В 90% мировых криптовалютных проектов работают русские

Прослушать новость

В Инновационном центре «Сколково» прошла крупнейшая в России и СНГ конференция для стартапов Startup Village, собравшая на одной площадке стартапы, инвесторов, представителей крупного бизнеса и экспертов из 80 стран мира.

Один из инициаторов конференции, известный в Европе бизнесмен и советник президента Фонда «Сколково» Пекка Вильякайнен рассказал о том, почему для стартапов так важно регулярно общаться, чем силен российский инновационный бизнес и чего ему не хватает для развития.

— Как вы считаете, достаточно ли в России форумов и конференций, которые могут дать толчок развитию высокотехнологичных компаний? Чего все еще не хватает?

— Если говорить о стране в целом, я не думаю, что мероприятий достаточно. Мне кажется, что в России нужно проводить больше встреч для стартапов из регионов. Причем таких, которые будут фокусироваться на формировании стартап-сообщества. Это не должны быть традиционные форумы, пленарные заседания и другие формальные вещи; нужны такие мероприятия, на которых локальные инвесторы и бизнесмены, представители университетов и местные стартапы смогут встречаться и знакомиться. За примером далеко ходить не надо: недавно в «Сколково» завершилась масштабная конференция Startup Village, где более 15 тысяч стартапов, инвесторов и представителей крупного бизнеса могли в неформальной обстановке общаться друг с другом. Но событий, подобных Startup Village, должно быть значительно больше, чтобы изменить ситуацию к лучшему.

— Вы много говорите об общении между стартап-проектами, для чего необходим этот нетворкинг?

— Несмотря на то, что русские довольно общительные люди, я заметил, что предприниматели не очень хорошо знакомы друг с другом. В России бизнесмены зачастую стараются спрятать свой успех или неуспех. Культура предпринимательства же, наоборот, призывает к открытости. В университете не сделают из студента бизнесмена — нужно учиться этому на практике и на опыте других. А в России делиться опытом не принято.
Даже если ты инвестор и заинтересован в том, чтобы вложить деньги в стартап, ты порой просто не можешь найти нужных людей. Нельзя просто пройти по Тверской улице и найти начинающего предпринимателя: ты же не знаешь, кто из прохожих на улице создает свой высокотехнологичный проект. Должно быть место, где талантливые разработчики могли бы встречаться. Скажу откровенно, я не люблю стартап-мероприятия, которые проводятся государством. Конечно, власти могут помогать финансово, как в случае со «Сколково», но основная идея — это не продавать продукт госкомпаниям, главное — объединить стартаперов вместе и сформировать сильное сообщество.

— Вы назвали нехватку общения одной из проблем для развития коммерции в России. С какими еще трудностями стартапы сталкиваются в нашей стране? Нужно ли усилить финансовую поддержку?

— Самая большая проблема — это не недостаток денег, потому что сейчас механизм поддержки стартапов неплохо выстроен: существует множество федеральных, региональных и частных программ. Самая большая проблема, как я уже говорил, — отсутствие коммуникаций между бизнесменами, между людьми, которые уже чего-то достигли, которые могли бы стать инвесторами и советниками для новых стартапов. Крайне редко предприниматель способен в одиночку заниматься бизнесом. Так что главная задача — помочь бизнесменам найти стартапы и работать с ними.

Вторая проблема — бюрократия. За первый год, что я провел в России, я подписал больше бумаг, чем за всю свою жизнь. В Финляндии мы перешли на электронный документооборот. У финнов есть поговорка, что бумага нам нужна только в туалете. А здесь без нее никуда — даже мой ассистент постоянно носит с собой всевозможные пропуски. Очевидно, в России предстоит еще много сделать для цифровизации ключевых процессов.

Еще один недостаток — нехватка хорошего образования. Сегодня существует слишком мало университетов, которые готовят предпринимателей, слишком мало программ, обеспечивающих связь между бизнесменами, учеными и технологами. Очень важно, чтобы, например, студент технической специальности мог объединиться со студентом бизнес-школы. В России — даже в маленьких городах и в пределах одного университета — люди абсолютно не связаны. Крайне редко встречаются уникумы, которые одинаково хороши, например, и в науке, и в маркетинге, и в бизнесе. Поэтому необходимо создавать команды. Для этого университеты должны более активно призывать студентов объединяться в стартапы.

— А должен ли только лишь университет учить создавать стартапы, или это нужно делать гораздо раньше?

— Все начинается с воспитания, с семьи. В России родители говорят детям, что желают им счастливой жизни и работу, скажем, в Сбербанке. Никто не хочет, чтобы их ребенок занимался таким рискованным делом, как бизнес. Многие люди здесь думают, что предпринимательство опасно, и, если ты добиваешься успеха в бизнесе, кто-нибудь придет и отнимет его у тебя. Чтобы это мнение изменилось, нужно подождать еще какое-то время. Но с точки зрения бизнес-климата в целом я думаю, Россия становится все ближе и ближе к европейским странам.

— Кстати, наша страна за последние годы сделала мощный рывок в рейтинге Doing Business, заняв в нем 35-е место. Каков ваш прогноз по условиям ведения бизнеса в России? Будут ли они смягчаться или наоборот?

— Когда мы говорим об условиях бизнеса, конечно, многое зависит от страны. Но все-таки Россия — часть мировой экономики. Невозможно достигнуть первенства или даже пятой строчки в одиночку. Любое государство — часть мирового рынка и международной бизнес-среды.

Если российским властям хватит смелости изменить законодательство и менталитет, продолжить работу по автоматизации и цифровизации процессов, условия ведения бизнеса станут еще лучше.

— Какой процент российских стартапов дорастает до серьезного бизнеса? Выше ли он, чем в странах Европы, или ниже? С чем это связано?

— Я не знаком с сегодняшней статисткой, но, когда семь лет назад я приехал в Россию, число успешных стартапов было гораздо меньше, чем в Европе. Сегодня вполне вероятно, что, например, в Казани, Ижевске или Ханты-Мансийске такая же доля стартаперов, как в Берлине. Но в целом по России их все равно еще довольно мало.

— Есть ли особые черты у инновационного бизнеса в России? Какие сферы преимущественно выбирают российские стартаперы?

— В России все хотят разбогатеть очень быстро, а долгосрочное планирование не любят. Я думаю, сегодня в 90% мировых проектов по криптовалюте участвуют российские инженеры. Потому что идея майнинга — получения денег из ничего — замечательная! Много россиян участвуют в проектах, связанных с развитием искусственного интеллекта — это общемировой тренд, такие технологии меняют рынок, способствуя развитию самых разных отраслей экономики.

Для меня немного странно, что в России сейчас не очень активно создаются новые технологии, направленные на защиту окружающей среды. На Западе такие разработки крайне востребованы и охотно берутся на вооружение компаниями. Я считаю, в ближайшее время число экопроектов здесь обязательно будет расти.

— Сегодня много говорят о важности выхода на мировые рынки. Как вы считаете, что для отечественного бизнеса должно быть первичным: изначально планировать международную деятельность или в первую очередь получить развитие в России?

— Я не думаю, что нужно изначально задумываться о выходе на международный рынок, потому что можно зря потратить время на ненужные вещи. Но стартапу уже на старте необходимо делать продукт, который будет конкурентен за границей, даже если он предназначен исключительно для рынка Краснодарского края, к примеру. А чтобы делать конкурентный мировой продукт, нужно знать своих конкурентов. И здесь порой недостаточно интернет-серфинга. Придется поездить по миру и вживую познакомиться с технологическими решениями, которые предлагают другие компании.

— Вы являетесь советником президента Фонда «Сколково» и играете активную роль в развитии этого института. В каком направлении, на ваш взгляд, развивается и должен развиваться Фонд? Есть ли инструменты поддержки, от которых на сегодняшний день стоит отказаться в пользу более эффективных?

— Мне тяжело быть объективным в этом вопросе, поскольку за последние семь лет многие изменения в «Сколково» произошли с моей подачи. Думаю, самое важное то, что мы начали воспроизводить модель «Сколково» в других городах России. Сегодня резиденты технопарков в Санкт-Петербурге, Казани и других городах могут получать те же сервисы и поддержку, что и резиденты «Сколково». Причем для этого им не нужно приезжать в Москву. Я вначале уже говорил о важности регионального развития. Здесь мы видим эту работу в действии.

За эти семь лет инновационный центр очень изменился. Готова большая часть инфраструктуры, построены здания Технопарка и Сколковского института науки и технологий. Последний, кстати, торжественно откроется в сентябре этого года. Поверьте, обо всех изменениях можно говорить бесконечно долго: о росте числа успешных проектов, о строительстве центров НИОКР-партнеров, о международной гимназии. Для перечисления всего не хватит времени интервью.

Сегодня приоритетным направлением развития «Сколково» остается создание новых высокотехнологичных проектов, и мы эту задачу выполняем. Здесь одним из главных критериев успеха является рост числа новых рабочих мест. Если сегодня у резидентов «Сколково» работают около 30 тысяч человек, то вскоре, я надеюсь, нам удастся довести это число до ста тысяч.