ЭКОНОМИКА ДОБРЫХ ЧУВСТВ



ЭКОНОМИКА ДОБРЫХ ЧУВСТВ

Sharing economy — экономика совместного пользования/потребления — развивается столь бурными темпами, что многие из нас могут даже не знать или не заметить, как стали частью новой реальности, экономики будущего. Последние несколько лет аналитики кластера РАЭК анализируют явление и его проникновение в традиционную экономику. И вот каковы результаты исследования.

Укрепление горизонтальных связей в обществе позволяет людям оптимизировать потребительские расходы и существенно повысить качество жизни, используя принципы совместного потребления. Благодаря онлайн-сервисам потребителям нет необходимости приобретать товар для получения доступа к нему. Доступность товаров и услуг увеличивается и в отношении стоимости, и в отношении скорости их предоставления. Такой подход органично вписывается в образ жизни миллениалов, или поколения Y (родившихся в 1980-е –1990-е), и последующего поколения Z, для которых получение впечатлений, мобильность и возможность выразить свою индивидуальность важнее статусного потребления. Влияние модели совместного потребления не ограничивается цифровизацией ряда отраслей, оно системно и многоаспектно.



Развитие ЭСП в РФ вносит вклад в решение как минимум половины задач, зафиксированных в «Майском указе» президента России. При этом ЭСП не просто улучшает показатели, а трансформирует экономические отношения, причем в самых разных сферах: городская среда, городской общественный транспорт, междугородние перевозки, туризм, аренда коммерческой недвижимости и оборудования.

Развитие подобных направлений, несущих системные изменения и влияющих на развитие страны в целом, является критически важным для экономического роста страны, поскольку именно они обеспечивают так называемый Парето-эффект: 20% усилий, которые дают 80% результата.

В Китае, одном из мировых лидеров ЭСП, в перспективе до 2020 г. распространение шеринг-модели будет обеспечивать рост ВВП на уровне 1,5–2% в год и породит 5–10 новых интернет-гигантов. Динамика развития шеринг-сервисов в России свидетельствует, что у нашей страны есть все шансы стать важной частью мирового перехода к sharing economy.

Модели в sharing economy

Модель No1: «Делимся»

Сдача в аренду личного имущества либо предоставление безвозмездного доступа к нему, предоставление услуг по запросу. Когда речь идет об имуществе, владелец извлекает выгоду из своей собственности, которую не использует в полной мере.

Потребитель устраняет необходимость личного владения вещью, либо использования традиционных услуг (пример: каучсёрфинг вместо гостиницы, аренда фотокамеры вместо ее покупки). Когда речь идет об услуге, исполнитель продает свое свободное время и навык, зачастую не связанный с его основной работой. Заказчик может оперативно привлечь исполнителя по доступной цене.

Модель No 2: «Делим»

Модель предусматривает централизованный краткосрочный прокат вещей и аренду небольших коммерческих площадей у компаний. Пользователи по доступной цене имеют доступ к индивидуальному транспорту либо офису в нужном месте и в нужный момент.

Модель No 3: «Отдаем»

Продажа, дарение или обмен вещей, которые больше не нужны владельцу. Владелец вещи освобождает место в квартире или гараже и частично компенсирует изначальные затраты на приобретение вещи. Потребитель (новый владелец), выбирая подержанную вещь, экономит.

Модель No 4: «Скидываемся»

Модель предусматривает разделение затрат и совместное финансирование. Пользователи услуги или продукта могут удовлетворить свою потребность по более низкой цене в сравнении с традиционной покупкой товара (услуги). Пользователи также имеют возможность совместно финансировать разработку нового продукта, в котором они заинтересованы. Поставщик услуги или товара может не только окупить затраты, но и в реальном времени видеть спрос на свое потенциальное предложение.



Особенности развития

В России у экономики совместного пользования есть свои особенности. Во-первых, концентрация потребительского спроса в мегаполисах. Россия характеризуется высокой концентрацией населения и потребительского спроса в нескольких крупнейших городах-миллионниках. Это находит отражение в развитии шеринг-сервисов, многие из которых получили бурное развитие преимущественно в Москве и нескольких крупнейших городах.

Вторая специфическая особенность — высокий уровень интернет-пенетрации. Россия характеризуется высоким уровнем проникновения интернета. По данным Mediascope и GfK, пользователями интернета сегодня являются порядка 90 млн россиян, причем большинство из них (61%) — пользователи мобильного интернета. Как свидетельствуют данные PayPal и Data Insight, большинство россиян совершают онлайн-платежи хотя бы раз в год. Развитие мобильного интернета и онлайн-платежей является одним из базовых условий развития ЭСП-сервисов в России.

И третье — неравномерное развитие транспортной системы. За счет значительных расстояний и неравномерного развития железнодорожного сообщения российский рынок карпулинга имеет весьма значительный объем даже по международным меркам: карпулинг-сообщество России насчитывает около 16 млн человек и является самым крупным в Европе. В Москве ввиду сложной ситуации с паркингом в центре и благодаря поддержке городских властей наблюдается настоящий бум в развитии каршеринга. По данным правительства Москвы, автопарк каршеринга к концу 2018 г. стал крупнейшим среди всех городов Европы (по некоторым оценкам, крупнейшим в мире).



Каршеринг

Как и в мире в целом, в России основой каршеринга являются компании, владеющие автопарками и позволяющие пользователям оставить машину в любом разрешенном месте в пределах зоны покрытия сервиса. К 2018 г. число игроков каршеринга в Москве достигло пятнадцати, что может восприниматься как избыточное количество. Скорее всего, в ближайшие годы мы будем наблюдать консолидацию игроков на рынке каршеринга столицы.

За пределами Москвы каршеринг пока не получил широкого распространения. В большинстве российских миллионников работают, как правило, не более двух операторов, владеющих небольшими автопарками. Исключением является Санкт-Петербург, где присутствуют уже пять операторов. На конец III квартала 2018 года размер совокупного парка по городам России превысил 18 тысяч единиц.

Карпулинг

Сегодня Россия является крупнейшим рынком карпулинга в Европе. Ежедневно карпулингом пользуются около 100 тысяч россиян. Карпулинг пока не проник во внутригородские поездки.

Практика внутригородских совместных поездок по большей части основывается на долгосрочных офлайновых договоренностях между соседями и коллегами, хотя платформенные решения для коротких поездок в настоящее время тестируются в разных странах. Существуют разные модели монетизации платформ карпулинга.

Наиболее распространенные — комиссия с транзакции и подписка на доступ к платформе.

Аренда жилья

В России шеринг средств размещения — мест в общих комнатах, комнат, квартир и домов — динамично рос на протяжении последних нескольких лет. Совокупный среднегодовой темп роста в период с 2014 по 2017 годы составил 55%. В 2018 г. эта цифра — 70%. Участники рынка связывают его с чемпионатом мира по футболу. Для России в секторе краткосрочной аренды характерна высокая доля внутреннего туризма. Даже на сервисе Airbnb, специализирующемся на международной аудитории, процент внутренних путешествий среди бронирований по России к 2017 г. достигал 63%.

Офисшеринг

Как правило, подходы совместного потребления к бизнес-недвижимости воплощаются в двух основных моделях: коворкинг и готовые офисы (office as a service, OaaS). Сегодня Москва в два–три раза отстает от европейских и североамериканских мегаполисов по обеспеченности коворкингами на душу населения. Еще один способ совместного пользования коммерческой недвижимостью — объединение компаний в пул на этапе поиска офиса.

Краудфандинг (софинансирование)

Оценки российского рынка краудфандинга достигают 11 млрд руб. (данные Банка России за 2017 г.). Однако большую часть этой суммы составляют высокорисковые инвестиции, которые совершаются ради финансовой выгоды и подразумевают приобретение инвестором имущественных прав в отношении компании, привлекающей средства (например, приобретение акций). Согласно международной статистике, большинство проектов, привлекающих средства через краудфандинг, относится к разработке игр, дизайнерским и технологическим стартапам.

В России же краудфандинговые платформы в основном используются для проектов в социальной сфере и области искусства (главным образом в кинематографе и музыкальной индустрии).

Модель монетизации крупнейших площадок предполагает комиссию с собранных средств — порядка 5–10%, не включая комиссии платежных систем. Однако, если определенный уровень сборов (целевой уровень или в некоторых случаях 50% от целевого уровня) не достигнут, денежные средства возвращаются спонсорам. В настоящий момент правовой статус краудфандинга в России не определен. Эту ситуацию призван исправить законопроект «Об альтернативных способах привлечения инвестиций».



С2С-продажи

Ежегодно в России на С2С-платформах приблизительно 8 млн пользователей становятся продавцами, 10 млн — покупателями.

При этом порядка 10% покупателей обеспечивают почти половину объема продаж. Только 18% продавцов продают вещи с помощью С2С-сервисов регулярно, остальные делают это разово или время от времени. Платформы С2С-коммерции, как правило, не берут комиссии со сделок, а зарабатывают на дополнительных сервисах, прежде всего рекламных.

Аренда вещей

В России рынок P2P-аренды вещей находится на начальном этапе развития. В отличие от С2С-коммерции, где в основном представлены товары массового потребления, на платформах P2P-аренды спросом, как правило, пользуются премиальные или нишевые вещи: среди электроники — шлемы виртуальной реальности и новейшие игровые системы, среди одежды — вечерние платья, а также дорогой спортивный инвентарь, фотообъективы. Шеринг-сервисы этого сектора работают не только с физлицами, но и с компаниями традиционного офлайн-проката.

P2P-услуги (фриланс)

Оценки числа самозанятых в России варьируются от 13 до 20 млн человек. Далеко не все они пользуются шеринг-сервисами. По оценкам ФНС, количество самозанятых, использующих онлайн-биржи фрилансеров для поиска заказов, составляет порядка 2,5 млн человек, примерно для половины из них онлайн-заказы неявляются основным источником дохода. Как правило, биржи фрилансеров монетизируются через предоставление премиальных опций для объявлений либо через комиссии со сделок.

Качество услуг
• Основной инструмент контроля качества услуги, заказанной через компанию ЭСП, — отзыв пользователя, его оценка, влияющая на рейтинг исполнителя.
• Дополнительный инструмент — возможные выборочные проверки от компании ЭСП.
• При этом компания ЭСП остается информационным сервисом, связывающим потребителя и исполнителя услуги и устанавливающим правила для своего сообщества.

Налоги и сборы

Как правило, более 85% оборота компаний ЭСП — средства, получаемые  непосредственными исполнителями услуг. Компания ЭСП в большинстве случаев получает доход в виде комиссии за соединение потребителя и исполнителя услуги. Обычно доходы, получаемые исполнителями услуг с помощью компаний ЭСП, являются дополнительными и не превышают 25% годового дохода домохозяйства.

Они позволяют покрывать расходы на содержание и эксплуатацию имущества (топливо, коммунальные услуги, страховка). Исполнители услуг, для которых компании ЭСП являются основным источником дохода, по сути, являются самозанятыми или микропредпринимателями, вносящими свой вклад в развитие экономики.

Пользовательские данные

Компании ЭСП экстерриториальны. Любой человек с доступом в интернет может стать участником сообщества компании ЭСП и обмениваться товарами и услугами с жителями всего мира. Даже небольшие компании ЭСП могут быть глобальными. Взаимодействие с сообществом из разных стран мира без физического присутствия в них помогает минимизировать стоимость услуг для пользователей. Затраты на сегментацию и локализацию по национальному признаку потоков информации, проходящих через компании ЭСП, могут превысить доход, получаемый сервисом.

Лицензирование

Как правило, компании ЭСП являются информационными сервисами. Необходимость получения лицензий на предоставление услуг, как правило, лежит на непосредственном исполнителе услуги — пользователе онлайн-платформы. В сфере ответственности компании ЭСП — установление правил сообщества, отражающих требования законодательства, в том числе требования к пользователям иметь необходимые лицензии и разрешения на оказание услуг.



*Исследование реализовано РАЭК совместно с ТИАР-Центр

Бизнес-журнал | Июнь | #6 2019