Госдума приняла важный закон



Госдума приняла важный закон

Станислав Смагин, руководитель Пресс-центра Адвокатского бюро

Депутаты Госдумы приняли закон об ограничении применения ст. 210 Уголовного кодекса за организацию преступного сообщества в отношении бизнеса, с этой инициативой выступил президент Владимир Путин. Адвокаты из Адвокатского бюро г. Москвы "Щеглов и Партнеры" прокомментировали принятый закон.

Депутаты Госдумы на пленарном заседании в четверг приняли в третьем, заключительном чтении пакет президентских законопроектов, направленный на вывод бизнес-структур из-под уголовной статьи об организованных преступных сообществах (ОПС), если эти структуры не были заведомо созданы для совершения преступлений.

Поправки предлагают внести к ст. 210 - примечание, по которому учредители, участники, руководители, члены органов управления и работники организации, зарегистрированной в качестве юрлица, а также руководители и работники ее структурного подразделения не подлежат уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ "Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)" только в силу организационно-штатной структуры. Исключения составляют случаи, когда организация заведомо создавалась для совершения преступлений, пояснил глава профильного комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. "Предложенное изменение позволит исключить применение ст. 210 УК РФ в отношении предпринимателей, которые осуществляют обычную экономическую деятельность и никак не связаны с организованной преступностью", – отметил депутат.

Законопроект предлагает установить в Уголовном кодексе суммы крупного и особо крупного размера нерепатриированных денежных средств: крупный размер – в сумме от 100 млн рублей, особо крупный – 150 млн рублей. Также предлагается закрепить равную повышенную уголовную ответственность за эти деяния, совершенные по предварительному сговору или организованной группой. Также предлагается пересмотреть суммы налоговых недоимок по налоговым преступлениям.

Еще один закон, принятый Госдумы, связан с нарушением валютного законодательства. По нему меняются условия привлечения к ответственности за нарушения требований валютного законодательства о зачислении или о возврате денежных средств. Ст. 15.25 КоАП дополняется новой частью 5.2, в которой прописана административная ответственность за нарушение резидентом обязанности по репатриации валюты в сумме свыше 100 млн. рублей, если действия не содержат уголовно наказуемого деяния. "В случае если лицо, ранее подвергнутое административному наказанию, совершит такое деяние повторно, то к нему будут применяться уже уголовные нормы. В этих целях вносятся изменения в ст. 193 УК РФ", – пояснял Крашенинников.

Документ также вводит административную преюдицию, тем самым смягчая уголовное наказание за нарушение требований валютного законодательства. Так, нарушения в части зачисления или возврата денежных средств, совершенные в крупном размере, будут признаваться преступлением, если лицо, которое их совершило, ранее уже подвергалось административному наказанию за аналогичное деяние. Одновременно документ усиливает уголовную ответственность за уклонение от репатриации денежных средств группой лиц по предварительному сговору. Так, максимально возможный штраф по этой статье достигнет 1 млн рублей, а тюремный срок – пяти лет.

Партнер Адвокатского бюро адвокат Артем Александрович Лиляк отметил: "Несколько лет назад, кто-то очень талантливый из правоохранительных органов решил, что действующее законодательство в отношении юридических лиц слишком сильно гуманизированно. В УК и УПК вводились прямые запреты на  избрание в отношении предпринимателей меры пресечения виде заключения под стражу, стали массово использоваться иные меры пресечения, такие как домашний арест, запрет совершения определенных действий, залог". В таких условиях правоохранители теряли огромный рычаг для давления на фигурантов дел. Дубину в виде СИЗО стало сложно применять, а давить и мучить обвиняемого, не находящегося в изоляции от общества, достаточно проблематично. И тут на ум пришла приславутая ст. 210 УК РФ. Раз в компании имеется штатное расписание, должностные инструкции, приказы и распоряжения руководителей, то это же готовая организованная преступная группа, и тогда ограничения на заключение под стражу уже не действует. Коммерсанты снова массово стали пополнять и без того переполненные камеры следственных изоляторов. И при этом ни следователи, ни суды на стадии предварительного расследования вообще не принимали во внимание, что та или иная компания действуют на рынке многие годы или даже десятилетия, а подозрение в совершении одного или пусть даже нескольких экономических преступлений автоматически приравнивалось к «созданию организованной преступной группы".

Смешно же, право дело – создать в прошлом компанию, осуществлять предпринимательскую деятельность годами, только для того, чтобы в один прекрасный день совершить инкриминируемое следствием деяние. Большая часть дел, в которых ст. 210 УК РФ была «пристегнута» к преступлениям в сфере экономической деятельности в судах не выдерживала и прекращалась. Да и сами преступления частенько оказывались обычными гражданско-правовыми отношениями.

Сейчас руководство страны услышало мнение бизнеса, о том, что они никакие не мафиози. И появляется надежда, что предприниматели и промышленники смогут сотрудничать со следствием не из застенков изоляторов.

А изменения валютных составов позволит российскому бизнесу, в условиях риска экономических санкций со стороны наших «зарубежных партнеров» в отношении неограниченного круга лиц, не переживать, что за первое же нарушение правил валютного контроля они не окажутся на скамье подсудимых».

Напомним, 15 января президент Владимир Путин в рамках обращения с посланием к Федеральному собранию сообщил, что внес на рассмотрение Госдумы поправки, убирающие "размытые нормы в части уголовного законодательства в части так называемых экономических составов». Он подчеркнул, что по ст. 210 ст. УК РФ любая компания, чьи руководители нарушили закон, могла квалифицироваться как организованное преступное сообщество, следовательно, под статью подпадали почти все сотрудники. Данную ситуацию он назвал недопустимой, добавив, что необходимо «внести изменения в действующий закон".