МОСТ, КОТОРЫЙ НЕ СГОРЕЛ



МОСТ, КОТОРЫЙ НЕ СГОРЕЛ

 

 

В самый разгар войны санкций, в холодные политические времена американские компании открывают новые производства в России и продолжают доказывать, что бизнес — надежный мост, который соединяет экономики разных стран. Сегодня вектор американских инвестиций разнонаправлен. На инвестиционном форуме в Сочи представители крупного американского бизнеса, как и бизнесмены из других стран, будут присматриваться к российским регионам и знакомиться с инвесткомандами губернаторов.

 

Американский бизнес не прерывал деловых связей с Россией даже в самой острой фазе санкционного периода. Многие крупные корпорации с американским капиталом глубоко вросли корнями в российскую экономику и играют заметную роль во многих отраслях и регионах. Последние два года Американская торговая палата, которая с середины 1990-ых представляет интересы инвесторов из США в России, фиксирует меньший интерес к вопросам санкций и большее желание развивать бизнес в России. О том, как предвыборной год в США скажется на желании американского бизнеса инвестировать в нашей стране, и о том, чего опасаются крупные бизнесмены Америки перед приходом в Россию, редакция ФБЖ спросила Алексиса Родзянко, Президента Американской торговой палаты в России, опытного финансиста, выходца из крупного американского бизнеса.

 

Как вы трактуете перестановки в российском правительстве? Для вашей работы в России какое значение они имеют?

— Естественно, эти перемены крупные, мы ждем каких-то изменений. Но у этих событий очень разные толкования. Позитивно то, что новое правительство даст новый толчок к развитию. Можно надеяться, что будут действия, нацеленные на улучшение экономического результата: рост экономики и благосостояния граждан. С точки зрения инвестирования и бизнес-климата, может быть, появилась некая ясность на более длительную политическую перспективу, чем было до этих перемен.

— Что вы имеете в виду?

— Структуру власти после завершения срока Владимира Путина. Мне кажется, что 2024 год теперь стал более понятным. Может быть, некоторые инвесторы, которые думали-гадали, что же будет, теперь могут прогнозировать, планировать более уверенно. Есть основания думать, что будет более последовательная и спокойная перемена власти после ухода нынешнего президента.

— Итоги 2019 года. Какова динамика инвестирования американского бизнеса в российскую экономику за последние пять лет?

— Если смотреть на последние пять лет, то первые два года из них были довольно сложными: резкое падение цен на нефть, девальвация рубля, введение санкций. Но все эти пять лет американские компании продолжали работать в России вполне успешно и даже прибыльно. 2019 год, по ощущениям, был очень похож на 2018-ый: инвестиции на приличном уровне с небольшой тенденцией к росту, который наметился еще в 2017–2018 годах. Компании реструктурировались, сжались, работая в условиях санкций. Инвестировали без расчета на бурный рост, но с целью поддерживать и иногда даже укреплять свои рыночные позиции на российском рынке. Сдерживающий фактор в виде санкций создает два момента: во-первых, необходимо соблюдать действующие санкции, и, кроме того, они создают обстановку неопределенности, которая усложняет принятие решений по инвестициям: а что если еще что-то запретят? Фактор неопределенности действует негативно на принятие важных инвестиционных решений. Я думаю, что это относится не только к американским компаниям, но и к европейским, китайским, японским.

— Неопределенность и санкции — единственные факторы, которые влияют на американские инвестиции в Россию, или есть и другие сопутствующие риски?

— Большая часть проблем и рисков генерируется здесь, в России: властями, законами, российским правоприменением. Все это влияет на принятие решений в бизнесе.

— Назовите топ-5 рисков для американских инвесторов.

— Дело Baring Vostok Capital Partners и арест Майкла Калви, бизнесмена, который много инвестировал в России, очень сильно сдерживает частный капитал, который ищет выход на растущие молодые бизнесы. Это сильный и очень яркий фактор, который негативно влияет на развитие российской экономики, он оказывает отрицательное влияние и на российский бизнес. Дело Калви только подчеркнуло, что такой риск существует и для иностранных инвесторов в том числе.

Какой сигнал получил американский бизнес в связи с арестом М. Калви?

— Дело Baring Vostok возникло из-за коммерческого спора — спора между акционерами. Уголовное преследование в коммерческих делах очень сильно тормозит развитие бизнеса во всей стране. И то, что Калви и его партнеры находятся уже почти год под арестом, — лишь один пример. По данным, которые приводил бизнес-омбудсмен Борис Титов, еще около 6000 человек находятся в похожей ситуации в России: это те российские бизнесмены, которые также уголовно преследуются по каким-то вопросам, связанным с их коммерческой деятельностью.

— То есть настораживает то, что российское государство использует уголовное преследование как инструмент разрешения споров коммерческих компаний?

— Это не опасение. К сожалению, это действующий факт.

Какие цели вы ставите перед собой на инвестиционном форуме в Сочи?

— Главный игрок на этом форуме — премьер-министр. Все ждут его визита и выступления.

— Вы с ним еще не знакомы?

— Пока нет. Мы знакомы с ведомством, которое он возглавлял до правительства. И работает оно, надо сказать, очень профессионально.

— Есть за что хвалить налоговую службу России? Как вы как опытный финансист, банкир оцениваете тот багаж, который Михаил Мишустин принесет с собой из налоговой службы?

— Этот багаж может быть очень полезен. Действительно, результаты работы налоговой службы заметны в стране, они конструктивны. Как я вижу, Мишустин — опытный руководитель и достаточно упорный человек, добивается результатов, и это то, что нужно сейчас правительству.

Кроме того, на Сочинском форуме всегда хорошо представлены регионы — губернаторы и их инвестиционные команды. Американские компании развивают бизнес не только в Москве, у нас большая программа по взаимодействию американских инвесторов и региональных властей. И Сочинский форум дает возможность пообщаться лично с первыми лицами регионов и руководителями их «экономических блоков». Мы готовим свою региональную программу на год, в Сочи рассчитываем о многом поговорить с региональными властями, обсудить конкретные проблемы по привлечению инвестиций в региональные экономики. Хотим понять, с кем можно работать, кто реально заинтересован в развитии инвестиций и в работе с американским бизнесом.

— По вашему опыту, в каких регионах губернаторские команды действительно работают над развитием инвестклимата?

— Регионы и команды не все одинаковы. У наших инвесторов есть предпочтения к определенным регионам и их подходам. Практически все региональные власти декларируют, что они заинтересованы в инвестициях. Но то, как они воплощают проекты в жизнь, — здесь есть между регионами большая разница. Кто-то реально делает, а кто-то начинает и не доделывает.

— Чего не хватает региональным властям для успешного завершения и реализации крупных инвестпроектов?

— Приведу пример. Мы работаем с одной компанией, которая решает, где строить производство по переработке сельхозпродукции. Они смотрели на два региона: в одном были подходящие земли, и там инвесторы получили ответ в духе «то, чего вы от нас хотите, мы сделать не можем». В результате инвестор ушел в другой регион, где с ним общались в другом ключе: «Какие у вас проблемы? Чем мы можем помочь? Вот наши предложения, как это можно сделать». Отношение было очень разное у региональных властей.

Приведу в пример Липецкую область: в регионе есть особые экономические зоны, где работает шесть американских компаний. В прошлом году там было открыто новое производство электротехники компании Honeywell. Крупное предприятие компании Boeing работает в Челябинской области, и оно было запущено в не самые простые времена — в 2018 году, но региональным властям удалось привлечь американские инвестиции благодаря особым условиям в экономической зоне «Титановая долина». В Воронежской, Тульской областях тоже реализуются крупные американские инвестпроекты.

Большой шаг вперед сделала Ленинградская область, существенно подняв свой инвестиционный рейтинг. Здесь лидер среди инвесторов — компания International Paper, которая организовала совместное предприятие с АО «Группа Илим».

Американских инвесторов интересует Сахалин, но их работа в этом регионе сильно ограничивается секторальными санкциями. Американские инвесторы видят Россию как один из самых больших и привлекательных европейских рынков, особенно в энергетике и нефтегазовой отрасли. Потенциал огромный, но он сдерживается санкциями.

Американские компании очень активны в сегментах FMCG и HoReCa в России: у всех на слуху такие бренды, как, например, Макдоналдс, KFC, P&G. Они активно сотрудничают с местными поставщиками, работают на местном сырье, открывают в России производства и крупнейшие логистические центры.

— Сейчас в Госдуме на рассмотрении депутатов находится законопроект о защите инвестиций. Насколько важно его принятие для американских инвесторов?

— Российские законы в этой области далеко не худшие. Проблемы в правоприменительной практике. И даже здесь, если сравнивать ситуацию сегодня и 10 лет назад, есть существенный прогресс. Инвестиционный климат в России подходит для крупных компаний, которые пустили корни в российскую экономику и могут на равных общаться с властями. Для них сценарии, как с Baring Vostok, маловероятны, у них достаточно большие ресурсы, чтобы договариваться с властями. Мне кажется, вопрос независимости и непредвзятости судебной системы — это наиболее чувствительный момент для инвесторов. В Америке более устоявшаяся судебная система, есть больше уверенности в независимости принятия решений. В России много примеров, когда принимаются неправомерные решения либо в силу некачественной работы правоохранительной системы, либо под очевидным давлением извне.

— Какие ниши в российской экономике могут быть интересны американскому инвестору?

— Энергетика, транспорт, аэронавтика, фарма, FMCG, сельское хозяйство.

— Как выборы президента США влияют на принятие решений американских инвесторов?

— Точки трения между Россией и Америкой, конечно, определяют в итоге объем инвестиций в российскую экономику. В этом смысле важно, как сложится предвыборная кампания в США, и кто станет новым президентом.

Конечно, сегодняшний президент слышит американский бизнес, его отношение к бизнесу лучше, чем было у президента Обамы. Трамп — человек из бизнеса, для него первый показатель успеха страны — успех бизнеса. И он сегодня есть: рынок капитала находится на рекордных уровнях, результаты работы крупнейших компаний положительные. При Трампе были сняты многие бюрократические барьеры, и бизнес стал чувствовать себя лучше, чем при предыдущей администрации. Даже на фоне санкций, несмотря на прохладные политические отношения между двумя странами, у Трампа к бизнесу, который работает в России, более положительное отношение. Если сравнивать две администрации — Обамы и Трампа, то предыдущая мешала и не помогала, нынешняя в чем-то мешает, в чем-то помогает деловому сообществу. Транслируется следующая позиция из Белого дома: «Мы будем вас ограничивать, но мы не запрещаем вам вести бизнес. Там, где мы вас ограничиваем, будьте добры соблюдать правила. Но там, где мы вас не ограничиваем, пожалуйста, развивайте бизнес». Для Американской торговой палаты это важный посыл: важно, чтобы деловые отношения между странами сохранялись, и еще лучше, если они будут развиваться.

— Ваш прогноз на политический год в США.

— Мы сейчас наблюдаем за процессом импичмента президенту. И в связи с этим возникла пауза в отношении действий США относительно России. Это, безусловно, связано с импичментом. Никаких законодательных инициатив в адрес кого-либо быть не может. Вероятнее всего, Сенат не снимет президента Трампа. И тогда все переключаются на предвыборную кампанию между Трампом и кем-то другим. Это будет довольно скоро. После праймериз, когда будет определен кандидат от демократов, может снова возникнуть вопрос России. Важно, кто из кандидатов какую позицию займет. Тогда мы и ждем каких-то действий в отношении России: либо усиление санкций значительное, либо усиление санкций, но слабое, либо угроза усиления санкций в будущем в случае обвинения во вмешательстве в выборы США.

— Кажется, бизнес привык жить в условиях санкций?

— Об этом можно судить в том числе по нашим мероприятиям. В 2018 году мы пять раз встречались и анализировали действия, связанные с санкциями, на эти встречи пришло 900 человек. В 2019 году было всего две таких встречи, на которые пришло всего около 200 человек.

— Совет «капитанов» российского и американского бизнеса, о котором после встречи с Трампом в Хельсинки говорил президент Путин, — кому он нужен, и какие задачи на него возлагаются?

— Такой совет де-факто существует еще с прошлого века. В России его роль выполнял Российско-американский деловой совет, который со временем вошел в состав РСПП, в США — Американо-российский деловой совет (U.S.-Russia Business Council, USRBC). Мы близкие партнеры и с РСПП, и с USRBC, все мы ведем работу по развитию деловых связей между Россией и США. Сейчас весь вопрос в том, когда и где будет организована общая встреча «капитанов бизнеса» с российской и американской стороны.

— В этом стремлении наладить работу совета «капитанов бизнеса» есть что-либо, кроме политики?

— Да, признание того, что бизнес — мост, который надо укреплять. Какие отношения между нашими странами сегодня продолжают жить? — Это, прежде всего, деловые связи. Российская сторона всегда говорила: вы здесь желанные гости, мы ни в коей мере не будем вас притеснять, и то, что вы из США и у вас американская прописка, — это не станет для вас «черной» меткой.

— На кого ставите в выборах США?

— Когда действующий президент идет на выборы, на его стороне есть преимущество: держащий это место имеет лучшие шансы, чтобы удержать его. С точки зрения кармана американца все хорошо. С точки зрения внешней политики — не было объявлено новых войн, потери меньше. Трамп оказался не воякой, он нацелен на мир. Президент добился промежуточного соглашения с Китаем — это козырь для него. Импичмент и методы борьбы Трампа — скорее минус, чем плюс. По совокупности получается, что Трамп, вероятнее всего, останется.

— В этот непростой с политической точки зрения год для США какие задачи Американская торговая палата намерена решать в России?

— Если мы сможем добиться пусть даже скромного роста, это будет большим достижением. Наша прямая задача — удержать стабильную ситуацию и стремиться к росту. Если появится попутный ветер в виде политических решений, нам будет действовать гораздо легче, но я на это особо не рассчитываю. Я реалист, оптимист я лишь в том, что не вижу реальной почвы для конфликта между Россией и США.

— Если бы не было никаких санкций, мы бы почувствовали разницу в уровне развития деловых связей и приросте инвестиций?

— Если Россия займется своим бизнес-климатом, это будет значить для инвестора гораздо больше, чем любые политические решения. Главное, что может сделать Россия, — улучшить свой инвестклимат, сделать себя привлекательной страной для инвестирования. Во многом тогда отойдут на второй план те геополитические риски, которые сейчас кажутся существенными.