СКРЫТЫЕ ЧЕМПИОНЫ

Прослушать новость

На фото: Елена Бондаренко

Елена Бондаренко, директор предпринимательских программ Московской школы управления СКОЛКОВО, составила свой портрет российского предпринимателя, приходящего на ее занятия.

— Прежде всего, для кого предназначены обучающие программы в бизнес-школе СКОЛКОВО?

— На предпринимательских программах учатся в основном управляющие собственники малого и среднего бизнеса и их команды. Те, кто владеют и управляют бизнесом одновременно. В современной действительности у них появляется достаточно много сложностей и вопросов, потому что они занимают позиции менеджера и предпринимателя в одном лице.

— Предприниматели — это не просто взрослые люди, а достаточно успешные, которые прошли большой путь и немало повидали, с большим жизненным опытом, нацеленные на результат. Их трудно чем-то удивить. Насколько легко проходит обучение с ними?

— На мой взгляд, это самая интересная целевая аудитория для обучения, потому что они ценят собственное время и ресурсы, у них всегда есть четкое целеполагание, и они серьезно настроены на получение образования. А бизнес-образование — это всегда процесс двусторонний. Если участник программы занимает клиентскую позицию и предполагает, что он покупает интеллектуальный сервис, ожидая обслуживания, то результата обучения не будет. Мы можем спроектировать любую образовательную модель, контент, форматы, пригласить на площадку разных профессоров, но эффективности можно добиться только в том случае, если обучающийся понимают, что, зачем и как он хочет использовать в своем бизнесе.

Есть и одна сложность включения предпринимателей в образовательный процесс. Это люди деятельные. Интервал времени между полученными знаниями и желанием что-то с ними сделать для них очень короткий. Однако чем сложнее контент, чем более трудную стратегическую задачу они решают, тем больше нужно времени, чтобы сформировалось масштабное мышление. В этот момент важно остановиться. Применять знания, конечно, тоже нужно, поэтому и программа называется «Практикум». Но есть вопросы сложные, над которыми нужно подумать еще какое-то время. В этом и заключается большая сложность, потому что непросто остановиться и подумать, когда можно бежать и действовать.

— Существует ли дифференциация в программах?

— Мы проводим исследования и проектируем наши программы для разного жизненного цикла бизнеса и конкретных ситуаций, с которыми сталкиваются предприниматели. Наша задача — оснастить их новыми инструментами мышления.

«Практикум» — это программа по трансформации бизнеса из малого в средний и построению стратегической модели кратного роста. Программа для бизнесов, которые существуют уже 5–7 лет, и перед ними стоит вопрос о следующей предпринимательской ставке на российском рынке.

После обучения по этой программе, когда предприниматель сформировал свое новое стратегическое видение, ему нужно подготовить свою команду, чтобы дорабатывать эту стратегию дальше. Поэтом у программы «Практикум» есть продолжение — «Практикум Штаб», созданный для команды предпринимателя.

Также мы обнаружили тренд, связанный с международным развитием малого и среднего бизнеса в мире и ростом количества экспортеров у нас в стране. Для них мы создали программу Global Shift. На ней обучаются управляющие собственники компаний малого и среднего бизнеса, у которых появилась задача построения международной стратегии и новой сборки своих бизнес-моделей на глобальном рынке.

Также мы проектируем программу для менеджеров небольших компаний.

— В своих интервью вы говорите о новом мышлении, к которому не готово большинство российских руководителей. На ваш взгляд, мы настолько неповоротливы в сфере бизнеса, или это больше вопрос менталитета и психологии ограничений, когда люди сами устанавливают себе потолок?

— Масштаб личности действительно определяет масштаб бизнеса. Но это не психоэмоциональные ограничения. На масштаб мышления и горизонт планирования влияет то, насколько человек свободно себя чувствует, какие у него представления о мире, развиты ли его социальные навыки, какая у него связь с культурой. И в этом плане, конечно, нужно заниматься собственным развитием.

— Последние социологические исследования говорят о том, что в обществе наметился запрос на качество, на узкую специализацию, на профессионализм в определенной точке роста. Как вы прокомментируете это в отношении предпринимательства в России?

 — Есть очень интересный феномен — «скрытые чемпионы», описанный Германом Саймоном, экспертом в области стратегии и маркетинга. Это не российское и не сегодняшнее явление, а глобальный мировой феномен, которому очень много лет. Кто такие «скрытые чемпионы»? Это немецкие компании среднего размера, оказывающие специальные услуги и производящие уникальные продукты высочайшего класса. В частности, существует около 1500 немецких компаний, которые этот феномен отражают. Если у бизнеса есть особенная компетенция, опыт нескольких поколений и понимание своего места и своей конкурентоспособности на глобальном рынке, можно себе позволить узкую специализацию.

— Вы каждый день сталкиваетесь с современными предпринимателями. Как вы им помогаете, чтобы они смогли начать «глобальную» игру на мировой арене?

— Мы строим программы образования, как практические лаборатории. В них предприниматель создает карту событий и полевых действий для своего бизнеса. Он решает вопросы о продукте, с которым собирается работать, выстраивает алгоритмы производства, создает бизнес-модель, углубляет свое представления о мировом рынке. То есть это совсем не похоже на формат, когда тебе читают лекцию, а потом ты сдаешь экзамен. Мы даем предпринимателю проектировочный полигон и лабораторию, чтобы смоделировать новые ситуации и изменения. Такой подход к организации образования может сократить издержки и риски, с которыми постоянно сталкиваются предприниматели.

— Насколько остро ощущается необходимость в том, чтобы российские компании вышли на уровень международных рынков? Мы выросли, и нам есть что показать?

— Бизнес сам определяет, какие рынки ему нужны исходя из логики своего развития. Макроэкономическая ситуация такова, что, по статистике, доля малого и среднего бизнеса в общем объеме несырьевого экспорта в России составляет меньше 1%. В Китае она составляет около 68%. Это, конечно, крайние бенчмарки. Получается, что наше развитие не в сырьевой отрасли пока незаметно, но тренд растет. Увеличивается количество компаний и проектов, которые двигаются в эту сторону. Можно назвать российские мультипликационные сериалы «Смешарики» и «Маша и Медведь», которые транслируются не только в России; SPLAT или, например, наших выпускников — «Сибирское здоровье», экспортирующих свои продукты в 64 страны мира.
 
— Мир изменился благодаря современным технологиям. Почему сегодня в России бизнес опасается или не видит выхода на глобальные рынки? Сможем ли мы догнать тот же Китай в этом отношении?

— В Китае построена целая система, ориентированная на экспорт, которая позволяет это делать. Не стоит мыслить категориями «догнать», нужно заниматься своими предпринимательскими ставками, конкурентоспособными моделями и наращивать свою компетенцию.

Существует эволюция развития международного предпринимательского мышления. Сначала предприниматель начинает думать об экспорте. В какие страны можно организовать продажи, где есть спрос на то, что создает его бизнес? Следующий этап — международное развитие, как построить международную бизнес-сеть. Третий этап — строительство глобальной компании, которая воспринимает мир как большую площадку для возможностей и ресурсов.
 
— В России до сих пор отношение к предпринимательству неоднозначное. Как вы считаете, что надо сделать, чтобы люди хотели стать предпринимателями, так как малый и средний бизнес является настоящим драйвером для развития экономики страны?

— Этот вид деятельности должен быть признан одним из самых ценных и нужных, потому то предприниматели создают новые рабочие места, продукты, добавленную стоимость. Если говорить о воспитании, развитии и образовании, было бы здорово включать в учебники истории информацию о предпринимателях, которые сами по себе являются историческими персонажами, и говорить о предпринимательской деятельности. Она у нас ни в каком виде не присутствует в образовательной системе, не встроена в те форматы образования, через которые проходит современный человек.

— Есть те, кому предпринимательские программы точно не подходят?

— Да, есть. Нужно понимать, что бизнес-образование — это инструмент. А любым инструментом нужно пользоваться вовремя и осмысленно. Если бизнес находится в живой активной фазе, модель создана, ставки сделаны, инвесторы привлечены, команда включена — работайте! И приходите к нам с вопросом следующего шага развития.
 
— Предпринимателями рождаются? Можно ли сказать в школе, что у того или иного ребенка есть явные задатки к предпринимательской деятельности? Предприниматель — это всегда талант?

— Есть качества, которые необходимы предпринимателю, например, склонность к риску. Предприниматели — рискованные люди, они делают ставки, оперируют своими и чужими деньгами и ресурсами. Это качество есть у человека от рождения. Важным качеством для предпринимателя является воля, но ее сложно тренировать. Есть некоторые другие. Все остальное можно выработать в рамках образовательного процесса, например, умение формировать бизнес-модель, собирать команды, создавать конкурентное преимущество.

Бизнес-журнал | сентябрь | #9 2018