ПАНДЕМИЯ. МИРОВАЯ ТУРБУЛЕНТНОСТЬ



ПАНДЕМИЯ. МИРОВАЯ ТУРБУЛЕНТНОСТЬ

ТЕМА МЕСЯЦА/ПАНДЕМИЯ

Автор: Рубен Низард, экономист Coface

Эпидемия коронавируса спровоцировала резкий спад спроса на нефть со стороны Китая, одного из крупнейших мировых потребителей углеводородного сырья. По прогнозу Международного энергетического агентства, за 1 квартал 2020 года спрос на нефть снизится примерно на 435 000 баррелей в день. Учитывая развал сделки ОПЕК+, аналитики Coface снизили прогноз по среднегодовой цене нефти на текущий год с $60 за баррель до $45.

Для большинства стран-экспортеров нефти такая относительно низкая по нынешним меркам цена не является балансирующей, в том числе и для России. Нефтяной кризис негативно скажется на международной деловой активности. Темпы роста мирового ВВП по итогам года окажутся в лучшем случае скромными. Стоит отметить, что низкие цены на нефть могут оказывать стимулирующий эффект на рынки стран-импортеров нефти, однако вспышка эпидемии коронавируса стала серьезным ударом по индексу как потребительского, так и предпринимательского доверия. В результате существенного охлаждения рынка едва ли стоит ожидать увеличения глобального спроса и динамики потребления как на Евразийском континенте, так и в Северной и Южной Америке.

Кому достанется первый удар?

Разумеется, первыми удар нефтяного кризиса примут на себя компании, занимающиеся разведкой и разработкой нефтяных месторождений. Судя по текущей обстановке, рост числа банкротств в данном секторе в 2020 году неизбежен.

Низкие цены на нефть могут предоставить возможности для увеличения маржи прибыли ряду секторов-потребителей нефти (транспортный сектор, производство топливных присадок и т. д.), однако последствия эпидемии коронавируса отрицательно скажутся на спросе со стороны конечных потребителей, поэтому пока трудно сказать, выиграет ли какой-либо бизнес от резкого снижения цен на нефть. На сегодняшний день можно предположить, что негативные последствия резкого снижения объемов потребления наверняка нивелируют позитивный эффект снижения цен на нефть для транспортного сектора и химической промышленности

Торговые связи рушатся

Сегодня уже никто не сомневается, что коронавирус окажет существенное влияние на российскую экономику. Китай, который на данный момент пострадал от эпидемической вспышки сильнее всех остальных стран, — важный торговый партнер России, второй крупнейший по объемам как экспортного, так и импортного товарообмена. В 2019 году на Китай пришлось 12% от общего объема российского экспорта, а китайский импорт составил 22% от общего объема ввозимых в РФ товаров.

Несмотря на то, что темпы распространения эпидемии коронавируса в Китае замедлились, экономика страны уже пострадала от эпидемической вспышки. Экономические индикаторы, опубликованные к настоящему моменту, указывают на охлаждение китайского рынка. Так, индекс деловой активности (PMI) упал в феврале до 35,7 пункта, то есть гораздо ниже «переломных» 50 пунктов. Напомним, если индекс PMI превышает 50 пунктов, это говорит об увеличении объемов промышленного производств в стране, падение же ниже 50 пунктов указывает на уменьшение объемов производства.

Согласно первичным оценкам, за январь объемы российского экспорта в Китай упали на 21%. Сильнее всего пострадал экспорт древесины, минералов и других видов сырьевых ресурсов. Экономисты компании ожидали, что экономика Китая замедлит темпы роста еще до того, как произошла первая вспышка коронавируса — рост экономики КНР сдерживает торговая война с США, и первая фаза торговой сделки между державами, на наш взгляд, не слишком улучшила обстановку на рынке Поднебесной, так как большинство повышенных импортных тарифов по-прежнему остается в силе.

Вместе с Китаем падает все

Несколько месяцев назад экономисты Coface прогнозировали, что темпы роста ВВП Китая по итогам 2020 года составят 5,8%, однако, если принять во внимание недавние события, можно заключить, что темпы роста вряд ли перешагнут отметку в 5%. России ухудшение обстановки на китайском рынке невыгодно, так как ее внешнеторговая политика в настоящий момент в большей мере ориентирована скорее на Восток, нежели на Запад, что вполне логично, если учесть санкционную политику США и ЕС и российское продуктовое эмбарго.

Стоит также помнить, что важен не только экспорт страны, но и ее импорт. Снижение объемов производства определенных видов продукции в КНР может быть в некоторой мере нивелировано за счет того, что часть китайского производства «перехватят» производители в других странах, однако полностью компенсировать простой китайских мощностей они, разумеется, не смогут. Кроме того, рост цен на импортные базовые материалы может вызвать ускорение темпов инфляции в РФ.

Может пострадать и российская индустрия гостеприимства: в 2019 году граждане Китая составили 7,4% от общего турпотока в России, поэтому временное ограничение свободы передвижения для жителей КНР может обернуться снижением прибыли российских туроператоров.

Сырьевая пропасть

Еще одна проблема для России — возможное снижение цен на сырье, в частности, на углеводороды. Китай — крупный импортер сырьевых ресурсов, и снижение спроса со стороны такого важного покупателя может вынудить поставщиков сырья снизить цены. Цена барреля нефти марки Brent давно упала существенно ниже $50. Такая цена является балансирующей для российского бюджета, и тем не менее доходы РФ от экспорта нефти по итогам года могут существенно снизиться. На наш взгляд, позитивный эффект дополнительных бюджетных вливаний, запланированных властями России на этот год, может оказаться несколько стёртым из-за действия неблагоприятных внешнеэкономических факторов. Пока трудно оценить, какими окажутся последствия ухудшения макроэкономического климата для российского рынка, однако уже сейчас можно сказать, что темпы роста российского ВВП по итогам 2020 года вряд ли превысят 1,3%.

Также стоит отметить, что распространение коронавируса окажет существенное негативное влияние на мировой рынок в целом, и негативные макроэкономические последствия эпидемии не обойдут стороной и Россию. Китай — это крупный рынок, события на котором отражаются на глобальной деловой активности. Со времен вспышки атипичной пневмонии в 2003 году Китай гораздо более тесно интегрирован в международный рынок, потому и обстановка на нем может заметно влиять на мировую экономику. Если в 2002 году доля китайской экономики в мировом ВВП составляла всего 6%, в 2019-м — уже 17%. Доля КНР в общем объеме международного товарообмена выросла за тот же период с 4% до 11%. Неблагоприятная обстановка на рынке Поднебесной может негативно сказаться не только на России, но и на других ключевых торговых партнерах РФ. Наконец, текущие события неизменно приведут к турбулентности на валютном и фондовом рынках.