РОССИЙСКИЙ E-COMMERCE В ПЕРИОД ПАНДЕМИИ



РОССИЙСКИЙ E-COMMERCE В ПЕРИОД ПАНДЕМИИ

ТЕМА МЕСЯЦА/ПАНДЕМИЯ

Для онлайн-продавцов коронавирус — самый белый и прекрасный лебедь, который к ним когда-нибудь прилетал: как бы цинично и жестоко это ни звучало, но сегодня так и есть. Онлайн-продавцам некогда, в эти самые дни, когда все на нерве закупаются впрок, они завалены работой: все хотят купить или продать онлайн. Но что придет на смену панике, как перераспределится трафик после отмены карантина, сможет ли е-commerce удержать и нарастить обороты после того, как жизнь людей вернется в обычное русло?

За круглым столом, организованным совместно ИД «Коммерсант» и онлайн-платформой New Retail, собрались те, для кого пандемия стала точкой взрывного роста. Участники рынка е-commerce говорили о проблемах, вызванных наплывом онлайн-покупателей, выросшим спросом на товары, о переводе сотрудников на удаленку и среднесрочных перспективах. Когда люди потратят сбережения, а панические настроения сменятся тотальным пессимизмом, кто у кого что будет покупать? «Федеральный Бизнес-журнал» послушал мнения трендсеттеров и лидеров рынка и дает телетайп самого интересного.

Без последствий: Дмитрий Селихов, руководитель по развитию маркетплейса Tmall в России, Alibaba Group

Если раньше рынок менялся ежедневно, сейчас он меняется ежечасно. Многие компании, кто раньше недооценивал онлайн, стратегически меняют свои приоритеты, ищут новые возможности. Та часть бизнеса, которая изначально в онлайн, она и так находилась в жесткой конкуренции, сейчас эти условия еще больше усложнились.

Что касается китайского направления, безусловно, пользователи глобального AliExpress в России столкнулись с задержками доставок или их отменой, когда в Китае началась эпидемия. Сейчас китайское направление восстановлено более чем на 90%. Производятся компенсации за недопоставки. Торговые и логистические цепочки восстановились за два месяца. В итоге в глобальном масштабе мы не почувствовали большого влияния коронавируса, а в январе–феврале мы зафиксировали рост продаж на 20–25%.

У нас достаточно диверсифицированная структура — большие собственные склады. Если наши партнеры будут заинтересованы в расширении площадей хранения, мы готовы им помочь. Мы готовы поддержать малый и средний бизнес в этих сложных условиях, предложить особые условия партнерства, мы думаем, что для многих российских компаний это будет выход.

Легкий вход в кризис: Мария Бурмистрова, начальник управления по развитию сегмента B2C, DPD в России

В январе мы «сделали» ноябрь, как и планировали. В феврале мы его «повторили». Это для нас стало неожиданностью. В марте, по нашим прогнозам, будет увеличение на 10–15% по отправкам в сегменте b2c.

Что касается спроса, растут детские товары. Если раньше мы отправляли машину 20 т, сейчас фура плюс десятитонник. Есть рост спроса на товары общего потребления. Не заметили пока рост на спортивные товары, но мы ожидаем его чуть позже, когда введут серьезную изоляцию, по fashion-сегменту растет b2c-сегмент, b2b падает. Пополнение стоков останавливается, так как в массовой торговле нет людей. По позиции «авто и мототехника» пока спада нет, но на апрель мы его прогнозируем.

Естественно, мы фиксируем перераспределение каналов продаж: из офлайна продажи перетекают в онлайн.

Также продолжает расти доля безналичных платежей за доставку, растет запрос на бесконтактную доставку, в связи с этим вводим новые сервисы: будем присылать 4-значный код клиентам и тем самым подтверждать оплату, чтобы по минимуму контактировать с клиентами. По предоплаченным заказам уже сейчас перешли на бесконтактную доставку. Мы рассчитываем на то, что спрос на бесконтактный формат будет расти. Что касается безналичной оплаты, наш прогноз, что совсем скоро она составит 50% от общего объема платежей.

Конечно, наши партнеры встревожены, больше всего вопросов по мерам дезинфекции складов, пунктов выдачи, о том, снабжаем ли мы наших курьеров масками и санитайзерами. Несмотря на дефицит этих средств, мы все закупили и раздаем курьерам. Мы увеличили количество моек на территориях наших складов. Да, это затраты, которые влияют на наши косты. Пока о повышении тарифов речи не идет, несмотря на то, что мы несем дополнительные операционные затраты.

У нас перед глазами опыт работы в условиях жесткого карантина наших европейских коллег из DPD. Каждое утро мы обмениваемся информацией друг с другом. Они на пару недель опережают нас по развитию ситуации, поэтому мы знаем, как живется логистам в условиях жесткого карантина. Мы уже сейчас прогнозируем на май отток клиентов, спад наступит неминуемо. Уже сейчас топ-менеджент компании прорабатывает антикризисные сценарии развития. У нас есть в проработке и негативный сценарий, и позитивный. С точки зрения операционных работников, нам проще, часть из них — на сделке. Мы будем этим потоком грамотно управлять. С точки зрения офиса пока не планируем сокращений.

В итоге для нашей компании вход в новый кризис прошел практически безболезненно. Мы рассчитываем на то, что будем возить лекарственные препараты. Мы работаем со всеми крупными маркетплейсами, через которые пойдут продажи. Мы научились операционно управлять клиентскими всплесками. Это был положительный опыт 2019 года.

Игра вдолгую: Михаил Замыцкий, директор по развитию «Ситилинк»

В январь мы вошли очень хорошо, был высокий спрос. Все пошло по плану. Март, начиная с 9-го, мы ощутили в меньшей мере, чем продуктовый сегмент, но подъем спроса все-таки был. Он был спровоцирован двумя факторами: курс и распространение вируса. Также было в 2014 году. Народ стал скупать ноутбуки (по этой позиции, по нашим данным, рост в три раза), телефоны, крупногабаритная бытовая техника тоже подросли. По нашим расчетам, нам товара хватит на месяц простоя китайских производителей. С этой точки зрения не видим для себя угроз. Предполагая, что могут быть перебои с поставками, мы создали товарные запасы — мы вкороткую не играем.

Переформатируемся: Андрей Постников, управляющий директор ГК «ОРИЕНТИР» (управление складской недвижимостью)

Сегодня говорить о корректировке спроса на склады пока преждевременно. Сейчас мы наблюдаем драматическое смещение спроса из офлайна в онлайн.Что касается прогнозов, спрос переместится в сегмент фулфилмент-центров, на мой взгляд.

Это современный формат, который очень сильно отличается от склада, и дальше этот разрыв будет увеличиваться. Поскольку объемы продаж и дальше будут перемещаться в онлайн, неизбежно, что от участников рынка управления складской недвижимостью потребуется большое количество фулфилмент-центров. Если посмотреть на западный опыт, мы увидим там существенно более высокую концентрацию фулфилмент-функций, чем сейчас в России. В Европе эти объемы сконцентрированы у крупнейших маркетплейсов, через которые продается гигантский объем товаров. Именно маркетплейсы в России смогут выстраивать высокоэффективную логистику, привлекать еще больше объемов на склады. Да, рынок будет тяготеть к укрупнению, будет концентрироваться вокруг сильнейших игроков. Прогнозирую перенасыщение типовыми складами и дефицит фулфилмент-центров. Требования к ним повышаются, подобных объектов, которые удовлетворяют всем требованиям, мало на рынке. Увеличится стоимость строительства, поэтому подорожает стоимость квадратного метра складской недвижимости.

Разрыв товарных цепочек: Рубен Арутюнян, президент Henderson

Динамика посещаемости fashion-магазинов на конец марта — минус 30–40%. В феврале такого не наблюдалось —были праздники. В марте было много негативных новостей, все это влияет на настроения людей, на их желание совершать покупки. Если так дальше будет продолжаться, падение в нашем сегменте будет достигать 80%. Глобальные бренды затарены, поставки остановлены, разорваны цепочки глобальных поставок. Может быть, не самый плохой выход — закрыть все магазины. Через один–два месяца мы вернемся к нормальной жизни. Когда у вас продажи падают на 50%, плана действий нет. Новые договоренности с поставщиками, с банками — в этом направлении сейчас сосредоточены наши усилия. Уже сегодня европейские ритейлеры отказываются от поставок из Китая на осень. Ситуация еще хуже, чем мы сегодня можем себе представить. Если банки перестанут финансировать ритейл, будет сложно. Все делают акцент на маркетплейсы, на онлайн-магазин. Никто не в силах бороться с падением трафика в офлайне на 60–80 %.

Бегом на маркетплейсы: Татьяна Глазачева, CEO Robokassa

То, о чем платежные системы мечтали, неожиданно случилось. Путешествия, авиаперевозки — минус 70%, предрекали, что онлайн-кинотеатры дадут мощный рост платежей, но они проявили социальную ответственность — сделали бесплатный доступ. Расчет, конечно, на то, что потребители останутся после карантина на платной модели. Идет рост всего, что связано с доставками, особенно еды. Рестораны быстро сориентировались, обзванивают клиентов. Поднимайте базы, сажайте людей на обзвон клиентов — так сейчас делают все рестораны, это выход.

Что касается трансграничных переводов, роста не случилось, так как китайцы были на карантине. Покупательское поведение изменилось. Очень мощно развиваются маркетплейсы, надо просто бегом бежать на эти площадки. Взрывной рост по подключению в аптечном сегменте, хоть и не подписан указ об онлайн-доставке лекарств, все готовятся — подключаются. Обучение в онлайне растет: дети ушли на дистанционное обучение, платформы онлайн-обучения, сервисы репетиторские показали хороший рост. Все, что связано с получением новых знаний, переквалификацией, сейчас востребовано. Народ боится увольнений, старается расширить свои навыки, чтобы трудоустроиться как можно быстрее. Что будет со средним чеком по онлайн-оплатам? Сейчас есть взрывной рост, через 1–1,5 месяца все успокоится — люди просто потратят свои деньги. 

В ТЦ люди не вернутся: Ефим Алдухов, Основатель OMNI Solutions, Сооснователь UPGRADE

Объективно спрос на айфоны был, есть и остается стабильным. Нет никакого желания людей потратить последние деньги. Вырос немного спрос на ноутбуки — из-за перехода на удаленную работу. Народ пытался закупиться холодильниками, но волна небольшая. Среди товаров, которые часто покупают, ничего сильно не изменилось, люди ищут роботы-пылесосы, наушники и другие товары, которые с пандемией напрямую не связаны. Страшилка про то, что скоро закроются торговые центры, все-таки сработала, народ закупается в онлайне. Вырос спрос на товары для ремонта, оно и понятно: люди решили, почему бы не заняться ремонтом, пока все сидят дома. Однозначно, что, если в России закроются ТЦ, мы увидим принципиально другую модель поведения покупателей. Люди просто не вернутся в них после отмены карантина, по крайней мере, в том количестве, как до пандемии — это общемировая тенденция. С учетом того, что резко меняются логистические цепочки, передвижения по стране, мы, скорее всего, увидим рост b2b-e-commerc, все будут учиться торговать онлайн и заказывать товары, в том числе из-за рубежа, также в онлайне.

Коронавирус — это вирус возрастных людей в большей степени. И многие заботливые дети и внуки учат своих пожилых родственников заказывать в онлайне, в том числе лекарства. Почти все провинциальные магазины также очень быстро начнут делать доставку на дом. Скорее всего, это будет сделано «на коленке», но таким образом многие смогут найти работу. Сейчас высвобождаются десятки тысяч людей, им куда-то надо устраиваться, и они уходят в сегмент доставки. Желтые и зеленые человечки будут продолжать круглосуточно бегать по улицам городов.

Перебарщивать-то зачем: Алексей Федоров, совладелец ГК «220 вольт»

Москвичи очень боятся; чем дальше люди от Москвы, тем они спокойнее. Мы в регионах как работали, так и работаем. Я прогнозирую смерть очень многих компаний, потому что многие распустили персонал, закрылись, никто не работает. Перебарщивать-то зачем? Пандемия пандемией, а экономика экономикой. Мы все попробовали на прочность собственные системы, попробовали поработать из дома — поиграли и хватит. Да, это новый опыт, мы его получили. Нам надо работать, кормить семьи. Кто ищет, тот найдет, кто хочет, тот выберется.

Самое последнее, что можно просить у председателя правительства, — это налоговые льготы. Он — фискал, который потратил половину жизни на то, чтобы сформировать стабилизационный фонд нашей страны. К этому человеку всерьез идти с просьбой «Дайте налоговые льготы» — это сумасшествие. Ничего уникально плохого в нашей налоговой системе нет.

Сейчас даже с учетом пунктов выдачи заказов предоплата по заказам: 67% — это карточки, остальное — кэш. К концу года это будет 90% и выше. Предоплата станет стандартом, как во всем мире. В России появились три больших маркетплейса, которым люди доверяют. Кэш стремительно исчезает из жизни. Через какое-то время мы будем иметь 90% предоплат. Тогда логистика станет не столь важна. Логисты будут настолько много возить, сетка терминалов будет разветвленной, стоимость доставки по Москве не будет превышать одного доллара.

С точки зрения интернет-торговли коронавирус надо было запустить, чтобы увеличить обороты. Рынок онлайн-коммерции вырастет на 20–30%, если будет подписан закон об онлайн-торговле лекарствами. Да, аптечные сети формата «офлайн» вымрут. Следующий шаг — онлайн-торговля алкоголем, вопрос, разрешат или нет. Торговцы алкоголем вырастут в условиях карантина. Очень многие бизнесы умрут, малые могут стать средними — у муравьев появляется шанс. Спасение и счастье малого бизнеса — маркетплейсы, у них есть возможность наращивать компетенции в области качества товара, остальное оставить маркетплейсам. 

В интересное время живем, товарищи: Евгений Усенко, Chief Business Officer Inventive Retail Group

Мы живем в очень интересное время — мы наблюдаем глобальный кризис нового уровня. В таких условиях не так важна тактика, как стратегия. Безусловно, мы все ожидаем новых действий правительства, которые будут влиять на нашу тактику. Мы увидели колоссальный запрос от fashion-игроков, которые еще ни имеют онлайн-канала продаж. В офлайне мы видим падение. В сентябре–октябре увидим другую картину: это будет совершенно иной рост онлайн-рынка в России, когда те, кто сейчас пошли в онлайн, получат опыт. Сейчас надо пробовать все возможные варианты, с гигантами бороться можно и нужно. Лучший путь — маркетплейсы, у них есть логистика, опыт.

Сейчас трудно прогнозировать глубину падения рынка в целом, я советую сосредоточиться на российском рынке, так как границы закрыты, зарубежные рынки закрыты — просто невозможна логистика.