Пандемическая политика и кредит всеобщего недоверия



Пандемическая политика и кредит всеобщего недоверия

 

Все то время, что мир живет в коронавирусной реальности, он задается вопросом, оправданы ли насильственные меры, которыми мировые правительства боролись с распространением пандемии. Локдауны, принуждение к вакцинации, сегрегация по признаку «привит/не привит». Впервые в новейшей истории общество столкнулось со столь массовым ограничением своих прав. Многие проявили нулевую терпимость к запретительной политике властей, подавляющее же большинство населения планеты продемонстрировало раздражение и недоверие.

 

Выявить правых в этом противостоянии непросто, сделать это попытались ученые Йонас Херби, Ларс Йонунг и Стив Х. Ханке из Института прикладной экономики, глобального здравоохранения и изучения предпринимательской деятельности Джона Хопкинса (США). В январе ученые опубликовали метаанализ «Влияние блокировок на смертность от COVID-19»*, где попытались ответить на вопрос, чем были полезны локдауны и другие ограничительные меры, какой эффект они дали. Мы же прочли, перевели их труд и предлагаем вам изучить основные выводы анализа, потому что считаем это исследование крайне важным для осознания нового этапа существования человека. Тем более что многие великие умы современности пророчат нам в будущем еще ни одну пандемию.

Во вводной части метаанализа его авторы пишут: «Эксперты в области общественного здравоохранения и политики, основываясь на прогнозах эпидемиологических исследований, приняли обязательные меры по блокированию территорий как эффективный метод борьбы с пандемией. Но была ли эта политика изоляции эффективной в сдерживании смертности от COVID-19? Это главный вопрос, на который отвечает наш метаанализ».

В поисках объективности

Анализ основан на накопленном опыте и многочисленных наблюдениях ученых всего мира. Используя систематический поиск и отбор по названию, его авторы выявили 1048 исследований, опубликованных до 1 июля 2020 года, в которых потенциально изучалось влияние локдаунов и других ограничительных мер на уровень смертности от коронавируса. В итоге ученые отобрали 24 исследования, в которых изучалось фактическое влияние блокировок на показатели смертности по COVID-19, зарегистрированные официально в разных странах мира.

Под блокировкой в исследовании понимается введение хотя бы одного принудительного немедикаментозного действия ограничительного характера, то есть это любые меры, объявленные правительством, которые непосредственно ограничивали возможности людей, будь то ограничения на передвижения внутри страны, закрытия школ и предприятий, запреты на международные поездки.

Ранние эпидемиологические исследования предсказывали большие эффекты от локдаунов. Так, в часто цитируемом исследовании Имперского колледжа Лондона его авторы высказывали мнение, что стратегия подавления, основанная на блокировке людей, снизит смертность от COVID-19 на 98%. Впоследствии эти прогнозы были поставлены под сомнение многими учеными.

Индекс строгости

В метаанализе авторы оперируют понятием о так называемом «индексе строгости». Это своего рода показатель суровости запретительных мер, вводимых разными странами. Индекс характеризует суровость и тотальность локдаунов, затем математическим путем выводится зависимость между индексом и смертностью в разных странах мира. Расчеты ученых выглядят так: эффект от более строгих ограничений составляет от -0,073 до -0,326 смертей на миллион на один пункт строгости. Средний показатель блокировки в Европе в период с 16 марта по 15 апреля 2020 года был на 32 пункта строже, чем политика, основанная исключительно на рекомендациях (76 против 44): для примера, в США этот показатель составил 30 пунктов. Таким образом, общий эффект от блокировки по сравнению с рекомендательной политикой составил -6,37 смертей на миллион в Европе и 5,91 смертей на миллион в США. При населении 748 млн человек и 333 млн человек соответственно общий эффект составляет 4 766 предотвращенных смертей от COVID-19 в Европе и 1 969 предотвращенных смертей от COVID-19 в США. К 20 мая 2020 года от COVID-19 в Европе умерли 164 600 человек, в США — 97 081. Проведя сложные подсчеты, ученые, исследовавшие показатели смертности, установили, что без блокировок смертность от COVID-19 в Европе составила бы 169 366 человек, а в США — 99 050 человек. Большинство же исследователей, анализировавших соотношение строгости локдаунов к смертности, пришли к выводу, что в среднем локдауны снизили смертность от COVID-19 на 0,2%.

Разночтения

Анализируя выводы исследователей, авторы метаанализа отмечают очевидные разночтения во мнениях. Так, некоторые исследования выявили значительную отрицательную связь между блокировками и смертностью от COVID-19. Частично это можно объяснить тем фактом, что исследования проводились на ранней стадии пандемии, то есть не охватывали весь период ее развития. В нескольких исследованиях была обнаружена небольшая положительная связь между блокировками и смертностью от COVID-19. Авторы метаанализа считают подобные выводы не вполне логичными, ведь очевидно, что бессимптомный заболевший, инфицированный человек, изолированный дома, может заразить членов семьи и передать им более высокую вирусную нагрузку. Подобные сомнения об эффективности запретов на выход из дома ученые высказывали уже на ранних стадиях развития пандемии COVID-19, этой же позиции, в частности, придерживались специалисты ВОЗ.

Дискуссия

Еще одна мера борьбы с распространением вируса, вызывавшая массу споров, — обязательное повсеместное ношение масок. Авторы метаанализа напоминают, что она не была так широко распространена весной 2020 года, а во многих странах и вовсе не поощрялась, но часть исследователей с самого начала пандемии придавала маскам особое значение, как и массовому закрытию предприятий. Анализируя многочисленные исследования, авторы метаанализа признаются, что не нашли доказательств того, что закрытие предприятий, школ, границ и ограничение собраний оказало заметное влияние на смертность от COVID-19.

При этом ученые, изучавшие степень эффективности запретов, далеки от единой позиции. Но генеральный вывод авторов метаанализа однозначен: изоляция не является эффективным способом снижения уровня смертности во время пандемии, по крайней мере, не во время ее первой волны. Кстати, эксперты Всемирной организации здравоохранения еще в 2006 году выпустили отчет на аналогичную тему. Они анализировали течение пандемии испанского гриппа 1918 года и пришли к выводу, что тогда меры социальной защиты не остановили инфекцию и не привели к значительному снижению ее передачи.

Добровольно или принудительно?

Когда бушует пандемия, люди верят в социальное дистанцирование независимо от того, что предписывает правительство, но исполняют его по-разному в силу индивидуальных особенностей поведения: одни открыто игнорируют, другие могут имитировать закрытость своего жилища и образа жизни, третьи соблюдают, но непоследовательно. Переводя эту мысль на экономический язык, авторы метаанализа утверждают, что спрос на дорогостоящие меры по профилактике заболеваний, такие как социальное дистанцирование и повышенное внимание к личной гигиене, высок, когда уровень опасности высок. Когда уровень низкий — и спрос низкий, ведь морально легче не соблюдать ограничения, особенно если их трудно обеспечить экономически. Другими словами, общество должно сильно испугаться, чтобы беспрекословно выполнять локдауны, и только в этом случае они и будут эффективными. Если же исполнять запреты властей физически, морально или экономически трудно, их эффективность будет стремиться к нулю.

Ряд исследований, взятых за основу метаанализа, затрагивает именно эту сторону проблемы: как различные модели поведения населения сказались на понижении смертности. Некоторые ученые заявляют, что в борьбе с COVID-19 добровольные изменения поведения оказались в десять раз важнее и эффективнее обязательных.

Анализируя степень эффективности локдаунов, важно понимать, что запреты регулируют лишь часть потенциальных заразных контактов и вряд ли могут обеспечивать соблюдение персонального этикета: мытье рук, кашель, дистанцирование в супермаркете и т. д.

Такие страны, как Дания, Финляндия и Норвегия, разрешили людям ходить на работу, пользоваться общественным транспортом и встречаться дома в частном порядке во время первой изоляции. В этих странах людям оставили широкие возможности для легальных встреч. В итоге им удалось сохранить относительно низкий уровень смертности от COVID-19.

Даже если с помощью мер по блокированию людей на начальном этапе удавалось снизить распространение COVID-19, поведенческая реакция могла полностью нивелировать этот эффект, поскольку люди реагируют на снижение риска изменением поведения. Часто изоляционные меры ограничивали доступ людей к безопасным местам, например, на открытом воздухе: пляжам, паркам, зоопаркам, и при этом вводились строгие ограничения на собрания на открытом воздухе, что вынуждало людей встречаться в помещениях, потенциально менее безопасных местах, где концентрация вируса могла быть значительно больше, чем в открытом пространстве. Многие исследователи подтверждают, что ограничение собраний было контрпродуктивным и увеличивало смертность от COVID-19.

«Послушные» страны

В ходе анализа авторы попытались ответить еще на один вопрос: почему одни страны оказались более успешны в борьбе с распространением вируса, чем другие? Что помогло снизить заболеваемость, смертность, глубину проникновения на территорию? Среди очевидных факторов — различия в возрасте и здоровье населения, качестве системы здравоохранения и т. п. Но некоторые исследования указывают на менее очевидные факторы, такие как культура и традиции в коммуникациях. Например, в странах с более послушными и коллективистскими культурными чертами наблюдалось большее снижение географической мобильности. Так, данные по Германии показывают, что распространение COVID-19 и вызванная им смертность в преимущественно католических регионах с более сильными социальными и семейными связями была значительно выше по сравнению с некатолическими.

Существенную роль играла правительственная коммуникация. Например, коммуникация шведских органов здравоохранения (по сравнению с их скандинавскими соседями) была гораздо более сдержанной и основана на идее компромисса между общественным здоровьем и экономикой.

Что делать правительствам?

На ранних стадиях пандемии, до появления вакцин и новых методов лечения, общество может реагировать двумя способами: обязательные изменения поведения или добровольные. В ходе сбора данных исследователям не удалось установить значительный положительный эффект от обязательных изменений поведения (локдаунов и запретов). И этот факт, по мнению авторов метаанализа, должен привлечь внимание общества к роли добровольных изменений поведения. «Должно быть ясно, что одна из важных ролей государственных органов заключается в предоставлении информации, чтобы граждане могли добровольно реагировать на пандемию таким образом, чтобы уменьшить свою подверженность риску», — говорится в исследовании.

Пришло время задуматься, как правительства могут стимулировать и поддерживать добровольные изменения поведения граждан.

Использование локдаунов является уникальной особенностью пандемии COVID-19. Ни в одну из пандемий прошлого века блокировки и запреты не применялись в такой степени. «Однако на начальной стадии они имели разрушительные последствия, — утверждают Йонас Херби, Ларс Йонунг и Стив Х. Ханке, — они способствовали снижению экономической активности, росту безработицы, снижению уровня образования, политическим беспорядкам, насилию в семье и подрыву либеральной демократии. Эти издержки для общества должны быть сопоставлены с выгодами от блокировки, которые, как показал наш метаанализ, в лучшем случае незначительны. Такой стандартный расчет выгод и затрат приводит к убедительному выводу: от блокировок следует отказаться как от инструмента пандемической политики».

*Название исследования в оригинале - A LITERATURE REVIEW AND META-ANALYSIS OF THE EFFECTS OF LOCKDOWNS ON COVID-19 MORTALITY

 

Читайте
"Федеральный бизнес журанал" в: