Про черный ящик с миллиардом плохих рублей

Прослушать новость

Буквально на днях Центробанк объявил, создает фонд плохих долгов, куда передадут 1,1 трлн рублей.

Создан будет такой фонд на базе "Траста", куда санируемые банки передадут активы на 1,1 трлн рублей. Регулятор рассчитывает вернуть до 40–60% этой суммы и готовится взыскивать убытки с собственников взятых на санацию банков.

Банк плохих долгов будет работать не как кредитная организация, а как фонд, сообщил зампред ЦБ Василий Поздышев. "В течение 2018 г. мы даже, возможно, предусматриваем сдачу банком лицензии", – пояснил он.

Банк помимо собственных убытков примет на себя основные убытки других санируемых банков. В основном это будут плохие активы "Рост банка", частично – "Промсвязьбанка" и санируемого им "АвтоВАЗбанка". Последние передадут "Трасту" плохие и непрофильные активы.

Активы "Промсвязьбанка" и "АвтоВАЗбанка" тоже будут разделены на плохие и хорошие, рассказал В.Поздышев.

В этой связи издание "Ведомости" задается вполне резонным вопросом. Цитата: "Вопрос не в том, как родилась эта цифра (понятно, что из простого сложения межбанковских депозитов, которыми "ФК Открытие" и Бинбанк финансировали активы своих "дочек"), а в том, что за ней стоит в действительности".

Далее приводятся рассуждения газеты на тему "что такое плохо" в смысле активов на 1,1 миллиарда.

Всему, что будет передаваться в фонд, можно, строго говоря, дать одно общее название – "проблемные активы". Хотя на самом деле за этим словосочетанием может скрываться что угодно. Часть активов может относиться к категории старых, давно унаследованных банком проблем, которые скорее уже больше похожи на обязательство, нежели хоть на какой-либо актив. Другая часть – к активам, которые имеют потенциал возврата, но требуют проведения определенной работы с ними, например дофинансирования или реструктуризации (а если говорить проще, то человеческого труда, времени и денег).

Какие-то активы могли потерять в цене (либо даже полностью ее утратить) по рыночным и экономическим причинам, какие-то – из-за слишком оптимистичных ожиданий собственников, финансировавших свои проекты, другие – в результате классического мошенничества. Может оказаться и так, что часть активов была перерезервирована из-за специфики регуляторных требований и после должной работы с документацией они окажутся в категории хороших: регулятивная оценка риска и реальная стоимость актива могут серьезно расходиться. А может быть, среди этих 1,1 трлн руб. есть и вовсе что-то иное – публичных данных о передаваемых активах нет.

Многое упирается в математику – есть вопрос, что считали и как считали.

Центробанк уже сообщил, напоминает газета, что рассчитывает из массива проблемных активов вернуть 40–60 процентов. Это можно понимать как заявку на потрясающе эффективную работу с такого рода активами – если не знать, от чего эту цифру на самом деле считали. Даже если оставить вопрос, что же и в какой пропорции отнесено к проблемным активам, часть из них еще на балансах банков была в каком-то размере зарезервирована, и если учесть этот факт, то recovery rate может оказаться несколько ниже.

Есть еще один немаловажный вопрос: заложена ли в ожидаемую возвратность работа, которая будет проводиться с бывшими собственниками банков, располагающими и другими, куда более приличными активами за периметром своих банковских групп? Есть ли у Центробанка с ними какие-либо договоренности и если есть, то какие? А если нет, то насколько доступны эти активы и есть ли для их взыскания юридические основания?

И - вывод.

Очевидно, пишут "Ведомости", что новый механизм финансового оздоровления стал гораздо прозрачнее для самого Центробанка, но, увы, не для рынка. И пока что получается, что новый механизм, может быть, и приводит санируемые банки в чувство быстрее и не несет в себе рисков, связанных с положением самого санатора (ресурс регулятора мало чем ограничен), но, как и прежний, остается большим black box ("черным ящиком").

Telegram-канал "Федерального Бизнес Журнала" - @bizmag_online

Отдел информации