ИМПУЛЬС ДЛЯ ПЕРЕМЕН



ИМПУЛЬС ДЛЯ ПЕРЕМЕН

Социальное предпринимательство в России меняет отношение к себе и показывает уверенный рост. Без участия государства малый и средний бизнес осваивает социальные функции. Крупные игроки готовы поддержать инвестициями.

О преобразовании страны и о социальном предпринимательстве беседуем с президентом  Рыбаков Фонда Екатериной Рыбаковой.

— Рыбаков — фамилия, известная в бизнес-кругах. Успешность Игоря и он сам вызывают доверие — такова была мотивация при выборе названия для фонда?

— С помощью названия мы с Игорем хотели подчеркнуть, что несем персональную ответственность за работу фонда. Кроме того, мы понимали, что именной бренд — один из самых эффективных и быстрых способ продвижения.

— Формат существования или целеполагание Рыбаков Фонда в этих словах — Институт ускорения экономического развития. Назовите, пожалуйста, основные драйверы экономического развития по версии Рыбаков Фонда.

— Самое главное: обладает ли наше общество достаточным для своего ускоренного развития количеством лидеров — деятелей, предпринимателей, людей, ориентированных на созидание. Они уже есть — мы это видим. Эти люди вкладывают свои силы и средства в обустройство своей страны: места, где мы живем, где будут жить наши дети. Они делают это не по предписанию, а по собственной воле.
Что еще? Безусловный драйвер — человеческий капитал.

Далее — образованность, не только знания, но и компетенции: способность мыслить самостоятельно, принимать решения и нести ответственность, коммуникативные
навыки, умение договариваться и сотрудничать, работать в команде, создавать партнерства.

Важна «плотность социальной ткани», т. е. развитость общественных институтов — она является показателем уровня доверия в обществе.



— Как в личной беседе, когда вы обсуждали с мужем идею создания фонда, вы для себя ответили на вопрос: зачем заниматься социальным предпринимательством в России?

— Есть целый ряд проблем и задач, которые невозможно решить, опираясь только на государственные институты или коммерческие структуры. Наиболее эффективны в ряде сфер именно социальные предприниматели.

Доказательством служит мировой опыт, где социальное предпринимательство развивается быстрыми темпами.

— Ваши цели по созданию фонда совпали с целями Игоря или были свои, авторские?

— Игорь ставил цели, связанные с развитием и поддержкой предпринимательства. Мне хотелось заниматься проектами в области образования. Рыбаков Фонд — симбиоз
наших стремлений.



— В одном из интервью Игорь говорил, что социальное предпринимательство для него — способ войти в историю России, а для вас?

— Для меня — это возможность преобразовать среду вокруг себя. Кто, если не мы?

— Как вы с мужем поделили «сферы действия» и обязанности в фонде? Кто за что отвечает?

— Игорь, помимо фонда, занят в большом количестве проектов: бизнес, инвест-проекты. Он — глава совета, его роль стратегическая. Я сосредоточена на ежедневной работе фонда.

— Если бывают разногласия, то они в чем?

— У нас разные темпераменты: Игорь больше готов к риску. Я же стремлюсь избегать рискованных решений.

— Если мнения не совпадают, может ли Игорь прислушаться к советам тех, кто еще не заработал свой личный миллион/миллиард?

— Если мнения не совпадают, ищем арбитра на стороне: эксперты, советники, члены попечительского совета фонда — оцениваем спорную ситуацию с разных точек зрения.



— Рыбаков Фонд имеет бизнес-стратегию? Финансовая эффективность этого проекта важна? Как устроена бизнес-модель фонда?

— Рыбаков Фонд — это, конечно, не бизнес, но мы много думаем об устойчивости фонда, его проектов и инициатив. Привлекая деньги, мы получаем подтверждение того, что наши дела нужны обществу.

— Социальное предпринимательство — своего рода оксюморон для большинства российских предпринимателей. Как вы считаете, увеличивается ли количество людей, увлеченных этим форматом?

— Да, безусловно! Мы в фонде ежедневно получаем доказательства: люди увлекаются социальным предпринимательством, они готовы сотрудничать, расширять свою деятельность.

— Не так давно государство пыталось привлечь бизнес к решению социальных задач с помощью государственно-частного партнерства. Но, кажется, не очень получилось. Почему?

— Бизнесмены не очень приветствуют попытки «вписать» их в проекты, где повестку определяют не они сами. Они хотят существовать и управлять процессами автономно.



— В России главным держателем/исполнителем основных социальных функций является государство. Можно ли сказать, что социальный предприниматель конкурирует с госмашиной? Каковы его конкурентные преимущества в этой борьбе?

— Ни о какой конкуренции не идет речь — только координация усилий. Госмашина — это люди, среди них много тех, с кем можно эффективно взаимодействовать. Мы это
видим, и эта тенденция очень обнадеживает.

— Чтобы социальный предприниматель был успешным, нужен спрос на подобное действие, как вам кажется, он есть? Одно дело, когда в США или Европе создается интернет-магазин для людей с деменцией, а другое дело создать такой же формат в России. Какие проекты могли бы быть успешными при сегодняшнем уровне социальной ответственности российских граждан?

— Наша привычка во всем сравнивать себя с другими странами, где общественные институты развиты намного лучше, чем в России, не дает нам почувствовать себя успешными, даже несмотря на наличие очень хороших результатов! Уверена, что спрос на социальные проекты в России будет расти. Социальное предпринимательство — это точки роста и благополучия общества и экономики. Особенно, на мой взгляд, успешными могут быть проекты в сфере образования — не только для детей, но и для взрослых.

— От чего зависит успех импакт-инвестора в России?

— Успех зависит от готовности инвестора вкладываться в долгосрочные проекты, от его терпения, потому что не приходится ждать быстрых результатов.

— Как вам кажется, при наличии каких условий в экономике России импакт-инвестирование станет популярным в бизнес-сообществе?

— Гораздо выше должен быть индекс доверия друг к другу, нужна готовность выстраивать партнерские отношения. Необходимо расширить горизонт планирования — до 10–15–20 лет — и увидеть перспективу для роста и развития в отдаленном будущем.

— Какие проблемы больше других нуждаются в участии социальных предпринимателей?

— В социальной сфере все проблемы требуют срочного решения. Но прежде чем начать активно действовать, необходимо сформировать среду для развития социального предпринимательства. Это задача Рыбаков Фонда: найти и поддержать предпринимателей, готовых менять среду вокруг себя.



— Мировое комьюнити импакт-инвесторов сейчас пытается найти вектор движения социального предпринимательства и берет за основу цели устойчивого развития, обозначенные ООН. А вы в фонде каких ориентиров придерживаетесь?

— Направления нашего развития — образование и предпринимательство — в единой связке. В своей деятельности мы, конечно же, ориентируемся на глобальную повестку, точка приложения наших усилий и фокус действия — 4-я цель ООН, связанная с доступностью качественного образования для всех.

— В мире уже достаточно много примеров социальных инвестиций, а в России вы такие знаете (за исключением ваших проектов)?

— Их уже много, все назвать все равно не смогу. Упомяну очень близкий нам по духу проект «Учитель для России».

— В мартовском номере не избежать гендерных вопросов. В Рыбаков Фонде есть сообщество PRO Женщин. Почему вы выделили его в отдельное направление?

— Женщины, вступая на путь бизнеса и предпринимательства, нуждаются в поддержке и сами готовы ее оказывать. Это очень ценно, и для наших участниц абсолютно бесплатно.

— Назовите топ-5 барьеров, которые мешают женщине реализовывать себя?

1) отсутствие поддержки в близком окружении.
2) чувство собственной несостоятельности, неспо-
собности, беспомощности.
3) отсутствие знаний о возможностях.
4) отсутствие среды, которая поможет фокусировать-
ся на поставленных целях и не опустить руки при пер-
вых неудачах (а они неизбежны на старте любого дела).
5) конечно, вопросы финансовой поддержки.

— Почему вы в фонде сделали акцент на самореализацию женщин? Вам кажется, что в России потенциал большинства женщин не раскрыт?

— Максимально раскрыть потенциал женщины важно и для экономики, и для нее самой, и для ее окружения. Все чувствуют себя счастливее рядом с реализованной, уверенной женщиной.

Бизнес-журнал | Март | #3 2019