ЗА РУБЕЖОМ Я НЕ ВСТРЕЧАЛ ПРЕДВЗЯТОГО ОТНОШЕНИЯ К РОССИЙСКИМ ИНВЕСТОРАМ

Прослушать новость

На фото: Игорь Рябенький

Если ты всерьез занимаешься инвестициями, в какой-то момент непременно начинаешь искать «мишени» не у себя под ногами, в радиусе 30 км от дома, а на других рынках. Желание инвестировать за рубежом связано и с экономикой, и с диверсификацией рисков. Так, в России рынок технологий и инноваций начал формироваться около двадцати лет назад, и в середине 2010-х отечественные инвесторы почувствовали, что им достаточно экспертизы и знаний для поиска проектов не только в России, но и в других странах. Эту тенденцию подогрели и первые истории успеха: многие российские стартапы сменили место жительства и успешно закрепились на западных рынках, бизнес-ангелы также начали осваивать другие географии. Например, наша компания AltairCapital вышла на рынок Израиля, бизнес-ангел Павел Черкашин уехал в США, Александр Бородич успешно инвестирует в Европе, базируясь в Литве, фонд StartaCapital запустил собственный акселератор в Нью-Йорке — и это далеко не полный перечень российских инвесторов, успешно работающих по всему миру.

Россия с точки зрения технологий, к сожалению, пока занимает только 1% мирового рынка, поэтому для инвесторов наличие в портфеле стартапов с развитых рынков серьезно повышает устойчивость и снижает риски неудач. Во многих странах мира, особенно если речь идет о commonlaw (США, Израиль), процесс инвестирования отработан до автоматизма, изучить его несложно, поскольку используются простые и прозрачные схемы. Все эти причины вкупе с осложнившейся геополитической обстановкой и последовавшими за ней экономическими проблемами подталкивают российских инвесторов активнее присматриваться к новым географиям.

США и Израиль — легкие, но конкурентные, Китай и Африка — перспективные, но рискованные

Самыми развитыми с точки зрения венчурных инвестиций сегодня остаются Америка и Израиль. На этих рынках легко инвестировать, процессы понятны и прозрачны. Здесь максимальное количество стартапов и инвесторов, а значит, проекты имеют самые широкие возможности по выходам, в том числе на IPO. Однако конкуренция здесь также высока. Даже сейчас, несмотря на некоторую историю инвестиций, нашу репутацию и активность, самые топовые технологические проекты в первую очередь обращаются не к нам, а к тем, кто рядом, или к тем, у кого карман глубже. Нужно ли всем инвесторам в обязательном порядке выходить на рынки США и Израиля? Нет. Но если вы планируете собрать себе базу ликвидных инвестиций, то однозначно стоит изучить эти страны.

Если вы настоящий искатель сокровищ, готовый рискнуть ради больших перспектив, ваше место — в развивающихся географиях. В первую очередь, в Китае. Некоторые наши инвесторы имели опыт работы в Поднебесной, и результаты превзошли самые смелые ожидания. Мы пытались делать что-то там, но большого выхлопа не получили — не хватило экспертизы. Еще в топе у смелых инвесторов Африка, Бразилия, Индия. В Индии, кстати, у нас есть очень хорошие инвестиции.

Заходите на рынок через синдикат или представительство, не верьте посредникам
Зарубежные инвестиции — определенный стресс для любого, поскольку сделка идет в другой юрисдикции, на чужом языке. На мой взгляд, есть два основных пути интеграции в локальную экосистему. Фонду нужно открывать отдельные представительства в регионе инвестирования. Свою первую сделку в Израиле мы закрыли в 2012 году. Однако на рынке нас стали идентифицировать как надежного и порядочного инвестора только спустя несколько лет. Это долгий путь, связанный к тому же с большим количеством затрат, поэтому обычно его выбирают венчурные фонды.

У инвесторов с небольшими чеками и бизнес-ангелов нет возможностей заниматься юридическим оформлением, широким отбором проектов и т. д. Для этого в каждой стране существуют специальные клубы, объединения и площадки, позволяющие минимизировать усилия: кто-то дает полный цикл, кто-то закрывает отдельные аспекты (допустим, только собирает pipe-line или помогает со структурированием). В Израиле есть, например, площадка «Альта-клуб», которая ежемесячно предлагает несколько проектов для соинвестирования. На мой взгляд, участие в синдикате — это отличный способ диверсификации рисков. Инвестируйте с уже опытными игроками, которые понимают особенности рынка и оценивают все подводные камни, а заодно рискуют и собственными деньгами.

То, что я точно не рекомендую, — это пользоваться услугами посредников. Лучше делать самому либо вместе с другими инвесторами. Посредник просто знакомит инвестора и проект, получает часть денег и умывает руки.

Обычно в нашей сфере есть два типа партнерств: равное и лидирующее. В первом случае все инвесторы равны, они обмениваются своим видением, мнениями, информацией, но домашнюю работу (оценку проекта, рынка, технологии и др.) каждый делает сам. Если речь идет о партнерстве с инвестором-лидером, то обычно именно этот игрок занимает главное место в раунде, он ведет переговоры от лица синдиката, на нем лежит ответственность за анализ проекта и проработку рисков. Лид-инвестор делится информацией со своими партнерами, указывает им на риски, но как бы говорит: «Я верю в этих ребят, вижу в них такие-то перспективы».

Учитывайте специфику рынка и страновые риски

В числе основных ошибок, которые допускают инвесторы на новых для себя рынках, — непонимание специфики региона и психологии людей. Например, неадекватная оценка технологических трендов может привести к неправильному фокусу. Психологические риски — также одни из самых серьезных. Мы работаем с проектами, а проекты — это люди, и непросто бывает правильно оценить людей в незнакомом тебе культурном контексте. Часто бывает, что инвестор вложил денег в команду, а у людей поменялось настроение, они передумали делать бизнес, и все развалилось.

То же самое и с инвесторами: только с опытом приходит понимание, что не все «да» на самом деле несут под собой положительные намерения. В каких-то странах «да» значит «может быть», а где-то это вообще ничего не значит. Конечно, все это индивидуально, но страновой отпечаток тут тоже есть.

У нас был опыт инвестирования в стартап в Бразилии: сильная международная команда, с американским образованием, из крутых консалтинговых фирм, сильные инвесторы, и с рыночной точки зрения все вроде было нормально. Но вот то, что мы не учли, это местная культура обмана и мошенничества. Там все это процветает даже сильнее, чем в России. Наша портфельная компания занималась кредитованием, и процент «плохих» долгов в итоге зашкалил. Поначалу люди вели бизнес на доверии, и их поминутно «кидали». Сейчас эту проблему нам удалось решить, проект вошел в стадию роста.

Внимательно читайте документы

В сфере высоко рисковых инвестиций необходимо досконально изучать юридические особенности каждого рынка. Зарубежное законодательство, с одной стороны, старается максимально защитить инвесторов, а с другой стороны, делает определенные реверансы в сторону стартапов. Например, в США существует такая форма договора, как «save». Обычно инвестор либо покупает долю, либо дает предпринимателю кредит, который позднее может конвертироваться в долю. А save — это некое обещание получить долю «когда-нибудь». При этом в случае наступления негативных событий проект ничего не должен инвестору, может ни долю не давать, ни денег не возвращать. Мы в такие формы соглашений идем очень редко и в основном на небольших суммах, когда мы оценили и увидели, что проект быстро перейдет на следующую стадию и там уже получит прибыль. Но я знаю массу случаев, когда люди бездумно копируют эту форму как самую простую и безопасную для стартапа, инвестор подписывает ее, не поняв специфики, и в итоге оказывается ни с чем. На мой взгляд, проектов, с которыми можно работать по соглашению «save», не более 1%.

А вот, например, в Англии инвесторы стараются инвестировать в общие акции, а не в привилегированные. Согласно местному законодательству, если ты инвестировал в общий капитал компании, то эти инвестиции можно зачесть в счет уплаты налога. Такая вот интересная инициатива для стимулирования инвестиционной среды: вместо уплаты налогов ты можешь инвестировать в стартапы.

Не верьте всему, чем пугают СМИ

Я работаю на международном рынке уже много лет, но я никогда не сталкивался с предвзятым отношением к российским инвесторам. Понятно, что наш фонд не первый в очереди на попадание в капитал какого-нибудь звездного стартапа, но это не связано с гражданством наших основателей. Скорее наоборот: иногда именно оно дает тебе определенные преимущества. Неоднократно к нам обращались проекты из Америки и Израиля уже после того, как им отказало какое-то число местных инвесторов. Мы же можем нормально с ним поговорить, дать им шанс. Другой вопрос, что часто к нам приходят проекты, где все инвесторы — выходцы из России или Украины. Тут уже возникает подозрение: почему никто из местных игроков не воспринимает эту команду всерьез?

Причин может быть масса. Так, например, мы закрыли несколько очень крутых инвестиций. Местная венчурная элита презрительно отнеслась к перспективным проектам, посмотрела их сквозь пальцы, ведь к ним стоит очередь из желающих получить инвестиции. А мы вкладывали в них и иногда выигрывали очень сильно! Смотрите внимательнее: иногда мимо сита больших и раскрученных фондов высыпается много перспективных стартапов.

Бизнес-журнал | сентябрь | #9 2018