ПЕРЕРАБОТКЕ НУЖНЫ ИНВЕСТИЦИИ



ПЕРЕРАБОТКЕ НУЖНЫ ИНВЕСТИЦИИ

ЕСТЬ ТЕМА/ РАСШИРЕННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ

 

Мусорная проблема касается всех. Парадокс в том, что она не всех волнует на том уровне, которого требует сегодняшняя экологическая ситуация. Самосознание населения и бизнеса растет, утверждает спикер номера Никита Никишин. Он начал с себя: еще в студенческие годы организовал сбор пластиковых бутылок. Потом были другие экологические проекты. Уже после окончания вуза создал онлайн-платформу по вывозу вторсырься. Что он, человек не просто неравнодушный, а сопричастный, думает о новой концепции РОП и, главное, что предлагает?

 

Весной 2018 года Никита Никишин запустил бизнес-проект в сфере переработки отходов. Им стала компания Ubirator, которая аккумулирует нужные ресурсы для сбора вторсырья: макулатуры, стрейч и ПВД-пленки, ПЭТ, пластиковых ящиков, а также строительного мусора. По сути, Ubirator — агрегатор, который делает так, чтобы предприятия смогли вывезти вторсырье с помощью привлеченных людей. Еще одна ветка бизнеса — специальные контейнеры для раздельного сбора вторсырья. Без них сбор был бы сложнее. Сегодня компания обзавелась договорами с крупным ритейлом, а заодно усиленно работает над повышением уровня экологической культуры: проводит в школах профильные олимпиады и тематические квесты. За 2019 год компания выросла в пять раз, что, по словам ее основателя, свидетельствует о возросшем самосознании граждан и бизнеса в подходах к решению задач по утилизации отходов.

 

Как вы считаете, принцип РОП самый удачный и эффективный способ стимулировать бизнес к утилизации и замкнутому циклу работы с отходами?

— Чтобы все работало хорошо, эффективно, нужен комплекс мер. Институт РОП — один из важных элементов организации системы обращения с отходами. Во-первых, он стимулирует производителей товаров уменьшать объемы упаковки. Во-вторых, предлагает использовать упаковку, содержащую вторсырье, что снижает выплаты по экологическому сбору.

По сути, РОП стимулирует основных загрязнителей быть экологичными, привлекает инвестиции в сферу переработки. Ранее источниками средств были только собственные оборотные средства, кредиты и частные инвестиции. А теперь добавляется еще один большой источник финансирования — производители товаров. Это способствует открытию большего количества перерабатывающих предприятий.

— Какие способы реализации РОП вы считаете эффективными?

— Первый способ: переработчик напрямую договаривается с производителем товаров. Например, так происходит в рамках нашего спецпроекта «Добрая Школа» (благотворительный сбор макулатуры в школах). Мы реализуем РОП с одним из производителей средств гигиены для полости рта. Они спонсируют проект и предоставляют подарки для школьников, это позволяет «Доброй Школе» быстрее развиваться, выходить в новые регионы, подключать больше школ и собирать больше макулатуры. Производитель получает акты об утилизации этого вторсырья.

Второй вариант: производитель товаров платит в бюджет, оператор бюджета распределяет средства, часть этих денег должны получать переработчики в виде целевых программ на льготный лизинг, инвестиции или займы.

Есть еще один способ: производители товаров создают ассоциацию. Компании, присоединившиеся к ассоциации, делают взносы, которые ассоциация распределяет между переработчиками. В целом модель РОП уже приносит свои плоды, благодаря этому механизму развиваются такие компании, как наша. Финансирование за счет РОП помогает переработчикам развиваться, модернизировать оборудование. Конечно, РОП пока не работает в полную силу, но, где действует, там приносит пользу уже сейчас.

Какие меры вы считаете эффективными с точки зрения внедрения РОП в России?

— Из-за неточных формулировок в законодательстве трудно реализовывать принцип РОП. Важно дорабатывать законодательную базу, чтобы всем были понятны правила игры. Производители и природоохранные органы часто не хотят принимать акты утилизации, сомневаясь в их легитимности, хотя она абсолютно прозрачна. Вот реализуется законно способ, а потом документы не принимаются, и производитель больше не хочет использовать этот способ, хотя он самый эффективный из существующих. Возможно, через какое-то время РЭО предложит другие эффективные решения, но пока самый действенный — работа напрямую с переработчиками или через ассоциацию.

В концепции, представленной в правительство, есть пункт о введении моратория на 5 лет на самостоятельное выполнение РОП. Как вы считаете, в этом запрете больше пользы или вреда?

— Отсутствие самостоятельной программы утилизации снижает конкуренцию между операторами утилизации. Если будет один способ, то система будет работать менее эффективно. Если будет конкуренция, механизм будет работать лучше. Возможно, появятся еще ассоциации и другие способы реализации РОП, будет адекватное распределение бюджета между всеми игроками.

Кого, на ваш взгляд, надо контролировать: производителя товара или производителя упаковки? Что было бы эффективнее?

— C одной стороны, производителей упаковки существенно меньше, чем производителей товаров — их контролировать проще. Но непонятно тогда, как контролировать импортеров. Также не совсем правильно с точки зрения логики осуществлять контроль за производителями упаковки, так как выбирают упаковку производители товара — они голосуют рублем и определяют, какая упаковка им нужна. Неправильно, на мой взгляд, ориентироваться и возлагать ответственность не на тот сегмент, который принимает решение.

Что нужно изменить в концепции РОП, чтобы кардинально улучшить ситуацию, чтобы у бизнеса появился стимул более осознанно подходить к проблеме?

— Должна быть единая информационная система учета экологического сбора. Сейчас не так. Например, если у какой-то компании завод во Владимирской области, то она подает экологические документы в Росприроднадзор этого региона. Завод из Ленинградской области подает документы в соответствующее ведомство по месту нахождения. Обе компании могут обратиться к переработчику, который, например, находится в Москве. Если переработчики взаимодействует с обоими заводами, то в контроле за ситуацией задействованы сразу три региональных Росприроднадзора. Росприроднадзор во Владимирской области получает акты, где стоит печать компании из Москвы. И, чтобы проверить, все ли правильно переработчик сделал, все подразделения сразу запрашивают одни и те же документы. Между подразделениями одного ведомства нет обмена информацией, они не могут проверить, сколько сырья утилизировал переработчик на самом деле. Поэтому нужна общая информационная система для госорганов, это снизит процент фальсификаций и повысит доверие к переработчикам.

После того как детали концепции РОП стали известны, заговорили о подорожании товаров.

— Подорожание будет небольшим и не сильно ощутимым — на 0,15%, по данным Минприроды. Товары должны подорожать, так как предприятия будут тратить больше на утилизацию, но это вряд ли почувствуют потребители. За любое развитие надо платить, это нормально, к тому же цены повысятся незначительно, такое подорожание нельзя сравнить, например, с ростом цен, вызванным повышением НДС.

На ваш взгляд, подходы к компаниям разных масштабов и оборотов справедливы в РОП?

— Подходы точно могут быть разными, но при этом абсолютные значения должны быть одинаковы, крупные заплатят больше, но только за счет того, что они производят больше. Способы реализации должны быть разными — малому бизнесу необходимы более адаптивные инструменты.

Что сегодня для России является большей проблемой: сама концепция или низкая экологическая культура бизнеса и персонально каждого?

— Процент экологически сознательного населения растет, несмотря на то, что экология — это не первостепенная потребность. Несмотря на то, что люди в РФ год от года беднеют, а компаниям все сложнее зарабатывать, интерес к теме экологии растет. Надо работать над обеими составляющими задачи, по отдельности это не будет работать. Необходимо повышать экологическую культуру как бизнеса, так и населения.

— На каком уровне сегодня в России экологическая культура?

— К нам каждую неделю приходят запросы от компаний на запуск экологических спецпроектов, и у нас, конечно, есть ощущение, что культура повышается, особенно в крупных компаниях или компаниях с западными корнями, но и отечественные в целом не отстают. Небольшим предприятиям чаще всего такие активности менее интересны.