ОХОТА НА СТАРТАП

Прослушать новость

Сергей Богданов — основатель и директор YellowRockets — венчурного фонда, компании, развивающей глобальное стартап-сообщество, о том, почему венчурные инвесторы хотят сделать мир лучше.

— Сергей, вы являетесь основателем YellowRockets, а уникальный опыт StartupSamara признан Минэкономразвития РФ лучшим практическим решением по развитию инноваций в регионах. Как возникла мысль создать один из самых успешных региональных проектов России по развитию инновационной экосистемы?

— Эта идея возникла в 2013 году. Я сам предприниматель, поэтому по своему опыту я знал, что не хватает развитой экосистемы для появления стартапов. Да, изначально нас поддержало правительство региона. С Александром Кобенко, возглавлявшим на тот момент Министерство экономического развития, мы разговаривали, что называется, на одном языке. За один год мы собрали сильную команду. Научились делать мероприятия и обзавелись большим количеством партнеров. Мы максимально открытые. Выступаем за саморазвитие и развитие вокруг нас. Мы сделали так, что StartupSamara стал единым окном для стартапа.

Мы активно работаем с Нижним Новгородом и с Бурятией. Кстати, с выходом на региональные рынки нас стали узнавать как YellowRockets.

Обычно в регионе есть несколько институтов развития, которые формально что-то делают, а мы знаем, как при минимальном бюджете, скажем, в 10 миллионов можно «взлететь». А это быстрая и гарантированная победа для местного правительства.

— Есть какой-то фирменный рецепт от «Желтой ракеты», чтобы наладить экосистему в новом регионе?

— Конечно, когда мы заходим в регион, то работаем по типу акселератор для акселератора. Сами формируем местную команду по специально разработанной технологии. Благодаря комплексной методологии запускается механизм, который дальше работает самостоятельно.

— Насколько открытые вами стартап-центры в университетах способствуют развитию новой экосистемы?

— У нас точно нет задачи сделать всех предпринимателями. Но есть цель выявить тех, у кого заложены определенные задатки, чтобы помочь им стать успешными бизнесменами. По сути, мы зажигаем сердца студентов, даем идею, когда после университета они могут не искать работу, а давать ее. В России изначально сильная инженерная школа. И очевидно, что если сидеть на правильных потоках этих людей, то можно найти жемчужины, не переоцененные, как в Америке.

— Получается, вы являетесь прямыми конкурентами государственных центров поддержки предпринимательства, бизнес-инкубаторов?

— В России есть проблема в развитии экосистем, когда поток государственного финансирования льется тем людям, которые работают в институтах развития.

Государство не должно финансировать стартапы.

Это бизнес. Для этого есть бизнес-ангелы, венчурные фонды. А правительство должно помогать рыночным игрокам, чтобы они могли инвестировать в стартапы.

Это умные деньги.

Иначе — подписал заявку, получил грант, написал отчет. У нас есть база «грантоедов» Самарской области. Одни и те же люди приходят, деньги получают, уходят. Эффективность небольшая, научно-технические отчеты написаны, но бизнеса не появилось.

Очевидно, что это так не работает.

Логично, что мы с ними, по сути, конкурируем.

— В чем вы видите поддержку от государства, если гранты не доказали свою эффективность?

— Роль государства во всей этой истории — это костыль. То есть нога не ходит, нужен костыль, чтобы ходить. Когда нога нормальная, есть игрок рыночный, частный игрок. Странно, если у тебя нога ходит, зачем тебе еще и костыль. Его лучше отбрасывать и ходить в тренажерный зал эту ногу накачивать, в футбол играть, бегать и развиваться, лучше развивать частного игрока.

Гранты нужны из-за недостатка частных денег.

И мы понимаем, что лучше растить частное инфраструктурное инвестирование, чем постоянно просить финансирование. На самом деле так работают во всех успешных экосистемах по всему миру. Если посмотреть на опыт Израиля, Америки, там, конечно, есть какие-то государственные структуры развития, но, как правило, они работают на стадии фундаментальной и прикладной науки. Все что касается посевной и дальше, то государство поддерживает частных игроков, соинвестирует с бизнес-ангелами, помогает создавать венчурные фонды.

— Когда твой проект один из самых успешных, можно уже расслабиться?

— Мы понимаем, что наша экосистема не такая совершенная. Но это вопрос времени. Мне кажется смешным, что я делал в 2013 году, и я уверен, что через пять лет я буду смеяться над тем, что вам сейчас рассказываю. Все очень быстро меняется.

Сегодня мы движемся в четырех направлениях: развитие региональных экосистем, региональные акселераторы, венчурный фонд, коворкинги.

Ежегодно мы проводим больше ста мероприятий.

То есть каждые три дня происходят различные event.

Люди узнают друг друга, появляется доверие между ними. Успешные предприниматели становятся менторами, потом инвесторами и трансформируются в бизнес-ангелов.

Благодаря системной работе мы сделали так, что региональные стартапы привлекли 700 млн рублей за два года, и это оказалось больше, чем за 20 лет вместе взятых. Сформировав воронку проектов, поняли, нужно индивидуально работать с проектами и помогать лучшим из них добегать до первых денег от клиентов, от первых денег до инвесторов, от идеи — к действующему бизнесу.

За два–три месяца прохождения акселерационной программы мы помогаем предпринимателю протестировать бизнес-модель, разработать свои базовые гипотезы. Если что-то не работает, быстро поменять бизнес-модели. Если что-то не меняется, то просто закрыть проект и тем самым сэкономить время. А если все получается в ограниченном времени, увеличить деньги.

В рамках акселератора проходят постоянные менторские сессии, и у нас сложился действительно серьезный клуб менторов и контактов. За это время мы можем очень быстро познакомить человека с предпринимателями из отрасли, который поможет своим опытом, знаниями и связями.



МЫ НЕ ЧИТАЕМ МАЛЕНЬКИЙ БИЗНЕС-ПЛАН

Мы ходим по рынку и ищем корпорации, в первую очередь, которые заинтересованы в том, чтобы искать технологии, искать таланты, искать пути для дифференциации своего основного бизнеса через сотрудничество со стартапами. Проводим для них отбор. И работаем индивидуально с лучшими из лучших, вовлекая экспертов и менеджеров, которые драйвят всю эту историю изнури.

Мы должны сделать так, чтобы то, что мы нашли, было комплементарно для корпорации. Не бывает готовых решений. Как правило, мы нашли технологию, но она квадратная, а корпорации нужна круглая. И наша задача за 2–3 месяца ее адаптировать. Мы не читаем маленький бизнес-план, мы смотрим, как люди работают три месяца, чтобы с большей уверенностью инвестировать в лучших.

Наш венчурный фонд составляет 100 млн рублей, и мы инвестируем 2 млн рублей на стадии, когда есть команда, в которой как минимум предприниматель и человек, отвечающий за техническую сторону дела, существует минимально жизнеспособный продукт.

— Масштабирование за рубеж обязательно для вас как для инвесторов?

— Оно желательно, но не обязательно. Если проект может вырасти, и есть возможность его продать в России, нас это тоже устроит. Но, конечно, сейчас нет ни одного готового портфеля, который настроен на российский рынок. Очевидно, что все сейчас метятся на глобальные рынки.

— YellowRockets и StartupSamara способны снизить отток успешных бизнес-проектов за рубеж?

— Стартап — это всегда про масштабирование бизнес-модели и про то, что нужно наращивать капитализацию.

Именно поэтому все хотят выходить на глобальные рынки. Чем больше рынок, тем больше стоишь.

Поэтому любой инвестор всегда будет подталкивать компанию, чтобы работать по всему миру.

Надо понимать, что глобальный рынок — это не всегда «стартап уезжает отсюда». У нас есть достаточно примеров, когда ребята работали на глобальном рынке, а разработчики находятся в России. И американский инвестор не будет инвестировать в российскую компанию. Российские и американские инвесторы не могут конкурировать. Здесь сложно тягаться, потому что объем рынка не сопоставим.

— Есть ли преимущество у наших инвесторов?

— Да, когда ты инвестор ранних стадий, необходимо находиться рядом. Бизнес-ангел не будет инвестировать, если стартап далеко.

Но и предпринимателей не привлекают российские деньги. И они сразу идут в Европу, в Америку, в Сингапур. За все эти годы работы на рынке мы поняли, что в России готовых к инвестиции моделей практически нет. Нельзя подойти, сорвать и съесть яблоко. Образно говоря, мы не срываем эти яблоки, а выращиваем сад, мы смотрим, как они зреют, а потом срываем — то есть инвестируем в них.

Это модель работающей экосистемы.

Сейчас у нас появился новый фонд YellowRockets-2. И это будет на посевной стадии. Как я уже сказал, 100 млн рублей — это 2 млн за 7 %. Мы собрали наш инвесткомитет после скрининга проектов, в него вошли двенадцать ведущих инвесторов со всей России, топовые бизнес-ангелы и венчурные фонды России. По сути, мы принимаем решение коллегиально с ними. Они скажут, заходить в проект или нет, хотят ли они с нами соинвестировать.

Чем больше людей захочет помогать проекту на ранней стадии, тем лучше. То есть мы собираем экспертизу со всех венчурных фондов России.

ХОРОШО РАБОТАТЬ, ХОРОШО ОТДЫХАТЬ

В нашем коворкинге работает основатель Dreamstudy, который привлек уже четыре частных инвестиции. Это топ для России. Он не брал у государства ни рубля.

— У вас большой коворкинг?

— Нет, небольшой. 340 квадратных метров. В ближайшем времени открытие подразделения в Москве. Это большая заслуга наших партнеров. В первую очередь, ассоциации бизнес-ангелов в лице Виталия Полехина.

Наша задача — организовать классную среду для общения. Хорошо поработали, хорошо отдохнули.

— Семь наборов на протяжении четырех лет, 700 млн привлеченных рублей. Это ли не результат? Кого вы можете назвать самым успешным стартапером в регионе за этот период?

— Самый успешный проект — Cherry Home. Мы помогли им попасть в акселератор Лос-Анджелесского университета Калифорнии. За пару месяцев они обзавелись нужными связями, вернулись в Россию. В итоге в них вложились несколько российских инвесторов, но те, которые живут в Америке.

Ребята делают систему для умного дома, которая позволяет распознавать то, что происходит внутри. Она самообучаема и способна информировать. Система сообщит, если что-то начинаешь делать не так из-за болезни. Вплоть до того, что если у вас появятся первые признаки инсульта, она попросит улыбнуться, поднять руки и сама вызовет скорую.

Есть еще крутой стартап — Вармбокс. Это ютуб для корпораций. Программа умеет находить электриков, системных администраторов, тех, кто оказывает разовые услуги в городах. И если что-то случилось, администратор просто нажимает кнопку в мобильном приложении: нужен электрик. И через 10 минут проблема устранена. У этого стартапа выручка более 300 млн в год. В этом году, я думаю, будет за миллиард. И их оценка капитализации должна быть не менее 100 млн долларов.

— Сергей, у предпринимателей всегда занята голова, есть риски и проблемы. Проще подписать контракт с хорошей зарплатой...

— Все так, но когда ты предприниматель, у тебя есть свобода. И по большому счету, ты живешь свою жизнь. Когда ты наемный сотрудник, ты реализуешь чужую мечту.

Я — предприниматель, и были случаи, когда я стоял на коленях, и нужно было найти силы двигаться дальше. Но когда ты почувствовал это, что ты сам зависишь от себя, то эта внутренняя свобода дороже всего остального. Если бы я работал на корпорацию, я был бы богаче, но не факт, что счастливее.

— Для вас это самореализация?

— Самореализация — такое чувство, как побывать в интересном походе или съездить в интересное путешествие. Наша задача как YellowRockets — работать с самыми талантливыми и амбициозными предпринимателями, теми, которые хотят менять мир к лучшему.

БИЗНЕС-ЖУРНАЛ | ОКТЯБРЬ | #10 2018