Большая конференция Путина - четвертая часть

Прослушать новость

Начало, вторая часть, третья часть.

 Д.Песков: Колесникову обещали, Владимир Владимирович.

Работаем уже два часа.

А.Колесников: Добрый день! Андрей Колесников, газета «Коммерсант».

Владимир Владимирович, протест французов против повышения цен на бензин перерос, как известно, в их всеобщий протест против всего. Господин Макрон вынужден был ввести чрезвычайное экономическое и социальное положение. Как Вы оцениваете события во Франции? Не собираются ли у нас повысить цены на бензин – об этом в последнее время идет много разговоров. Каким в связи с этим Вы считаете протестный потенциал россиян, и вообще что должно, на Ваш взгляд, превалировать в этой ситуации для государства? Обязанность обеспечить права митингующих, или все-таки необходимость обеспечивать, например, правопорядок? Спасибо.

В.Путин: Одно другому не противоречит. Начнем, что называется, с завершающей части Вашего вопроса. Нужно, безусловно, обеспечить права граждан на выражение своего мнения, своей позиции, в том числе и путем публичных мероприятий. Но все эти мероприятия, в том числе и публичные, должны всегда оставаться в рамках закона. Все, что выходит за рамки закона, недопустимо, и должна быть на это соответствующая реакция со стороны государства.

Теперь по поводу того, что происходит во Франции, и как это у нас смотрится и так далее. Я думаю, что события во Франции связаны, конечно, с повышением цен на бензин, на дизельку, но они послужили, скорее всего, спусковым механизмом, после чего выплеснулось недовольство в целом значительной части членов общества, причем это коренные французы в основном. По последним данным, поддерживается большим количеством населения, семь с лишним процентов. Но оценивать действия французских властей, на мой взгляд, совершенно некорректно.

И в чем разница между нашей ситуацией и ситуацией во Франции, связанной с бензином, с нефтепродуктами и так далее? Французское правительство пошло сознательно на повышение цен на нефтепродукты и на бензин, то есть они сделали это сами – это их политика. Они сделали это для того, чтобы перераспределить таким образом ресурсы, в данном случае ресурсы граждан, на решение других вопросов в сфере энергетической политики: направить деньги, которые они получат от продажи бензина и дизельного топлива, масла, на развитие альтернативных видов энергетики – солнца, ветра и так далее. Они сделали это сознательно. Это людям не понравилось, потому что такое изменение в энергетической политике за их счет им не нравится.

Что у нас происходит? У нас повысились цены на бензин, начиная с середины прошлого года, в связи с ростом цен на нефть на мировых рынках. Но Правительство тут же начало принимать меры по сдерживанию роста цен и даже по их снижению, и достигли этой договоренности с основными нефтяными и нефтеперерабатывающими компаниями. Это принципиальная разница – там сознательно пошли на повышение, повысили, по сути, сами, а здесь Правительство борется с этим повышением.

Конечно, когда цены повышаются, никому не нравится, но то, что Правительство принимает такие решение, мне кажется, это вещь очевидная, хуже или лучше, но это происходит. Такая договоренность достигнута. Договоренность с ними действует до марта следующего года. Да, возможно, какая-то корректировка, связанная с ростом НДС, с начала января, и я не думаю, что она будет значительной. Это действительно должна быть только какая-то мягкая корректировка в районе там 1–1,5 процентов, не более того, а дальше Правительство должно будет внимательно следить за тем, что происходит на рынке: и на мировом рынке, и на российском рынке.

Если мы еще вернемся, я могу поподробнее об этом рассказать, но в целом, хоть это в ручном управлении, но, в общем, это сработало, и надеюсь, что будет так же работать и дальше, что Правительство не допустит никаких скачков роста цен на нефтепродукты в следующем году.

Реплика: (Из зала.)

В.Путин: Что-что? Я не слышу.

Д.Песков: Имеется в виду протестный потенциал россиян.

В.Путин: Я уже сказал на этот счет. Я сказал, что люди имеют право высказывать свою точку зрения, защищать ее, в том числе и публично, и на митингах, но в рамках закона.

А.Тиняева: Александра Тиняева, телекомпания «Край Рязанский».

Владимир Владимирович, к нам семимильными шагами идет цифровое телевидение и одним из первых придет в наш регион. Уже 11 февраля отключится аналоговое.

В связи с этим такой вопрос: как Вы в принципе оцениваете подготовку всех регионов к переходу на цифровое телевидение? Не окажется ли так, что у нас, скажем, останутся забытыми не богом, но цифрой, какие-то маленькие населенные пункты?

Как обеспечить интересы тех, для кого покупка даже самой дешевой приставки и какой-то техники – это все-таки удар по бюджету? Конечно, цифровое телевидение в отличном качестве, 20 бесплатных каналов – это хорошо. Но что делать нам, региональщикам?

Думаю, тут многие коллеги меня поддержат, потому что для нас практически можно забирать трудовые книжки и идти на биржу труда, так как в аналоговом мы не выживем, а в мультиплекс нас не пускают.

В.Путин: Да, полностью Вас поддерживаю. Мои коллеги, которые сейчас слышат, это знают. Я здесь не покривил душой, ничего не придумываю. Когда мы с ними это обсуждаем, и когда они настойчиво предлагают двигаться дальше по пути цифры, я согласен с ними так же, как и с Вами, что это улучшает качество и количество этих бесплатных каналов другого качества.

Я так же, как и Вы, поверьте, почти слово в слово, задаю им вопрос: «В маленькой деревушке кто-то не останется вообще без телевидения?» Вот, в чем вопрос. Уверяют, что нет. Поэтому договорились, что будем действовать очень аккуратно, двигаться небольшими шагами.

Сейчас в Твери проходит такой эксперимент, потом у вас будет. В Твери пока нареканий нет. Как мне губернатор докладывает, он проехал там чуть ли не по всем населенным пунктам, внимательно сам за этим смотрит. Будут оказывать поддержку всем, кто нуждается в этом, для того чтобы переключиться на цифру, в том числе это касается и этих небольших приборов, необходимых для того, чтобы принимать такое качество телевидения. Потом еще пара-тройка регионов, вот так постепенно, постепенно…

Была идея переходить резко, не буду скрывать, быстрыми темпами в течение полугода. Я сказал: «Нет, мы так не можем поступить. Мы должны действовать очень аккуратно, внимательно следить, что будет происходить на территориях и, безусловно, обеспечить интересы людей, которые не могут себе позволить за небольшие деньги, но за личные, купить эти приставки». Будем смотреть по тому, как проходят эти практики на отдельных территориях и двигаться аккуратно дальше.

С.Брилев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Здесь по совершенно понятным причинам в течение пресс-конференции, когда заходит речь о международной политике, речь идет о конфликтах, за исключением, может быть, китайского направления.

Я сегодня, в день 20 декабря, хотел Вам представить одну историю, которую мы делаем с моими английскими коллегами. Это беспрецедентная история сотрудничества советских и британских спецслужб в годы Великой Отечественной войны, отправка 36 советских разведчиков-нелегалов в оккупированную нацистами Европу. Передам через Дмитрия Сергеевича [Пескова], с Вашего позволения.

В этой связи не могу Вас не спросить про сегодняшнее состояние дел в российско-британских отношениях. Начнем с мелочи. Дмитрий Сергеевич нам после саммита «двадцатки» сказал, что не знает, встречались ли Вы с Терезой Мэй, а Вы все-таки с ней встречались. Как Вы оцениваете эти отношения? И небезынтересный вопрос, а видите ли Вы, как может отразиться Brexit на России? Вдруг отразится?

В.Путин: Что касается встреч, то на таких мероприятиях, как «двадцатка», там очень много встреч, всех даже не перечислишь. Потому что это же все в движении, что называется – в кулуарах.

Что такое «в кулуарах»? Встали, пошли, идешь рядом, поздоровался, что-то сказал. Примерно в таком же формате мы и с Премьер-министром Великобритании тоже поздоровались, два слова друг другу сказали. На мой взгляд, российско-британские отношения находятся в тупике, и в интересах обоих государств из этого тупика выйти.

Как на нас отразится Brexit? В минимальном значении, но он отразится на всей европейской экономике, на мировой экономике, в этом смысле на нас тоже, косвенно, опосредованно.

Заинтересованы мы или нет в восстановлении полноформатных отношений с Великобританией? Да, заинтересованы, так же, думаю, как и заинтересована Британия, прежде всего, конечно, бизнес этой страны.

Мы знаем, как британцы у нас работают, – достаточно активно, могу вам сказать. Такие компании, флагманы британской экономики как BP (British Petroleum), они работают, один из крупнейших акционеров нашей ведущей нефтегазовой компании «Роснефть», они и остаются такими, работают активно на нашем рынке и дальше хотят работать, и не только они.

Вот сейчас в связи с Brexit, если это все-таки пройдет до конца, и, кстати говоря, я понимаю позицию Премьер-министра, она борется за этот Brexit (пускай они сами решают, это не наше дело, а то еще опять обвинят нас в чем-нибудь), но референдум-то прошел. Ну, что ей делать?

Она должна исполнять волю народа, высказанную на референдуме, или это тогда вообще не референдум. Кому-то не понравилось – снова и снова. Это что, демократия что ли? Да я посмотрю, как будут оценивать критики этого процесса ситуацию, когда и если на этот Brexit наплюют и снова будут проводить до тех пор все эти мероприятия, пока они кого-то не удовлетворят.

А зачем тогда референдумы, и в чем тогда смысл прямой демократии? Но, собственно, это их дело, пускай. Но в любом случае они заинтересованы в рынках, заинтересованы в партнерстве. Мы это не обсуждали с Премьер-министром, но мы это обсуждаем с нашими коллегами и друзьями, которых у нас достаточно в Великобритании, особенно в бизнес-среде.

Вы знаете, если мы посмотрим на прямые иностранные инвестиции, больше всего прямых иностранных инвестиций в этом году откуда? Из Великобритании, 22 миллиарда долларов. На втором месте ФРГ, потом Сингапур. Это же о чем-то говорит, правда?

Правда, это отчасти, может быть, репатриация наших капиталов, поскольку их там поднапугали, но все-таки заинтересованность очень большая и в сельском хозяйстве (у нас экспортный потенциал огромный, все время растет), и в промышленности, и в энергетике. Очень много направлений. И надеюсь, что здравый смысл восторжествует.

А что там лыжи? Это мне интересно, зима же.

С.Шаганова: Светлана Шаганова, ГТРК, Карачаево-Черкесия. У меня для Вас такой несложный пример: Путин плюс лыжи равно наш регион – Карачаево-Черкесия. Конечно, Вы не изменяете дзюдо и самбо, но очень хотелось бы, чтобы Вы посетили наш регион, посетили наш новый курорт Архыз и прокатились бы на лыжах. Будет ли у Вас такая возможность в Вашем плотном рабочем графике?

В.Путин: Мне бы очень хотелось это сделать. Но я в любом случае Вас поздравляю с развитием туристического дела. Республика развивается, это конкурентные преимущества республики – развитие курортов подобного рода. Уверен, что это будет развиваться и дальше. Если смогу, я с удовольствием приеду. Спасибо Вам большое.

Реплика: Про Газпром, Владимир Владимирович.

В.Путин: А, и про Газпром. Да, сейчас, следующее – про Газпром.

Г.Ботоян: Спасибо.

Газета «АЗГ», Армения, Ботоян Гоар. Спасибо, четвертый раз уже мне удалось Вам вопрос задать.

В.Путин: Слушаю Вас.

Г.Ботоян: Вопрос такой: как Россия будет восстанавливать политику в отношении Армении после выборов?

В.Путин: А что значит восстанавливать? У нас нет ничего такого, что рухнуло, а потом требует восстановления. У нас ровные отношения с Арменией, это наш стратегический партнер в регионе, и вообще в мире, член ОДКБ, Евразийского экономического союза. Нам чего восстанавливать? Нам нужно развивать то, что есть на созданной предыдущими поколениями руководителей базе. Армянский народ – это ближайший союзник русского народа в Закавказье, так было исторически, так есть, я надеюсь, так оно и будет. Нам нужно исходить из реалий текущей ситуации в мире, в регионе, исходить из потребностей, наших возможностей. Мы это в ближайшее время обсудим с господином Пашиняном, который на следующей неделе должен приехать с визитом.

Г.Ботоян: Спасибо Вам большое.

В.Путин: Давайте про Газпром, что там? Что Вы нас пугаете.

В.Смирнов: Виктор Смирнов, издание «47news.ru», Ленинградская область. Я сейчас объясню, почему у Газпрома газ закончился.

В.Путин: Да, пожалуйста.

В.Смирнов: Но сначала небольшая вводка. По Ленобласти проходит «Северный поток-1», как известно, и строится «Северный поток-2». Вы открываете «Турецкий поток», все очень здорово. Но очень многие жители Ленинградской области, которые видят, как мимо них проходят эти потоки, в течение многих лет не получают газ. А недавно, в декабре, 7 числа, Газпром и вовсе заявил, что не может отпустить газ новым потребителям на целом Карельском перешейке.

В.Путин: На Карельском перешейке?

В.Смирнов: Карельский перешеек. То есть два района Ленобласти и часть Петербурга. То есть они считают нецелесообразным реконструировать некую компрессорную станцию (то ли денег нет, то ли куда-то они в другое место), чтобы можно было отпускать газ.

Наряду с этим (но это так, на заметку), там пару лет назад была украдена труба – просто украдена – стоимостью 1,8 миллиарда рублей. Уголовного дела до сих пор нет.

В.Путин: Я не понимаю. Что, выкопали и утащили, что ли?

В.Смирнов: Нет, ее не положили, но актами закрыли. То есть труба как бы есть, но ее как бы нет.

В.Путин: То есть деньги списали, а трубы нет?

В.Смирнов: Да. И уголовного дела тоже нет.

В.Путин: Это в каком месте?

В.Смирнов: Это Приозерский район. Вы там бывали, Вы знаете.

В.Путин: Я знаю, да.

В.Смирнов: И к этому еще сроки газификации в Ленобласти постоянно срываются, но в газовой монополии это называют красивым словом «перенос и синхронизация», ежегодная. То есть срываются, срываются, срываются, но это синхронизация.

И четвертое, что бы хотелось отметить. При всех проблемах в газовой монополии и проблемах жителей, которые от этих проблем тоже страдают (без газа, кстати, некоторые с 2009 года), при всем при этом дети членов правления, конкретные дети, мы о них писали, не стесняются занимать посты топ-менеджеров в дочерних организациях. Более того, они не стесняются выкладывать в интернет фотографии роскошных автомобилей, полетов на бизнес-джете, чтобы посмотреть в Италии футбол. Как Вам такое народное достояние, Владимир Владимирович? Не заигрались они случаем?

В.Путин: Конечно, всегда нужно следить за расходами, за полетами на суперджете, и надо посмотреть, что они там делали, какой футбол смотрели. Ведь Газпром, кроме всего прочего, спонсирует иностранные футбольные клубы, скажем, «Шальке 04» в Германии. Но почему спонсирует? Потому что работает там активно, в Германии, в Италии работает. И это все нужно поддерживать. Хотя все хорошо в рамках здравого смысла, и надо всегда за этим очень внимательно следить. И то, что Вы обратили на это внимание – это правильно. Я тоже посмотрю, где они там летают и на чем.

Но что касается газоснабжения внутри страны – оно растет. У нас растут, правда, и объемы продаж на внешний рынок. В этом году будет за 200 миллиардов кубических метров – это очень хороший результат, исторический максимум. И он нужен стране, он нужен не Газпрому, он нужен нашей экономике и бюджету, потому что основные доходы Газпрома, которые потом перетекают в бюджет, от экспорта, и это правильно.

Что касается внутренних вопросов, решение о газификации, повторяю еще раз, развивается. Там вопрос ведь не в Газпроме только, Газпром доводит трубу до населенных пунктов, а потом дальше распределение, и «последняя миля» так называемая, должна эта проблема решаться с помощью региона.

В.Смирнов: Такпостроил регион, уже построил.

В.Путин: Построил?

В.Смирнов: Да.

В.Путин: Хорошо, я проверю. Я этого не знаю, я обязательно это проверю и посмотрю.

Конечно, Газпром исходит из экономической целесообразности, но кроме экономической целесообразности есть, конечно, и вопросы, связанные с социальными проблемами, в том числе с обеспечением газом населения той или другой территории.

Я посмотрю, насколько она построена. Знаете, между заявлениями местных властей и реалиями часто, очень часто, во всяком случае, дистанция достаточно большого размера. Я обязательно обращу на это внимание. Это Приозерский район, я услышал. Да, Приозерский район?

В.Смирнов: ЧастичноПриозерский, частично Выборгский, частично Петербург.

В.Путин: Хорошо.

В.Смирнов: «Газпром» говорит, что у них не готова станция.

В.Путин: Я вас уверяю, я обязательно посмотрю на этот вопрос и отреагирую.

У нас не так благостно идет, но все-таки более-менее ровненько. А вот «Новая газета», она сейчас нам чего-нибудь подбросит. Пожалуйста.

И.Азар: Здравствуйте!

В.Путин: Добрый день.

И.Азар: В этом году в Центральноафриканской Республике погибли мои коллеги и друзья Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко.

В.Путин: Это большая трагедия, согласен с Вами.

И.Азар: Что Вам известно об обстоятельствах их гибели и, в частности, о возможной причастности к этому частной военной компании «Вагнер»?

Во-вторых, что Вы думаете, насколько это вообще правильно, что бизнесмен, которого называют вашим поваром, Евгений Пригожин, как считается, занимается и руководит ЧВК «Вагнер»?

И в целом, что Вы думаете о деятельности частных военных компаний. Складывается впечатление, что Вы как-то стесняетесь этого или отрицаете этот факт. Может быть, стоит этим гордиться, ведь они действуют в Сирии, на Донбассе, в Центральной Африке и других странах?

И второй короткий вопрос. Как Вы знаете, правозащитник Лев Пономарев, наверное, Вам известный, 77-летний человек арестован на 15 дней за пост в «Фейсбуке». Как Вы как человек к этому относитесь? Нормально ли это?

В.Путин: Давайте начнем с «Вагнера» и поваров.

Все мои повара – сотрудники Федеральной службы охраны. Они люди военные, находятся в разных званиях. Других поваров у меня нет.

Надо, чтобы было это ясно, понятно, и чтобы мы к этому не возвращались. Если кто-то хочет приклеить какие-то ярлыки, это их дело, и здесь ничего страшного нет. Это такая у нас политическая возня происходит. Есть даже такое понятие «безопасное питание». Мы никому это питание, кроме как сотрудникам ФСО, не передаем, чтобы было Вам понятно.

Теперь по поводу «Вагнера» и того, что люди делают. Все должны оставаться в рамках закона, все. Если есть какая-то… Мы можем запретить вообще частную охранную деятельность, но стоит только это сделать, думаю, что и к Вам придут с большим количеством петиций, требованием защитить этот рынок труда. У нас там работает чуть ли не миллион человек. Если эта группа «Вагнер» что-то нарушает, тогда Генеральная прокуратура должна дать правовую оценку.

Теперь по поводу присутствия их где-то за границей. Если, повторяю еще раз, они не нарушают российского закона, они вправе работать, продавливать свои бизнес-интересы в любой точке планеты.

И, наконец, о трагедии, которую Вы упомянули. Это, безусловно, трагедия: погибли люди, у них есть семьи, близкие люди. Вообще, к сожалению, очень много трагедий связано с журналистами. Думаю, что мы никогда не должны забывать, в том числе и о журналистах, которые погибли на юго-востоке Украины, попав под обстрел, или тех, на которых фактически было совершено покушение, которых расстреляли. Об этих тоже, пожалуйста, не забывайте.

Ваши коллеги, насколько мне известно, приехали в Африку без всякого уведомления местных властей, приехали даже не как журналисты, они приехали как туристы. По имеющимся на сегодняшний день данным, покушение совершили какие-то местные группировки.

Насколько я представляю, там идет расследование. Достоверных данных, к сожалению, пока нет, но мы очень рассчитываем на то, что они будут получены. По дипломатическим каналам мы держим эту ситуацию на контроле. Надеюсь, что хоть когда-нибудь мы узнаем, что же в реалиях там произошло. Но хочу принести свои соболезнования и вам, всем членам редакции и близким людей, которые там погибли.

С.Мильвит: Владивосток!

В.Путин: Давайте Владивосток. Громче всех…

С.Мильвит: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Спасибо Вам большое, что предоставили мне слово.

От всей души и от всех владивостокцев хотел бы выразить благодарность о Вашем принятом решении, что Владивосток теперь столица Дальневосточного федерального округа. Большое Вам спасибо.

На прошлой конференции я Вам задавал вопросы, связанные с экологией, мусоросжигательным заводом, «Снеговой Падью», вырубкой лесов. Вам еще раз большое спасибо, что мусоросжигательный завод закрыли. Надеюсь, что его и не откроют.

Единственное, там по переработке мусора есть некоторые фирмы, которые хотели бы заниматься раздельным мусором, но почему-то региональный оператор им этого предоставить не может, так как это в аренде, и земельный участок не может быть в субаренде и так далее.

И недавно у нас прошли выборы, как Вы знаете, и, конечно, самым протестным оказалась пенсионная реформа. Это в принципе в основном и повлияло на затяжной характер этих выборов, самое главное.

И знаете, Владимир Владимирович, хотел продолжить про экологию. Вот спорткомплекс, который я обозначал, его закрыли, но его так и не достроили. Обманутые дольщики, которые во второй раз так же были Вами оповещены, дома не достроены. Дальхимпром – Карьерная, где у нас морская пехота располагается, там есть школа № 55, которую тоже закрыли, и теперь детки ездят в отдаленные школы.

И еще один момент. Земли лесного фонда находятся в государственной собственности так же, как стратегический объект «Примводоканал». Что происходит сегодня? Сегодня лесной фонд у нас – как всегда на кадастровый учет леса не поставлены до сих пор, до сих пор идет вырубка лесов, постройка коттеджей все так же и остается.

Озера, водоемы на «Примводоканале», которые должны находиться в государственной собственности, сегодня находятся в частной собственности. С этим вопросом прошу Вас разобраться.

Реплика: Вопрос!

С.Мильвит: Хорошо. Простите, пожалуйста. Переходим. Хотел небольшую ремарку про пенсионную реформу.

Мне кажется, что пенсионная реформа – здесь прошел такой момент, наверное, где-то, скорее всего, Вас в этом обманули. Объясню в чем. Получается, пенсионный дефицит за 2018 год составляет 257 миллиардов, правильно?

А когда началось некое народное волнение, то мы решили им добавить еще 500 миллиардов, то есть чтобы какие-то льготы были. И Вам не кажется, что здесь лучше, может быть, стоит обратить на это внимание и отменить пенсионную реформу?

То есть мы тратим большие деньги, такой дефицит, а столько тратим. В принципе про пенсионную реформу я все вроде сказал.

Подождите. Еще раз хотел Владимира Владимировича Путина поздравить с Новым годом, пожелать Вам сил, творческих успехов и всего.

И последнее хочу сказать, ребята, извините. Господин Дмитрий Сергеевич Песков сказал, что пришла информация, хочу озвучить.

Ребята, хочу реально, минуя все какие-то мои просьбы, которые журналисты хотят, чтобы я озвучил, хочу озвучить самый важный вопрос.

Владимир Владимирович, помогите, пожалуйста. Есть Владислав Шестаков, 3 года, он болеет, Иркутская область, город Черемхово. Его нужно просто перевести в Москву.

Люди деньги собрали, помогите, пожалуйста, в этом. И на вопросы, которые я озвучил, ответьте, пожалуйста, на них.

Примите меры, верните лесной фонд государству и озера «Примводоканалу».

В.Путин: Давайте все-таки с самого чувствительного вопроса.

Прошу прощения у представителя «Новой газеты» – Вы у меня спросили про Льва Пономарева. Мы обсуждали этот вопрос на встрече с правозащитниками в рамках Совета. Я не потому, что хочу уклониться от него, просто упустил.

В отношении Пономарева принято решение судом за призывы к несанкционированным акциям. Не хочу подвергать сомнениям решения судебных инстанций, не ставлю под сомнение справедливость принятого решения.

Теперь по поводу очень чувствительного важного вопроса – пенсионной реформы. Вы знаете, в начале 2000-х годов и в середине, Вы знаете наверняка мою позицию, я говорил, что категорически против всякого изменения и повышения пенсионного возраста, тогда и невозможно было это делать.

Я и сейчас считаю, что это была выбрана правильная позиция, потому что и возраст (продолжительность жизни) был у нас низким – 65 лет, и количество работающих (соотношение работающих к неработающим) было другое, более или менее приемлемое.

Сейчас кардинально это все поменялось. Дело не в дефиците сегодняшнего дня, дело в том, что тенденции такие, что количество работающих становится все меньше и меньше, а количество неработающих пенсионеров увеличивается.

Да, сейчас, Вы правы, сейчас это можно закрыть, я же сказал об этом в своем обращении. Пять-семь лет будем жить спокойно, но пройдут эти пять-семь лет, и придется все равно, страна вынуждена будет это сделать, но уже придется это сделать резко, без всяких переходных периодов, без всяких льгот, в том числе и для женщин.

И придется сделать это резко, вот в чем все дело. Если бы не было понимания этих тенденций, я никогда бы не разрешил этого сделать, но это объективные тенденции, от этого никуда не деться.

Вы понимаете, я же прекрасно отдавал себе отчет в том, как люди будут реагировать. Здесь ведь чего ни объясняй, все равно, когда конкретного человека это касается, это не вызывает восторга. Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что будет критика и справа, и слева.

То, что делалось слева, мы знаем: своей экономической политикой в свое время развалили, по сути дела, Советский Союз, а потом в 90-е годы чуть не развалили Россию. У нас не было бы Российской Федерации, у нас была бы какая-нибудь Московия.

Эту ситуацию удалось удержать, купировать. Больше того, страна развивается, крепнет. Такие вещи неприятны, и ясно, что никакого восторга они не вызовут, но неизбежны. Повторяю еще раз, если бы не был убежден в том, что это неизбежно, никогда бы этого сделать не позволил.

Значит, теперь по поводу конкретных вопросов, которые Вы поставили: это лесной фонд, школа, спортивный комплекс. Это, как Вы понимаете, требует отдельного изучения, это частные вопросы.

Я Вам обещаю, что обязательно на это посмотрю. Надеюсь, что Олег Кожемяко тоже посмотрит. Он, наверняка, слышит меня. Прошу его мне соответствующую информацию представить и доложить.

По поводу переноса административного центра во Владивосток. Это Трутнев ставил такой вопрос очень давно, в течение нескольких предыдущих лет. Владивосток развивается очень активно и является действительно центром и региона, и в известной степени центром притяжения, имею в виду соседние страны, поэтому, мне кажется, это обоснованное решение.

С.Мильвит: Еще про ребенка…

В.Путин: Где находится мальчик?

С.Мильвит: Город Черемхово, Иркутская область.

В.Путин: Что с ним, что с ним такое?

С.Мильвит: Он болеет.

В.Путин: Хорошо, мы поможем обязательно.

Д.Песков: Коллеги подойдут к вам и возьмут ваши координаты.

В.Путин: Да, пожалуйста.

А.Мельникова: Добрый день! Меня зовут Анастасия Мельникова, Znak.com.

Владимир Владимирович, в последнее время с пугающей регулярностью поступают сообщения о пытках в тех или иных колониях, СИЗО, спецприемниках.

И я, наверное, сейчас в основном скажу о Свердловской, Челябинской, Оренбургской областях, Саратовской, это Хакасия, это Забайкальский край. И благодаря нашим коллегам из «Новой газеты» летом мы узнали о чудовищных пытках в Ярославской колонии.

При этом мы знаем историю серийного убийцы Вячеслава Цеповяза, который, находясь в колонии строгого режима, мог себе позволить различную роскошь: крабы, икру и так далее.

Не кажется ли Вам, что реформа в системе ФСИН остро необходима – и необходима прямо сейчас? И что Вы, как человек, который явно не от меня первый раз слышит об этих проблемах, можете сказать, что будет сделано, кто будет за это отвечать.

И когда это произойдет, чтобы колонии в России перестали быть для одних местом для отдыха, а для других узаконенными пыточными средневекового образца? Потому что то, что сейчас происходит в системе ФСИН, это перебор. Это даже для нашей страны перебор.

В.Путин: Значит, ситуация в местах лишения свободы должна находиться под постоянным контролем прежде всего прокуратуры. И, разумеется, то, что мы видим факты, которые там всплывают, это абсолютно недопустимо.

Любые нарушения закона, тем более пытки – это преступление. И эти правонарушения, эти преступления должны быть наказаны. Кстати говоря, так и происходит, когда в том числе с помощью средств массовой информации такие факты всплывают.

Говорить о том, что там нужно все переломать, тоже было бы неправильно. Нужно совершенствовать эту систему, нужно повышать уровень гражданского контроля – с этим я согласен полностью.

Но в этой связи могу напомнить, что у нас созданы соответствующие комиссии, которые должны работать, и которые будут получать поддержку со стороны государства, со стороны Президента. Надеюсь, что они тоже сыграют свою позитивную роль в решении тех проблем, которые, безусловно, в системе есть.

Р.Фаляхов: Gazeta.Ru, меня зовут Рустам Фаляхов. Здравствуйте!

Владимир Владимирович, на этой пресс-конференции, когда Вы ее открывали, Вы подвели макроэкономические итоги года, и, вроде, так все получается, что живем все лучше и лучше, жители Парижа, наверное, просто должны были бы очень позавидовать, если верить этой статистике.

В.Путин: Коренные жители Парижа переезжают в пригороды по целому ряду причин. Поэтому такое неудовольствие вызвало повышение цен на бензин, многие коренные парижане переехали в пригороды, и повышение цен на бензин очень бьет по их семейным бюджетам. Ладно, это другой вопрос.

Давайте поговорим о нашем жилищном строительстве.

Пожалуйста.

Р.Фаляхов: У меня вопрос о достоверности статистики, о достоверности той информации, которая используется при замерах уровня жизни россиян, о том, как вообще себя чувствуют россияне. Если верить рапортам Правительства, то доходы растут, Вы тоже называли цифру – на 0,5 процентов

Доходы растут, а цены падают. Но когда россияне видят ценники на товары и услуги, они понимают, что правительственные чиновники просто жонглируют цифрами. Речь идет о статистике Минтруда, Минэкономразвития, Минфина и других ведомств.

У экспертов тоже недоумение, их цифры, их данные не бьются опять же с данными официальной статистики, и, видимо, от нехорошей жизни уже эксперты предлагают ввести для России несколько экзотический индекс счастья, но зато будет учитываться голос россиян при этом.

Мой вопрос очень простой: не пора ли все-таки произвести тонкую настройку официальной статистики, иначе получится, что майский Указ будет выполнен, легко будет выполнен, а индекс счастья покажет ноль?

В.Путин: Ваша озабоченность понятна, и я отчасти ее разделяю, но именно отчасти, в том смысле, что нужно лучше объяснять людям, откуда берутся эти цифры и что они значат, и как на них реагировать.

Но совершенствовать эту систему, безусловно, нужно, я с Вами полностью согласен.