Дмитрий Портнягин: Человек-трансформатор

Прослушать новость

Текст: Анна Рузанова, фото: Михаил Брычев

«Мы сами должны стать теми переменами, которые мы хотим увидеть в мире»
Махатма Ганди

Наша встреча с Дмитрием Портнягиным назначена в одном из самых модных пространств Москвы. Это средоточие арт-площадок, кофеен, маленьких магазинов и фотостудий. Во дворе тихо играет музыка, молодые девушки снимают друг друга на камеры в антуражах в стиле хюгге. Кажется, здесь воедино собрано все, что сейчас так модно. Удовольствие от самого простого и никакой роскоши. Уют и спокойствие. В одночасье ситуация меняется. Внизу я слышу рев спортивного авто.

— Приехал Дмитрий, — сообщают мне и добавляют: — На «Феррари»!

— На красном? — спрашиваю я и получаю отрицательный ответ. — А на каком тогда?

Через мгновение появляется Дмитрий. Кажется, что он перемахнул три этажа за секунду. Блестящие очки, лаковые туфли, взъерошенные волосы. Ощущение скорости и полета во всех его движениях. На ходу поправляет пиджак. Смеется, что обычно в таком виде не ходит, но попросили для фотосессии. В процессе фотосъемки я замечаю на строгом костюме цветные лацканы. И этот образ явно перекликается с тем, о чем мы будем говорить спустя несколько минут. Хотя бизнес — дело серьезное, но делать его можно легко и с удовольствием. Иначе в нем нет никакого смысла. Бизнес может быть нетривиальным. Как синий «Феррари».



— О вас сегодня много говорят. Вы, что называется, «на хайпе», особенно среди молодых. А какое отношение к вашему сообществу продвинутых на технологиях предпринимателей сформировалось у более взрослого бизнес-сообщества?

— Я разбирал много кейсов предпринимателей разного возраста. Для себя я разделил этих людей на три категории. Первая — это те, кто вообще не видит таких, как я, не знает, мы вне их информационного поля. Они разговаривают по-другому, ведут дела по старинке, стараются абстрагироваться от технологий. Это просто другой стиль, и они предпочитают работать с себе подобными людьми. Диджитализация рынка их совершенно не волнует. Это неплохо, просто они работают на тех рынках, где это, возможно, и не очень нужно. Вторая группа — это те, кто меня знает. Они прислушиваются и даже порой заимствуют у таких, как я, интересные навыки и идеи. Это люди, которые раньше жили по-другому, а потом «поварились» с нами и поняли, что здесь совсем другая скорость, другая энергия. Их это притягивает. Третья категория — это очень технологичные предприниматели. Они много обучаются, всегда понимают, что происходит, у них молодой топ-менеджмент. В общем, они в теме. Недавно я познакомился с Дмитрием Каменщиком, председателем совета директоров группы DME (аэропорт Домодедово), 32-е место Forbes. Ему 50 лет, и он знает вообще всё! У них огромный IT-отдел, где он сам принимает решения, где именно он подсказывает, что нужно сделать. Этот человек живет с нами на одной волне. Я не говорю, что кто-то хуже, а кто-то лучше. Просто сейчас многое меняется в бизнесе, и более старшее поколение должно научиться слушать молодых.  

— То есть вы видите этот поколенческий разрыв? Как эта разница проявляется в ведении бизнеса?
 
— Молодые предприниматели — это очень эффективные управленцы, и они наступят на пятки любому рынку. У взрослых и технологичных на 100% больше шансов удержать и развивать свой бизнес, чем у взрослых и нетехнологичных. Но есть проблема: они не подпускают молодых к своему бизнесу вообще, они не готовы что-либо менять. Я недавно был на производстве пива «Жигули» в Самаре. Когда разговор зашел о продажах, руководители предприятия отметили, что экспорт небольшой, не такой, как хотелось бы. Я спросил: «У вас есть отдел маркетинга?» Они ответили: «Нет!» Позавчера я был на производстве компании MARS. Насколько они крутые, большие! Они инвестировали в российскую экономику 2 млрд долларов. Это маркетинг, адаптация продукта, абсолютно другой менеджмент и технология продаж. Кто с ними может конкурировать? Они пошли и купили «Коркунов». Дальше они пойдут и купят другие фабрики, потому что у них есть все технологии, и они знают, что с этим делать. Здесь так же работают российские ребята, большинство которых из Подмосковья. Просто они внедрили американскую систему маркетинга. Кто мешает остальным сделать то же самое?

— Как гласят законы рыночной экономики, для того чтобы получить деньги, их нужно у кого-то забрать. Основные финансовые потоки и крупную собственность контролируют все-таки люди «в возрасте». Сумеют ли молодые предприниматели отобрать у них капиталы?

— Отобрать — это как-то слишком круто сказано. Скорее, поменять рынок таким образом, что у конкурентов просто не будет шансов что-либо делать. Возможности диджитал сейчас показывают, как в одночасье можно взять и перевернуть рынок. Многие предприниматели «в возрасте» думают, что бизнес всегда будет. Сейчас управленцы они, а потом будут их дети. Тот же самый список Forbes, который я активно исследую в своем блоге, очень сильно поменяется в последние 5–7 лет. Он очень сильно помолодеел. Мне сейчас 30 лет, и я не могу сказать, что я молодой предприниматель. Я сейчас нахожусь как раз между взрослыми и молодыми бизнесменами. Потому что сейчас уже есть совсем молодые девчонки, которые открывают свои онлайн-школы и зарабатывают по 500–700 тысяч рублей в месяц. Я знаю парня, который в 14 лет на базе telegram сделал бизнес и зарабатывает гораздо больше, чем его мать и отец вместе взятые. Он спрашивает у меня совет не о том, как добиться успеха, а как объяснить родителям, почему так происходит.

— А в вашей семье был пример «заразительного» предпринимательского таланта?  

— Я видел, как строится бизнес в 90-е на примере своего отца. Поэтому, когда я начинал свое дело в 2007 году — в предкризисное время в маленьком городе Благовещенске, я тоже делал все по старинке. Но уже тогда я понимал, что многое нужно изменить, чтобы добиться успеха. Я перенял манеру отца делать все легко. Поэтому я с детства был уверен в том, что все в этом мире легко и все возможно. Мы жили в Тынде, Амурской области. Очень маленький город, далеко от центра России и в очень холодном месте. Отец продавал овощи и фрукты, первым завез кофе в период пустых прилавков. Легкость — это коммуникации, общение, умение договариваться, харизма. И еще он брался за абсолютно разные темы. Есть люди, которые занимаются, например, только луком или яблоками. Он же занимался бензином, аккумуляторами, машинами, игрушкой и везде имел свой успех. Но у нас не было никакого богатства, все делалось на будущее. Я, как любой ребенок, в детстве хотел очень многого. Это была для меня самая большая мотивация — больше никогда не испытывать чувство, что я себе чего-то не могу позволить. Если я что-то захотел, я себе это обязательно куплю. Я научился инвестировать и зарабатывать, но также я научился и тратить.

— Вы все-таки бизнесмен или медийная персона?  

— Конечно, я предприниматель, а медийность — это level up. Выйти к людям, рассказывать им что-то и показывать — для меня это был вызов. Вообще я всегда так жил, только не показывал это всем. А потом попробовал и увидел, насколько это оказалось близко многим. Я делаю акценты на масштабах, на технологиях. Некоторые говорят, что я мало показываю свои собственные бизнесы. Но ведь у нас нет бутылок с вином, как у Евгения Чичваркина, которые можно показать. У нас практически все сосредоточено на сервисе: логистика, брендинг-агентство, маркетинговое агентство, клуб предпринимателей, туристическая компания. Я умею делать сервисы, и я делаю это хорошо. Я кайфую от того, что я строю системы, делаю бизнес онлайн. Практически все мои бизнесы основаны на коммуникациях с клиентами. Они моментально рождаются в голове и мгновенно реализуются. Как правило, такая скорость дает мне возможность, даже если я иду в неправильном направлении, быстро с него свернуть. Для меня это не будет проигрышем. Просто будет понятно, что нет рынка или маленькая маржа, или что продукт неинтересный.

— От какой суммы вы готовы зафиксировать убыток?

— От любой суммы могу зафиксировать убыток, если дело не пошло. Мне не нужно год или два все это вынашивать, я не надеюсь на чудо. Если я вижу, что тема не работает, я ее закрываю и всё. Да, я теряю деньги, но иначе я могу потерять время. Но это тоже пришло не сразу. В 2012 году я начал вести подкаст о бизнесе с Китаем «Правда в чае». Тогда я решил, что если завести еще интернет-журнал, то там можно будет продавать рекламу, заказные статьи. Я набрал дизайнеров, копирайтеров, журналистов. Вложил около 200 тысяч долларов. И я долго–долго его тянул. А дело было в том, что просто не было рынка. Не надо свято верить в свои проекты. Нужно много советоваться, общаться. Приди к разным авторитетным для тебя людям и покажи: вот мой проект, и он не взлетает, что мне делать?

— Сейчас вы сами приходите к матерым бизнесменам и интервьюируете их. Идея «Трансформатора» пришла вам в голову сразу?  

— Сначала я поставил цель стать спикером. Начал с малых сцен на форумах, потом размеры площадок становились все больше, но мне уже было мало. Казалось, что охват людей небольшой, а энергии я тратил очень много. Тогда я подумал, почему бы не создать свой youtube-канал, чтобы транслировать все это на большое количество людей. Работа на камеру для меня была новым вызовом. После канала я еще написал книгу. И сейчас продано больше 200 000 экземпляров. Все начиналось по фану. Осознанность появилась после того, как тысячи людей начали писать мне о своих проблемах и сложностях. Я и не подозревал о том, что такое количество людей мечтает о том, о чем мечтал когда-то я сам. Тогда я почувствовал ответственность. Мне захотелось мотивировать их, показывать им, что жизнь может быть другой.

— На своем канале вы много говорите про мотивацию и психологию. Разве это важнее, чем экономическая модель, которая включает в себя прибыль, капитализацию, налоговую оптимизацию и многое другое?
 
— Психология и мотивация важнее. Есть позиция предпринимателя, и она про риски, про стратегическое мышление, про осознанность, мотивации, прорывы, серьезные решения. Это огромный процесс, когда ты меняешься. Когда меня упрекают в том, что я не даю практических советов на тему, как выстроить отдел продаж или про какие-то цифры не говорю — это не про предпринимателей вообще. С чего вы взяли, что предприниматели этим должны заниматься? Предприниматели — это композиторы, создатели, визионеры. Сколько людей убивают свой талант, занимаясь операционной деятельностью, которой мог бы заниматься хорошо обученный менеджер. Все предприниматели должны занять свою истинную позицию и продолжать что-то создавать. Тогда у нас появлялись бы свои Стивы Джобсы и крупнейшие корпорации с мировой славой.

— Как функционируют ваши бизнесы?
 
— Я разделил все управление на «маму», «папу» и «дедушку». Мама — это системный младший партнер, который занимается управлением изнутри: он работает с людьми, он контролирует все бизнес-процессы, занимается цифрами, выстраивает аналитику, докручивает все продукты и делает их лучше. Я занимаю позицию папы. Папа работает «в полях», он должен вдохновлять команду, он должен приносить ресурсы: знания, связи, деньги. Также от меня они получают лояльность к брендам, потому что я много трачу на маркетинг и персональный бренд. Одиннадцать мам и один папа составляют группу компаний, которые являются успешными. Третий уровень — дедушка, это тот, кто управляет капиталами, не принимая никаких решений. Дедушка — это опытный частный инвестор, который уже прошел позицию мамы, папы, и сейчас он готов инвестировать в разные проекты, чувствуя их изнутри и получая от них максимальный доход. Для меня есть три обязательных показателя. Это возврат инвестиций, выручка и чистая прибыль. Предприниматель создает продукты, он создает новые рынки. Он по-другому смотрит на этот мир.

— Как вам удается удерживать контроль над вашими бизнесами, не погружаясь в них полностью?

— Примерно это выглядит вот так, — Дмитрий открывает приложение на своем телефоне и показывает мне графики и цифры. — У нас своя система. Вот мои партнеры, вот мои бизнесы, здесь мы можем посмотреть любые цифры, и кто какие задачи выполняет. Если мне срочно нужен ответ на вопрос по моему бизнесу, я захожу в мобильный телефон и смотрю. Если у тебя нет доступа к информации, то у тебя начинает развиваться паранойя, что кто-то ворует, кто-то неэффективен. Поэтому надо поработать над собой и над инструментами, которые будут поставлять тебе эту информацию. Мы собираемся с партнерами и разговариваем. Я называю это синхронизация. Я как истинный предприниматель вижу эти продукты со стороны, потому что я вышел из этой системы. Я даю им наставления. Они задают мне вопросы. Это система полной открытости, взаимопомощи.

— Разве каждый человек может быть предпринимателем?

— Как показывает практика, да. Но не каждому это нужно. Если сделать эксперимент: взять человека, посадить его с двадцатью предпринимателями в одном пространстве, он тоже через месяц станет предпринимателем. У нас очень плохая статистика по тем, кто потенциально хочет стать предпринимателем. Она в десять раз ниже, чем в Европе или в США. Вот это действительно грустно. Мне хочется, чтобы люди просто хотя бы попробовали и посмотрели в этом направлении. Раньше для того, чтобы стать предпринимателем, тебе нужно было построить магазин, взять в аренду палатку, найти поставщиков, сделать документы, закупить товар, договориться с бандитами, с милицией. Теперь у нас есть интернет. Есть профиль в Instagram, через который ты можешь что-то продавать. Кто хочет другой жизни — тот делает.



— Трансформация сознания служит залогом успеха в бизнесе? Какие техники вы используете сами?

— 90% тех людей, которые делают большой бизнес, работают именно с мышлением. На основе того, как ты думаешь, ты действуешь, а действия приводят тебя к результату. Поэтому все начинается с мышления. В основе всех техник лежит не бизнес-модель, а состояние. Первая техника — перезагрузка. Переночевать в перуанских джунглях, устроить охоту на пиранью в Амазонке, проехать Арктику, слетать в Сирию. Уехать от красивой жизни. Посмотреть на жизнь по-другому. Вторая техника — заниматься тем, чего ты никогда не делал. Снимать блоги, совершить погружение на огромную глубину или восхождение на большую высоту, написать книгу. Третья техника — заняться своим окружением. Хочешь быть успешным предпринимателем — общайся с успешными предпринимателями. Еще одна мощная техника — заняться образованием. Всякий раз, когда я начинаю проваливаться, я начинаю учиться. Техник много: помогать людям, ставить себе большие цели и вызовы. Я ненавижу то, что не имеет никакого смысла.

— Техник много. С какой начать?

— Начинать нужно с себя. Ирина Хакамада сказала, что, пока российский народ не научится брать на себя ответственность, у нас ничего не поменяется. Мы должны ставить цель менять людей и брать на себя ответственность. Я не знаю, как сделать мир лучше. Но я знаю, что нужно сделать, чтобы предпринимателей стало больше. Первое: мы должны сделать информационное пространство вокруг предпринимателей позитивным. «Трансформатор» эту задачу решает. Второе: предпринимательство должно быть модным. Поколение молодых живет «на хайпе» и на коротких трендах. Предприниматели должны быть новыми Гагариными. Если раньше мальчишки мечтали быть космонавтами, то сейчас они должны мечтать быть предпринимателями.
 
— В чем вы лучший?

— Я не знаю. Однажды я описал свою жизненную ситуацию, и она нашла отклик у людей. Они стали двигаться, захотели тоже стать успешными. Я рад, что рядом со мной люди, с которыми я в любой момент могу улететь в любую точку земного шара. Я семьянин. Я по-настоящему люблю свои бизнесы и никогда не буду заниматься скучными для меня вещами. Поэтому кому-то больше нравится моя семейственность, а кому-то то, что во мне много рок-н-ролла. В бизнесе я абсолютный панк. Я вывел формулу, что сегодня не нужно делать бизнес ради бизнеса. Нужно делать бизнес ради счастливой и свободной жизни. Наверное, я один из лучших в том, что все делаю очень легко. Придумал бизнес-идею — и улетел в космос. Поэтому сегодня Гагарин — это я, а завтра нас будет
много!