ОСНОВА ХОЗЯЙСТВА — БОЛЬШИЕ ДЕЛА



ОСНОВА ХОЗЯЙСТВА — БОЛЬШИЕ ДЕЛА

Не малым единым

Основа хозяйства — большие дела

  

За очевидной бедностью МиСБ есть и другие объективные экономические причины. Рост объёма производства в определённых пределах снижает затраты на единицу товара и/или услуги — следовательно, в тех же пределах большой бизнес при прочих равных условиях выгоднее.

 

Кто в Российской Федерации только не занимался обустройством малого (а заодно и среднего) бизнеса! Было даже в правительстве одно время специальное ведомство под руководством ни много ни мало Ирины Муцуовны Хакамады — одной из главных в нашей стране гуру веры в благотворность неограниченной свободы личности безо всякой оглядки на общество. В самом деле, малый бизнес — вроде бы идеальное воплощение такой свободы: работаешь только сам или с ближайшими родственниками да верными друзьями, интересуешься только нуждами клиентов, выходящих на тебя напрямую, и тех, кто может быть вполне сходен с ними по вкусам и потребностям…

Но судя по непрекращающимся жалобам, больших успехов у малого (и среднего: тут граница в разных государствах проходит по разным уровням и даже определяется по разным критериям) бизнеса пока несравненно меньше, чем в странах, всё ещё почему-то именующих себя развитыми. Там, судя по отчётам, по меньшей мере, три четверти — а то и девять десятых — людей, занятых общественно полезной (то есть такой, чьи плоды действительно востребованы не только родными да близкими) деятельностью, относятся именно к этой категории, да ещё и дают заметную долю налоговых отчислений. У нас же и народ в основном стремится работать в крупных структурах (в том числе и государственных — уж куда крупнее), и бюджет наполняется по большей части крупнейшими предприятиями (да ещё работающими не столько на внутренний рынок, сколько на экспорт — на потребителя вовсе не близкого).

Да и просьбы самих малых и средних бизнесов (МиСБ) не меняются с перестроечных времён и по сей день. Снизить налоги. А ещё лучше — предоставить субсидии хотя бы на время первоначальной раскрутки. Сократить требования — по безопасности, по качеству, по стабильности… То, что останется, проверять чем пореже — а лучше вовсе не замечать нарушений: мол, клиенты сами разберутся и в случае чего накажут невидимой рукой рынка, а тех, кто недостаточно бдителен, выручит страховка.

Что значат эти скромные пожелания в переводе на экономический язык? МиСБ способны прокормить в лучшем случае самих себя, а на общественные нужды у них обычно сил не хватает. При скромном размахе действий непосильны и правила техники безопасности — невзирая даже на то, что пишутся они кровью их нарушителей.

Кстати, расхожее мнение о неустранимых противоречиях между разными видами требований по безопасности, насколько я могу судить, изрядно преувеличено. Скажем, полиция требует, чтобы окна оружейного магазина закрывались надёжными противовзломными решётками, а пожарные хотят, чтобы те же окна были доступны для свободной эвакуации на случай пожара, весьма вероятного в месте скопления боеприпасов. Неужто так сложно сделать решётку, закреплённую замками, недоступными снаружи, но легко и быстро открываемыми изнутри — тягами от рукояток рядом с оконными проёмами?

А уж налоговыми поступлениями от МиСБ в отечественных условиях можно зачастую и вовсе пренебречь. Главный наполнитель федерального бюджета — экспорт, причём по большей части высокотехнологичный — оружие — и/или крупнотоннажный — продовольствие, металлургическая продукция, энергоносители… Всё это — деятельность не для МиСБ. С точки зрения общества в целом достаточно, чтобы его участники обеспечивали хотя бы самих себя (да немногочисленных — по определению — наёмных работников), не требуя пособий по безработице: чем бы дитя ни тешилось — лишь бы не вешалось.

Увы, чаще всего не выходит даже такой скромной степени снятия нагрузки с общества: по всей мировой статистике, вероятность разорения тем выше, чем меньше бизнес — и РФ не выпадает из общей закономерности. Ведь и колебания внешних обстоятельств, и последствия собственных управленческих ошибок захлёстывают лодку тем болезненнее, чем ниже у неё борта.

Но за очевидной бедностью МиСБ есть и другие объективные экономические причины. Рост объёма производства в определённых пределах снижает затраты на единицу товара и/или услуги — следовательно, в тех же пределах большой бизнес при прочих равных условиях выгоднее. Он, правда, менее поворотлив, ибо длинные технологические цепочки сложнее перенастраивать, а по длинным управленческим цепочкам сигнал проходит дольше. Поэтому МиСБ первым бросается в авантюры, а большой потом скупает удачливых (так, легендарная MicroSoft разработала с нуля куда менее десятой доли своих программ). Но на длинных дистанциях — особенно при стабильных условиях — тяжеловесы, как правило, выигрывают.

Ещё одну причину отмечал ещё Карл Хайнрихович Маркс. В развитой экономике переток капитала между предприятиями и отраслями выравнивает норму прибыли. Следовательно, существует некий минимум работников, необходимый для прокормления владельца предприятия. Если бизнес меньше, владельцу приходится трудиться самому — наравне с нанятыми, а то и тяжелее. Наёмные работники — сперва в СССР, а потом под давлением его примера и во многих других странах с сопоставимым уровнем развития — добились восьмичасового рабочего дня. Многие ли малые и средние предприниматели в этих странах могут похвастать, что работают меньше двенадцати часов в сутки?

Кстати, тамошние проблемы МиСБ, судя по жалобам и требованиям его владельцев, изрядно напоминают наши. Да и статистика разорений сходная. Значит, проблемы существуют не только в головах предпринимателей.

Похоже, просьбы МиСБ о способах его раскрутки не соответствуют — или хотя бы не в полной мере соответствуют — его подлинным потребностям. Очевидно, сам взгляд на МиСБ — что изнутри, что снаружи — неточен.

Раз бизнес малый — его естественным образом рассматривают крупным планом. Но попробуем посмотреть на всю картину хозяйства, куда он вроде бы так плохо вписывается.

Любимые экономическими гуру примеры МиСБ — узкоспециализированные производители разной промышленной мелочи. Например, изготовитель амортизаторов для автомобильных подвесок может обслуживать своей продукцией сразу несколько компаний, конкурирующих между собой, делая по сути одни и те же компоненты на одних и тех же станках и содержа нескольких работников для поднастройки одной–двух деталей сообразно требованиям заказчиков. Но вполне очевидно: такое производство по сути вписано в громадный конвейер и числится формально самостоятельным лишь по чисто организационным соображениям. То и дело подобные предприятия выделяются из состава крупных концернов или, наоборот, вливаются в них — но в любом случае сама возможность их существования зависит именно от благополучия большого бизнеса.

Впрочем, львиная доля МиСБ не вписана в длинные технологические цепочки. Мастер эффектных причёсок — хоть человечьих, хоть собачьих — зависит разве что от изготовителей парикмахерского инструмента. Мастер индивидуального пошива, конечно, нуждается в поставщиках тканей, нитей, швейных машин и/или иголок — но даже если кто-то из таких поставщиков уйдёт с рынка, портной без труда найдёт нового, скорее всего даже не прервав обслуживание собственной клиентуры на время поиска. Булочник из хрестоматийного исследования Адама Адамовича Смита или иной организатор общественного питания и подавно не интересуется сменой лиц за прилавками рынка, где закупает сырьё на очередной день своей работы.

Но все подобные досточтимые люди зависят от изобилия и благополучия своих клиентов. Невозможно прокормиться художественной стрижкой собак, если в ближайшей окрестности слишком мало людей, чьё состояние достаточно для достойной оплаты подобной работы. Трудно свести концы с концами ресторатору в районе, чьи обитатели сводят концы с концами с таким же трудом и вынуждены по большей части кормиться дома, возмещая бесплатностью собственного стояния у кухонной плиты переплату при розничной закупке.

И нельзя уповать только на взаимообслуживание разных МиСБ. Ведь все они расходуют ресурсы: сырьё, энергию… Да и на инфраструктуру опираются обширную. А добыча ресурсов и создание инфраструктуры — задачи, как правило, слишком объёмные для МиСБ.

Благополучнее крупные производства — легче развивать МиСБ. Тысяча зайцев не заменит слона — зато прокормится листвой с наломанных им веток.