Монополии 2.0. Регулирование в цифровую эпоху

Прослушать новость

Игорь Артемьев, руководитель ФАС России

Цифровая экономика затрагивает интересы всего человечества, и в таких условиях конкурентному ведомству предстоит сыграть во многом решающую роль в становлении контроля новой сферы без нанесения какого-либо ущерба прогрессу.

Из области физики нам известен такой феномен: в бескрайнем космическом пространстве находится множество крупных звезд, которые искажают пространство, деформируя его своей массой. Похожие процессы происходят и в экономике. Гигантские монополии зачастую влияют на сферы деятельности, в которых они работают, или области, смежные с ними. Конечно же, монополии могут быть и двигателями прогресса, однако, как правило, они развиваются за счет подавления более мелких компаний. Таких примеров в нашей стране достаточно. Поэтому государство, в том числе через антимонопольную службу, влияет на них, направляя их в более «добропорядочное» русло, чтобы они работали не только ради увеличения собственной прибыли, но также во благо людей и экономики страны в целом.
В современную эпоху глобализации и цифровой экономики, когда мир меняется каждую секунду и становится другим буквально на глазах, мы должны пересмотреть принципы антимонопольного регулирования и правоприменения. Традиционное антимонопольное законодательство — как наше, так и европейское — в отношении цифровых технологий безнадежно устарело. Уже давно понятно, что оно нуждается в подготовке целых новых глав и использовании новой правоприменительной практики: появляющиеся технологии хорошо защищены патентами, и добиться результата, применяя к ним традиционные подходы, затруднительно. При этом регуляторы должны иметь те же самые технологии и возможности, что и потенциальные нарушители, ведь в эпоху новой экономической реальности нарушения распространяются со скоростью света, и скорость антимонопольного реагирования должна ей соответствовать.
За последние годы Федеральная антимонопольная служба России успешно провела и завершила дела против Apple, Microsoft и Google (в последнем эпизоде, между прочим, защитив российский рынок поисковых систем). Однако во всех случаях ведомство было вынуждено балансировать на грани нормативного законодательства. Сегодня в регулировании рынка цифровых технологий важнейшим вопросом для нас является соотношение прав на интеллектуальную собственность и антимонопольное законодательство. Поэтому важно, с одной стороны, защитить авторские права творцов, с другой ― не позволить им злоупотреблять своим доминирующим положением, которое возникает естественным образом. Сегодня монополистом является тот, кто владеет патентом. И такие монополии не менее (а может быть, даже более) страшны, чем традиционные.

Гонка с препятствиями
Вместе с цифровой экономикой ХХI век принес с собой глобальные сделки. Сегодня мы видим, как происходит крупнейшая монополизация рынков в масштабах всей планеты, и чтобы контролировать такие экономические отношения, ресурсов наднациональных регуляторов уже недостаточно. Ситуация требует объединения усилия антимонопольных органов и создания новых наднациональных систем.
Ярким примером такой глобальной сделки является покупка немецким концерном Bayer американской компании Monsanto. Консолидация этих компаний привела к созданию крупнейшего в мире производителя семян. В результате оказалось, что теперь всеми процессами по выращиванию большей части семян на нашей планете будет управлять Big Data компании Bayer, и если хоть на секунду отключить этот колоссальный компьютерный мозг, то все производство просто встанет. Похожие опасения, несмотря на более скромные масштабы, вызывает сделка компаний «Яндекс» и Uber. В подобных случаях нельзя определять границы рынка по отдельности: это единый рынок, где все взаимосвязано.
Однако говорить о том, что цифровые технологии лишь усложняют антимонопольную деятельность, было бы неправильно. Федеральная антимонопольная служба при помощи специального программного обеспечения научилась эффективно отслеживать электронные картели на государственных закупках, когда недобросовестные организации пытаются подавать разные заявки на участие в электронном аукционе с одного IP-адреса, или когда несколько компаний заключают антиконкурентное соглашение для влияния на итоги аукциона.
Например, в Мурманске мы раскрыли сговор на торгах, который осуществлялся при помощи ценовых роботов. Нарушители программировали своих аукционных роботов на минимальное снижение от начальной цены. При создании аукционных роботов две компании-виновницы программировали для них лимиты снижения в диапазоне от 0,5 до 1% от начальной цены контракта, в зависимости от того, кто из них должен выиграть аукцион.
В ближайшее время будет привлечена к ответственности компания по подозрению в нарушении антимонопольного законодательства с помощью программ-роботов, которые мониторили цены конкурентов и устанавливали такие же цены на продукцию своей фирмы. Потенциальный «картель» в таких случаях возникает автоматическим образом, без прямого участия человека.

Новая экономика
Широко известно, что стоимость товара или услуги, предлагаемых рядом сайтов или программами-агрегаторами, варьируется в зависимости от предыдущих поисковых запросов и покупок пользователя. К примеру, сервис «Яндекс.Такси» устанавливает разные цены на поездку по одному маршруту в течение одинакового времени для разных клиентов. Цена различается до 100 руб. за поездку. Uber официально заявляет, что использует искусственный интеллект, который оценивает платежеспособность клиентов и предлагает им ту цену, которую они способны заплатить. Глава направления экономических исследований Uber Кейт Чен заявлял, что субъективная комфортная стоимость поездки для каждого конкретного телефона своя. Например, пассажир с разряженной батареей смартфона потенциально готов заплатить за заказ поездки почти в 10 раз больше, чем владелец заряженного телефона. А если человек регулярно вызывает такси из богатого квартала и едет в деловой район, то, скорее всего, он будет готов заплатить гораздо больше клиента из бедного района.
Всеобщая цифровизация не минует и крупные корпорации. Недавно ОАО «РЖД» реализовало блестящий проект, который можно сравнить с вызовом такси: для аренды грузового вагона теперь достаточно зайти в личный кабинет клиента и выбрать ближайший свободный вагон (а не ждать свой собственный). Все необходимые данные можно заполнить на сайте, таким образом полностью цифровизируя услугу и освобождая клиента от личного общения с чиновниками. Сейчас этот проект активно развивается и, что самое главное, значительно сокращает количество порожних вагонов.
У нашего ведомства есть идея создания глобального бенчмаркинга, который будет использоваться для формирования платформ по ценам. Антимонопольные органы всех стран смогут отслеживать цены на сопоставимых рынках и пресекать нарушения, происходящие на них. Аналогичным образом мы добились удешевления 500 лекарств из «Перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов». ФАС также начала работать по блокчейн-технологиям, у нас есть соответствующий проект со Сбербанком. Подобная платформизация и систематизация данных максимального количества рынков открыла бы большие возможности для защиты бизнеса и граждан от действий монополий. Синергия этих технологий и антимонопольной практики позволит создать условия, которые обеспечат более прозрачное и законное взаимодействие разных сторон, не позволяя крупным корпорациям искажать окружающее пространство и подминать под себя рынки.