Цена неравенства

Во многих странах предпринимаются беспрецедентные меры по поддержке бизнеса и домохозяйств, вплоть до их прямого финансирования («вертолетные» деньги), льготного кредитования, отложенных налогов и т. д. Но проблема, на мой взгляд, этим не решается. Почему? Потому что все вошли в режим сбережений: домохозяйства в силу ограниченности средств и непонимания будущих доходов, предприятия в силу отсутствия спроса (домохозяйства оптимизируют расходы) и необходимости когда-то все-таки отдавать льготные кредиты. Банки как распределители капитала не понимают своих рисков в силу затрудненной кредитной оценки реального сектора и мало прогнозируемого восстановления спроса на товары.

Возможно, мы кого-то мы забыли? Например, какой-нибудь маленький процент населения, тот самый один процент, в руках которого сосредоточены 99% всех богатств. Действительно, что же состоятельные люди? Они тоже боятся тратить или пока просто не могут из-за жестких ограничений? Скорее, второе.

Давайте попробуем представить модель их поведения в ближайшем будущем — месяца через 2–3, когда будут сняты ограничения на передвижение, посещение общественных мест, путешествия, полеты по миру и др. Я думаю, наступит время для реализации так называемого отложенного спроса. Люди, ведущие активный образ жизни, которые привыкли много тратить, перемещаться, во время карантина были лишены привычных радостей, к тому же значительно сэкономили поневоле, и, что не менее важно, они «истосковались» по развлечениям, покупкам, путешествиям.

Месячные расходы состоятельной (не очень богатой или ультрабогатой, просто состоятельной) семьи варьируются от 1 до 3 млн руб. В период карантина эта сумма сократилась в среднем до 500 000–1 млн руб. «Экономия» составляет 1,25 млн руб. Таких людей порядка одного процента от общего населения России, то есть примерно 1,4 млн человек. Если сложить их совокупный отложенный спрос, получится порядка 1,75 трлн руб. Умножаем эту сумму на три месяца действия жестких ограничений в мире, получим уже 5,25 трлн руб. Из этой суммы минусуем порядка 30%, так как спрос будет восстанавливаться постепенно, ведь и ограничения власти будут снимать очень осторожно и не все сразу. Итак, сумма отложенного спроса составит порядка 3,675 трлн руб. Существует вероятность, что эти деньги будут потрачены довольно быстро, то есть в экономику они вольются за 1–2 месяца: люди действительно устанут от многочисленных ограничений. Итого: 1,84 трлн/месяц — это послужит довольно хорошим стимулом для спроса.

Стимулирование = мягкая сила

Таким образом, у меня есть надежда на частичное быстрое восстановление спроса. В этом случае удастся избежать резкого падения ВВП на 20–30–40%. А если еще и стимулировать траты наших состоятельных сограждан, то мы можем и не заметить падения во втором квартале. Главное — запустить спрос. Дальше запустятся рыночные механизмы. Как можно стимулировать спрос состоятельных граждан? Допустим, если траты отдельной семьи в месяц превышают в течение всего третьего квартала (или до конца года) сумму 1 млн руб., то со всей подтвержденной суммы трат государство может вернуть 5%, как банки кэшбэк: с 2 млн — 10%, с 3 млн — 15%, но не более 3 млн.

Такая мера обойдется государству примерно в 840 млрд руб. в квартал. Она позволит запустить важную для экономики цепную реакцию: нарастание спроса — увеличение предложения — рост доходов предприятий — восстановление инвестиционной активности бизнеса — сокращение безработицы — увеличение реальных заработных плат — запуск второй волны спроса. Эту цепную реакцию способен запустить 1% состоятельных граждан, если государство их хотя бы незначительно простимулирует к активным действиям.

Еще большего эффекта удастся добиться в случае эффективной поддержки бизнеса и домохозяйств, но с переменой мест слагаемых в той политике, которую сейчас реализует российское правительство:

  • домохозяйствам не давать «живые» деньги, только через банки в виде льготных кредитов. Например, под учетную ставку ЦБ, а ее можно и опустить, инфляция в ближайшее время вряд ли разгонется. Выплаты процентов по этим кредитам лучше сразу отложить на 3–6 месяцев, обязательными оставить выплаты самого тела кредита;
  • банкам выделить прямые кредитные линии под залог льготных кредитов, выданных домохозяйствам: например, под ¼ от учетной ставки;
  • малому и среднему бизнесу сделать возвраты налогов, уплаченных ими за один из предыдущих периодов, снять обязательства по ФОТ;
  • простимулировать вложения крупного бизнеса в собственные старые и новые активы путем вычетов или налоговых льгот на вложенные суммы (с ограничениями по стимулам).

Все это может стоить госбюджету примерно 2– 2,5 трлн руб. Не забудем про недополученные доходы за энергоносители — это порядка 1–1,5 трлн руб. Согласитесь, в итоге складывается вполне приемлемая цена перезапуска экономики, особенно если брать во внимание размер ФНБ.