ЛОКАЛЬНЫЙ ЭГОИЗМ



ЛОКАЛЬНЫЙ ЭГОИЗМ

Глобальные решения невозможны в раздробленном мире...

Еще в августе 2019‑го один из моих комментаторов — некий Максим Красников — написал мне, помимо прочего: "Как заставить власти всех стран решать глобальные проблемы? Есть ли будущее у наших детей?!" Я ответил: "Значительная часть глобальных проблем преувеличена или даже вовсе сочинена, а многие реальные проблемы — например, глобальные потепления и похолодания — возникают вовсе без участия людей. Поэтому правительства предпочитают не втягиваться в большие — и скорее всего бессмысленные — затраты". Он уточнил, какие именно проблемы считает глобальными: потепление; мусоропереработку; "опасную игру ядерных держав"; здравоохранение. И высказал свое мнение по каждой из них: "Потепление мы не остановим, в этом почти уверен. Но можем заранее подумать о последствиях. Пока что затапливает одиночные населенные пункты. Их будет намного больше. Затопит многие прибрежные и не только города. У нас есть временные прогнозы и хоть какая-то предварительная подготовка к грядущим событиям? И конечно, в России будут спасаться люди из других стран. Мы обязаны их принять, об этом тоже нужно думать заранее"; "Эффективная мусоропереработка — острейшая проблема, которую достаточно просто решить. Крупный бизнес подталкивают на любые крупные инвестиции, только не на эти"; "По ядерным играм — все по законам теории игр и ничего не изменится. Просто боимся"; "Уже делается много, но делается дилетантами. Чтобы быстро увеличить продолжительность и качество жизни большинства населения России, нужно выделить всего топ‑5 рисков смертности: ССЗ, онкологию, инсулинорезистентность и некоторые другие. Разработать некую памятку с простейшими мерами снижения рисков, как то: двигаться, не есть сладкое, убрать основные дефициты (витамин D, сырые овощи и зелень), минимизировать канцерогены (курение, продукты с высоким содержанием КПГ (увы, не попросил расшифровать сокращение, но полагаю, что речь идет о каких-то веществах, способных при пищеварении превратиться в канцерогены — А.В.). Ну, в общем, больше идеологической работы. Систематизировать все метаисследования. ВОЗ все это уже сделала, просто нужно вести активную пропаганду. Реально ли: изменить референтные значения основных маркеров; наладить производство отсутствующих у нас в аптеках биодоступных витаминов и минералов — например, МК7, метилкобаламин и т.п."

Тогда срочные дела отвлекли меня от беседы. Но пандемия коронавирусного воспаления легких вынудила задуматься не только над перечисленными задачами, но и над понятием "глобальные проблемы" в целом.

Глобальное потепление действительно наблюдается. Но несомненно не вызвано действиями человечества. Что видно хотя бы из сопоставления нынешнего климата с тем, что был тысячелетие назад. Тогда на южном побережье Гренландии выращивали в товарных количествах злаки, овощи, что позволило скандинавским мореплавателям, опираясь на промежуточную базу, освоить северо-восток Нового Света. А через пару веков там похолодало настолько, что пришлось им свернуть свое заатлантическое присутствие. Да и недавнее — с середины XX века — исследование антарктических льдов, накопленных за полмиллиона лет, показало: концентрация углекислоты в атмосфере начинает расти через несколько десятилетий после начала очередного глобального потепления. То есть для охлаждения планеты нам сейчас надо бы нарастить сжигание угля и нефти в промышленных целях. Но вряд ли в этом есть смысл: в целом по планете глобальное потепление скорее полезно, даже если несколько крупных портов и придётся реконструировать.

Мусоропереработка — дело вроде бы полезное, но при нынешних технологиях нерентабельное. Только когда технологии распознавания образов и бесконтактного химического анализа разовьются до уровня, позволяющего без участия человека сортировать мусор прямо на конвейере, станет возможно разделять отходы нашей деятельности в промышленных масштабах для последующего раздельного же использования сообразно химической поговорке: отбросы — то сырье, для какого пока не найдена технология обработки.

Недавний очередной конфликт Индии с Пакистаном мгновенно спущен на тормозах именно потому, что со времени предыдущих — затяжных — стычек они обзавелись ядерными зарядами. Полагаю, и в обозримом будущем ядерное оружие останется надежнейшим средством сдерживания потенциальной агрессии. Способов поэффективнее пока не предвижу.

Здравоохранение и впрямь обеспечивается прежде всего профилактикой. Против мер, перечисленных Красниковым, вряд ли можно возразить. А уж агитация в пользу профилактики очевидным образом необходима. Увы, провозглашение медицины частью сферы услуг подталкивает скорее к сокрытию полезных советов: на них можно заработать куда меньше, чем на лечении. Как и прочие деяния тоталитарной секты "либералы", трактовка лечения как услуги — людоедство. Всему миру нужна единая система здравоохранения, разработанная в нашей стране еще до революции несколькими совещаниями медиков под руководством Георгия Ермолаевича Рейна (1854.05.02–1942.12.04) и внедренная сразу после революции под руководством Николая Александровича Семашко (1874.09.20–1949.05.18).

Но ведь и в России в целом, и в Российской Федерации в частности система Рейна–Семашко за три постсоветских десятилетия в значительной степени демонтирована — и только под воздействием коронавирусной пандемии частично возрождена. А уж в Соединенных Государствах Америки, откуда к нам еще при Горбачеве понаехали консультанты с готовыми рецептами по всем вопросам, включая медицину, все здравоохранение чисто страховое: не платишь — не заслуживаешь жизни. Возможно ли при столь коммерческом подходе рассмотрение каких бы то ни было проблем именно как глобальных — заслуживающих решения единообразного по всему миру?

Все тот же коронавирус наглядно показал локальное различие подходов к глобальной проблеме. Несколько стран, включая РФ, предложили Генеральной ассамблее ООН резолюцию, призывающую хотя бы на время пандемии отменить не санкционированные Советом безопасности той же ООН ограничения на поставки медицинских средств. Кстати, такие односторонние ограничения часто называют экономическими санкциями, но по уставу ООН они считаются агрессией, так что СГА сейчас находятся, по сути, в состоянии войны с Ираном, РФ и многими другими странами. А уж ограничение на то, что нужно здравоохранению, и вовсе выходит далеко за пределы международных соглашений по гуманитарному праву. Как бы то ни было, принятию резолюции воспрепятствовали не только СГА, но и Европейский Союз, и многие зависящие от них государства. Хотя более чем очевидно: наличие очага какой бы то ни было заразы в какой бы то ни было стране опасно для всего мира, так что экономическое и локальное вроде бы ограничение пагубно для глобальной безопасности. В том числе и для безопасности стран, выступивших против резолюции. Но в них пандемия уже бушует. Вероятно, все они надеются, что накопят коллективный иммунитет, а посему вторая волна — из стран, куда лекарства не ввозят — им не страшна.

По немецкой поговорке из любого свинства можно выкроить кусочек ветчины. Пока в мире господствует (а по воззрениям тоталитарной секты "либералы", верующей в благотворность неограниченной свободы личности без оглядки на общество, даже полезно) стремление к зарабатыванию "бесчестно, если удастся, и честно, если нельзя иначе", по выражению Сэмюэла Лэнгхорна Джон-Маршалловича Клеменса (1835.11.30–1910.04.21), более известного как Марк Твен (в молодости он работал лоцманом на Миссисипи, где два фута под килем считались достаточными для безопасного маневрирования, и соответственно отметка "два" — mark twain — на лоте — тросе или штоке для измерения глубины — называлась вслух чаще прочих), будет довольно трудно избежать накопления свинства в товарных количествах. В частности, вряд ли удастся добиться единства при решении какой бы то ни было глобальной проблемы, если найдутся желающие извлечь из нее локальную выгоду. Даже ценой несопоставимо громадных глобальных потерь. Боюсь, надежда Красникова ограничена не только различием наших с ним трактовок проблем.