Итоги года: что даст внутренний рынок российским металлургам



Итоги года: что даст внутренний рынок российским металлургам


В марте ЕС ввел санкции против российских металлургов, ограничив импорт некоторых видов стальной продукции. Сильнее всего пострадала «Северсталь», компании тогда пришлось полностью отказаться от экспорта в Европу.

Влияние санкций крупнейший акционер и председатель совета директоров «Северстали» Алексей Мордашов сравнил с морозом.

«Мороз — вещь в принципе опасная, и даже может привести к смерти. Он способен сильно нарушать нашу жизнь и приносить нам проблемы. С этим можно жить, но не просто так. Нужно постоянно крутиться–вертеться и не забывать о правилах жизни с морозом», — нарисовал картину новой реальности бизнесмен.

НЛМК следующим попал под прицел санкций. Летом свой прогноз относительно отрасли представил Владимир Лисин. По оценкам его компании, российские предприятия черной металлургии по итогам года снизят производство на 15% — на 11 млн тонн.

Ограничения Запада в целом сказались на всей отрасли, провоцируя падение продаж. Металлурги разом столкнулись с потерей премиальных рынков и отказом западных компаний поставлять необходимое оборудование, повышением фискальной нагрузки и крепким рублем.

В марте Европа запретила импортировать продукцию из железа и стали, произведенную в России. В октябре ЕС утвердил уже восьмой пакет санкций, который должен был включать запрет на импорт из России полуфабрикатов для металлургии. Однако призыв занимающихся производством стального проката локальных компаний, получающих до 80% необходимого сырья из России и Украины, временно заставили европейских чиновников отложить запрет на импорт стальных полуфабрикатов до 2024 года.

Эксперты, изучая разные источники, традиционно пытались дать оценки влияния санкций на отрасль.

«Только продажи «Северстали» в Европе в 2021 году составили почти 4 миллиарда долларов, продажи НЛМК в ЕС – 2,8 миллиарда долларов, чуть менее чем по 1 миллиарду долларов – у «Евраза» и ММК, и около 500 миллионов долларов – у «Мечела», — приводили мнение аналитика ФГ «Финам» Алексея Калачева РИА Новости.

От разорения сталеваров спасут новые рынки, заявляли в течение года власти. Минпромторг в стратегии развития металлургического сектора до 2030 года дал российской промышленности восемь лет на восстановление: два года уйдут на адаптацию к санкциям, остальные – на переориентацию логистики и непосредственно выходу на новые рынки.

Россия намерена развивать поставки металлопродукции в Турцию, Иран, Китай, Индию, а также страны Северной и Западной Африки и Азиатско-Тихоокеанского региона, рассказывал вице-премьер - глава Минпромторга Денис Мантуров. Однако эксперты советуют не испытывать больших надежд: рынки Юго-Восточной Азии, куда перенаправляют свой экспорт другие сырьевые сектора, оказался неподходящим для стали, именно в этом регионе расположено более 70% мировых сталелитейных мощностей.

В металлургических компаниях также высказывались скептически: затраты на логистику могут достигать 40% от стоимости продукции, а избыточные мощности китайской промышленности вынуждают российских металлургов объявить бессрочную распродажу.

Подводя итоги для отечественной металлургической отрасти, эксперты делают вывод, что внутренний рынок смог в какой-то степени принять на себя часть выпадающего экспорта. Поддержать внутренний спрос могли строительная отрасль, а, возможно, и оборонная (открытой информации об этом нет).

Но надолго ли? Зима снизила запросы строителей, а экспортные поставки затруднены крепким курсом национальной валюты. Ещё более жестко относительно возможностей внутреннего рынка высказался глава РСПП Александр Шохин:

«Внутренний рынок 3 миллиона может поглотить, остальное куда? На склад? Сокращать людей?».

Согласно оценкам аналитика Калачева, по итогам 2022 года совокупные убытки российских металлургов от санкций составили около 9 миллиардов долларов.

Читайте
"Федеральный бизнес журнал" в: